Нужен Геракл. Александрия

3 апреля, 2009, 15:44 Распечатать

С неотвратимостью стихии они время от времени появляются под стенами властных институтов. С собст...

С неотвратимостью стихии они время от времени появляются под стенами властных институтов. С собственноручно написанными плакатами: «Верните нашу зарплату!», «Дайте работу!», «Отдайте трудовые книжки!» Такие пикетчики и в кризисные 90-е, и в нынешние тяжелые (а когда они были легкими?) времена — не диковинка. Многие прохожие, скользнув глазом по негустой толпе, идут дальше. Но если подойдешь ближе, поражают погасшие глаза, изможденные лица. Сразу видно: эти люди давно живут в нищете и неизвестно когда из нее смогут выбраться...

Их беда не только в том, что предприятия, где они раньше работали, либо стали убыточными и не имеют возможности платить зарплату, либо остановлены полностью. А еще в том, что они не могут забрать свои трудовые книжки, чтобы искать легальный заработок. Фирма-арендатор, вызвавшаяся навести порядок на их предприятиях, не желала вносить туда соответствующие записи, и люди оказались в двойном круге — и безденежья, и отсутствия документов. Только на днях проблему с трудовыми книжками, по словам заместителя председателя Кировоградской облгосадминистрации Василия Сибирцева, все-таки решили. Но до решения основных проблем когда-то огромной государственной холдинговой компании «Александрияуголь» еще далеко...

Ошибка? Обходится дорого...

Сегодня все большие и маленькие начальники говорят, что это была грубая ошибка — разорвать целостный имущественный комплекс ГХК «Александрияуголь» и отдать его части в аренду двум различным арендаторам — днепропетровской фирме ООО «ИВЕК «Эксплерент» и донецкому ЗАО «Энерго­уголь». Если за последним еще стоял мощный собственник — Константин Жеваго, на ответственность которого можно хоть как-то полагаться (хотя и она оказалась недостаточно надежной), то фирмачей «Эксплерента» теперь называют едва ли не мошенниками, у которых, кроме стола и компьютера, ничего не было. Многие обвиняют тогдашнее руководство области (с тех пор — уже четвертый глава) — куда, мол, смотрели?

Сложно сказать, действительно ли это был просчет. Скорее областная власть, как за соломинку, хваталась хоть за какую-то частную ини­циативу, ведь когда стало ясно, что государство нескоро обратит внимание на бурый уголь Александрии с его устаревшими технологиями и изношенным оборудованием, осталась одна надежда — частник. В то время выкупать такие крупные комплексы не позволял закон, оставался один путь — аренда. По мнению Василия Сибирцева, эти экономические ножницы — невозможность приватизировать и неуверенность арендатора, что он за время аренды сможет возвратить вложенные средства — и перерезали горло когда-то мощной ГХК «Александрияуголь». А в то время подобная форма аренды государст­во устраивала, избавляя его от обязанности дотировать убыточное производство. Но временная выгода, как это часто у нас бывает, обернулась большими бедами.

Пять лет назад, когда лихорадочно пытались решить проблему, в договор аренды даже не записали, какие же конкретно инвестиционные обязательства берут на себя арендаторы. Если бы это было сделано, то сегодня, когда срок аренды истекает, по мнению председателя Кировоградского областного совета Николая Сухомлина, можно было бы говорить об определенных правовых последствиях. В нынешней же ситуации, когда плачевные результаты «хозяйствования» арендаторов известны, речь не идет не только о возмещении убытков — огромным камнем преткновения остается даже погашение заработной платы, платежей в Пенсионный фонд, не говоря уж о местном бюджете.

Конечно, виноваты не только арендаторы, фактом остаются и непродуманные, стратегически не взвешенные шаги государственных институтов, но от этого печальные последствия не улучшатся. Из 17 тыс. работавших на ГХК «Александ­рияуголь» осталось на рабочих местах 2 тыс. По данным теркома профсоюза работников угольной промышленности, на 1 марта задолженность по заработной плате с начислениями на предприятиях, находящихся в аренде ЗАО «Энерго­уголь», составляет 30,3 млн. грн. Несколько предприятий бывшей ГХК уничтожены полностью, некоторые — в состоянии ликвидации. Можно понять возмущение головы города Алек­сандрия Алексея Скичко непродуманностью действий и государства, и арендаторов. Недополучив более 2 млн. грн. в бюджет, город вынужден изыскивать возможности, чтобы финансировать инфраструктуру.

«Даже арендаторы себе такого не позволяли...»

Неэффективными работодателями оказались не только арендаторы, но и государство. Дело в том, что два года назад по требованию горняков хозяйственный суд Днепропетровской области досрочно прекратил договор аренды с «Эксплерентом», и несколько едва дышащих предприятий было возвращено в государственную собственность. Их от Фонда госимущества принял Минуглепром, присоединив к действующему в то время государственному предприятию по добыче и переработке бурого угля ПО «Буруглекомплекс». А позднее было создано отдельное государственное предприятие «Буруголь».

Из государственного бюджета выделили несколько миллионов гривен, чтобы залатать самые большие дырки. Но, как утверждается в обращении теркома профсоюза угольщиков к министру труда и социальной политики Людмиле Денисовой, в приказе Минуглепрома о передаче государственного имущества, находящегося в аренде, вопросы обеспечения социально-правовых гарантий работникам не отражены вовсе, а в приказе о создании ГП «Буруголь» об этом сказано нечетко. Итак, работники возвращенных из аренды предприятий стали ничьими, учет их рабочего времени с момента передачи имущества никто не вел, эти люди не имеют трудовых книжек, не могут получить заработную плату, оказались вне права на назначение или перерасчет пенсий, получение больничных и т.п. Уже два(!) года эту проблему не могут решить, хотя уважаемые государственные институты — Минтруда и Минуглепром — выдали грозные предписания. Как вода в песок.

Люди уже устали ходить по судам. Да и те, даже вынося решения в их пользу, фактически ничем не могут помочь. Например, задолженность по заработной плате со стороны ООО «ИВЕК «Экспле­рент» (а это почти 5 млн. грн.), несмотря на решение суда, остается непогашенной. Да, счета фирмы арестовали, но денег на них, естественно, оказалось мало, поэтому государственным исполнителем вынесено постановление о возврате исполнительных документов взыскателям без исполнения. То есть бумажки вернули, а когда будут деньги — никто не знает. Крайних, как всегда, нет... Терком предлагает включить эту задолженность в промежуточный ликвидационный баланс и погасить за счет реализации имущества. Но будет ли это сделано и когда, опять-таки неизвестно.

Если в 2008 году государство хоть как-то платило текущие заработки тем, кто еще оставался на рабочих местах, хотя и не провело надлежащих ремонтно-восстановительных работ, то в этом году финансирование вообще прекратилось. Опять задолженность по зарплате — более миллиона гривен, ГП «Буруголь» отключили от электроэнергии, чего, по мнению теркома, не позволяли себе даже нерачительные арендаторы, ведь это грозит затоплением разреза. Уровень воды уже поднялся более чем на семь метров от проектной отметки, что может плохо кончиться: грунт сдвинется и упадет опора транспортно-отвального моста длиной 320 метров. После этого эксплуатация разреза станет невозможной...

Доверие к властям катастрофически падает!

Естественно, все это вызывало шквал обращений к властям. Ни органы местного самоуправления, ни областная госадминистрация разрубить этот узел не могли и в свою очередь тоже апеллировали к высокопоставленным чиновникам. В конце концов, эти обращения вроде бы услышали и 24 сентября прошлого года Кабинет министров принял постановление «О мерах по решению некоторых проблем буроугольного комплекса». Содержание — замечательное, если таким эпитетом можно характеризовать официальные документы. Но так, наверное, сказал бы каждый работник бывшего холдинга, который годами ждет — не дождется справедливого решения не то что наболевших — вопиющих проблем.

Постановление предписывает многим государственным институтам навести наконец-то порядок. А Фонду госимущества — проследить, чтобы арендатор выплатил арендную плату и задолженность по зарплатам. И нужно было это сделать, как сказано в постановлении, в трехнедельный срок. Но прошло уже дважды по три месяца (о трех годах в известной поговорке и вспоминать не хочется), а воз и ныне там. На столе у заместителя председателя Кирово­градской облгосадминистрации — увесистая папка с протоколами различных совещаний, проводимых во исполнение упомянутого постановления и в облгосадминистрации, и в Кабмине, и в Фонде госимущества, и даже в Министерстве внутренних дел. Но круг кто-то заколдовал — до сих пор ни один пункт постановления не выполнен!

Председатель Кировоградского облсовета Николай Сухомлин вспоминает, как на одном из совещаний Андрей Клюев заметил Константину Жеваго:

— Костя, тебе решить эти все проблемы «Александрияуголь», что пыль с ботинок смахнуть.

Но у миллиардеров своя логика...

Два месяца назад терком угольщиков обратился к народному депутату Валерию Кальченко (члену фракции и председателю Кировоградской областной организации БЮТ). В письме резонно спрашивается: «Почему после трехкратного рассмотрения проблемных вопросов буроугольного комплекса, принятия Кабмином соответствующего постановления, учитывая то, что руководство ЗАО «Энергоуголь» принадлежит к Блоку Юлии Тимошенко, ситуация в трудовых коллективах снова усложнилась, робота предприятий полностью остановлена, они отключены от электроэнергии, а работников отправляют в вынужденные отпуска? Кто тут мешает стабилизировать работу? На кого жаловаться — на самих себя?!»

* * *

И все же ситуация в Александ­рии не безнадежна. Да, уничтожены несколько предприятий некогда единого комплекса. Другие — частично разрушены. Оставшееся оборудование устарело и изношено. Но осталась сырьевая база. Остался бурый уголь, который, например, может давать дешевую электроэнергию. Еще до эпопеи с арендой, вспоминает председатель облсовета Николай Сухомлин, александрийским углем заинтересовались в Турции. Но нужно было разработать проект (и, конечно же, вложить определенные средства), чтобы избавить его от примесей серы, которая при сгорании выделяла вредный ангидрид. Ну, и нужно было наладить производство окатышей из очищенного бурого угля. Кто знает, как бы сложилась судьба ГХК и города Александрии, если бы тогда осуществили эту немасштабную модернизацию...

Перспективы могут открыться и перед производителями горного воска, который когда-то добывали здесь (используется при бурении глубоких скважин, в самолетостроении и нефтегазовой промышленности). Завод уничтожен. Таких предприятий было два во всей Европе. Теперь частный предприниматель налаживает его производство.

Но самая большая тревога Александрии сегодня — в другом. В конце апреля истекает срок аренды. ЗАО «Энергоуголь» должно уйти. Но если Фонд госимущества только после этого займется оформлением нового предприятия (на этот раз, надеемся, ошибку не повторят, и остатки «Александрияуголь» вновь объединятся в целостный имущественный комплекс), которое только после такого оформ­ления планируют выставить на приватизацию, будет потеряно время. А люди вновь окажутся между небом и землей — без работы, без заработков, без какой-либо социальной защиты.

Сегодня этим весьма обеспокое­ны и городская, и областная власти. И хотя перспективы эффективной приватизации даже такого растерзанного предприятия есть, очень важно, насколько быстро и результативно сработают соответствующие властные институты.

Чтобы сдвинуть камень этих проблем, быстро расчистить путь будущему развитию, понадобится по крайней мере Геракл. Отыщется ли таковой? Он Александрии очень нужен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно