НОВЫЙ СТАРЫЙ ЕГИПЕТ

18 июня, 1999, 00:00 Распечатать

Вы узнаете эту страну? Подобный вопрос, гордо заданный местным жителем путешественнику, попавшему...

Вы узнаете эту страну? Подобный вопрос, гордо заданный местным жителем путешественнику, попавшему в Египет после продолжительного отсутствия, подразумевает ответ «нет», и в некотором смысле этого достаточно для выражения своей признательности. Древний Египет за свою историю пережил больше перемен, чем любое другое современное государство. И последние пять десятилетий, прошедших после революции Насера в 1952 году, также не были свободны от событий: страна перешла от войны к миротворчеству; потеряв статус лидера третьего мира, она попала под патронат США, а единство арабов сменилось их разобщенностью. Но на фоне таких сравнительно недавних перемен последние несколько лет можно смело назвать временем радикальных преобразований.

Е ще недавно страдавший от

стагнации, с неповоротливой экономикой социалистического типа, Египет решительно порвал с плановой системой хозяйствования и в настоящее время ходит в «отличниках» у Международного валютного фонда, считаясь образцом современной страны с развивающимся рынком. Его макроэкономические показатели вполне благополучны: рост ВВП стабильно составляет около 5% в год, инфляция - менее 4%, бюджетный дефицит - всего 1%, резервы иностранной валюты - 18 млрд. долларов, что покрывает 14-месячные потребности страны в импорте. МВФ, с которым Египет длительное время не мог найти общего языка, сегодня весьма лестно отзывается о стабилизационной программе местного правительства и о его успехах на современном этапе. Контроль за валютообменными операциями в стране упразднен. Ослаблены большинство ограничений, оказывавших неблагоприятное влияние на проведение финансовых операций. В стране, которая еще недавно отличалась своей скрытностью и замкнутостью, экономическая информация сегодня не только общедоступна, но и достаточно точна.

Как результат, частный бизнес довольно проворно выскальзывает из объятий гигантского и неповоротливого общественного сектора экономики, душившего страну на протяжении четырех десятилетий. Как ожидается, в следующем году в частных руках будет находится уже около 80% всей египетской экономики.

Происходят и вполне ощутимые материальные изменения. Старые города стали расти и вширь, и ввысь; новые здания и целые районы вырастают, как грибы после дождя, и заставляют отступать окружающую пустыню. Проекты, которые еще несколько лет назад казались только плодом воображения их создателей, сегодня уже воплощены в стекле и бетоне. Постепенно входят в строй ирригационные системы на юге и северо-востоке страны - это позволит 62-миллионному египетскому населению расширить тесные рамки своего обитания за пределы дельты и долины Нила. Это чрезвычайно важно для Египта, ведь 95% его жителей сегодня ютятся всего на 5% территории страны. Некогда пустынное и красивое египетское побережье Средиземного моря сегодня представляет собой сплошную стену фасадов загородных вилл с частными пляжами и причалами для яхт, владельцы которых составляют средний класс страны. Еще недавно абсолютно дикий берег Красного моря также преобразился и превратился в настоящий рай для туристов.

Те немногие египтяне, которые в эпоху Насера имели солидные капиталы и старались открыто не показывать этого, сейчас вполне привычно демонстрируют свои финансовые возможности. На улицах центральных районов Каира выстроились многочисленные дорогие бутики, а современных «мерседесов» здесь встретишь не меньше, чем старых разбитых таксомоторов. В обеденное время в ресторанах можно услышать разговоры преуспевающих бизнесменов о намерении переехать в один из строящихся в пустыне «спальных районов» -подальше от шума и загрязненного воздуха. А в выходные дни все больше состоятельных граждан отправляются играть в гольф в новом парке «Дримлэнд» в районе пирамид Гизы или отдыхать в роскошных отелях на частных курортах Красного моря.

И все же, и все же... Дей-

ствительно многое изменилось и продолжает меняться. Однако любой путешественник, посетивший Египет, заметит, что очень многого в этой стране перемены не коснулись. Достаточно послушать истории несбывшихся надежд тех, кто пытается удержать равновесие на крутых поворотах египетской экономики, и сетования миллионов, оставшихся не у дел в гонке за глобализмом, свободным предпринимательством и мобильными телефонами. За динамизмом взлетов предпринимателей и имеющих свое дело выпускников Гарварда притаился старый Египет, одиноко бредущий в никуда.

Правовая и регулятивная системы страны так и остаются непостижимо запутанными. Они включают в себя элементы множества различных законодательств - исламского, французского, оттоманского, британского и даже советского; к тому же в Египте действуют президентские и чрезвычайные указы. По этой причине судебные процессы длятся десятилетиями. Согласно одному исследованию, для регистрации собственности необходимо пройти 77 бюрократических процедур в 31 различной инстанции. Попытки же правительства провести реформы в этой области по-прежнему слишком робки, а потому безуспешны.

В государственных учреждениях по-прежнему работает треть работоспособного населения страны, еще треть занята в сельском хозяйстве. На государственной службе царит первозданный хаос: она низкооплачиваемая, немало чиновников некомпетентны и коррумпированны. Правительство подумывает о радикальном сокращении их числа, однако не знает, что потом делать с огромной армией безработных. В настоящее время их уменьшение происходит постепенно, на 2% ежегодно за счет предоставления пенсии в более раннем, чем предусмотрено законодательством, возрасте.

Заставить госслужбу работать более эффективно - поистине геркулесова задача. В верхних эшелонах власти ощущается острая нехватка опытных руководителей. Традиции египетской иерархии предполагают, что критерием для повышения в первую очередь является возраст, а не опыт; лесть в отношении старших коллег является чрезвычайно укоренившимся явлением, большинство низкооплачиваемых государственных клерков по-прежнему затрачивают минимум усилий на основном месте службы, так как получают свой основной доход, подрабатывая на стороне.

Е гипетское общество можно

сравнить с морем застоя, в котором иногда встречаются островки эффективности. Способные египтяне каким-то чудом все же ухитряются «выплывать» из местной системы образования, состояние которой нельзя назвать иначе, чем катастрофическим. Со времен революции внимание при обучении юных граждан страны уделялось главным образом количеству, а не качеству. Результат такого подхода нетрудно было предсказать. Существует колоссальное несоответствие между уровнем местного образования и требованиями, предъявляемыми к персоналу. Обладатели дипломов о среднем образовании в массовом количестве представлены среди безработных. Если в прошлом закончившие университет могли рассчитывать на какие-то должности в государственной сфере, то сегодня многие ищут работу по десять и более лет, а получив ее, в конце концов могут рассчитывать на плату, которая позволяет лишь как-то свести концы с концами.

Ко всему, из-за того, что экономическая либерализация не была подкреплена политическими реформами, египтяне не имеют возможности выразить свое отношение к способам государственного управления в их стране. Выборы являются демократическими только по форме. Министры, губернаторы и другие представители руководства назначаются президентом. Власть жестко централизованна и предполагает лишь незначительные полномочия местных органов управления. Политические «динозавры» нередко управляют своими министерствами как изолированными империями, игнорируя амбиции своих более молодых и по-современному мыслящих коллег.

В Египте по-прежнему соседствуют новые города, небоскребы и жалкие лачуги. Несмотря на появление новых путепроводов, мостов и широких автострад, движение в Каире остается таким же беспорядочным и шумным, каким оно было всегда. Сельские пейзажи также мало изменились. Крестьянин со своим сыном по-прежнему едет в запряженной ослом повозке с поля домой вдоль узкого канала. И ничто этого не в силах изменить - даже то, что в их доме теперь есть электричество, сам крестьянин с трудом находит средства для оплаты новых рыночных налогов, а сахарный тростник, росший вдоль дороги, сейчас скошен, чтобы не дать возможности исламским террористам устраивать в нем засады.

Итак, сегодня существуют два Египта - один стремительно движется вперед, второй упорно цепляется за прошлое. Какой из них победит? Трудно сказать, но в любом случае подавляющее число египтян сегодня существует, еле сводя концы с концами. И невзирая на макроэкономические катаклизмы, сотрясающие почву под их ногами, это им удается благодаря природному остроумию, изобретательности и терпению.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно