«Новая жизнь» МВФ

20 августа, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 20 августа-27 августа

В разгар сезона отпусков миссии МВФ посетили многие страны. Это неудивительно — у МВФ новый директор-распорядитель...

В разгар сезона отпусков миссии МВФ посетили многие страны. Это неудивительно — у МВФ новый директор-распорядитель. Эту должность нынешним летом занял бывший министр финансов Испании Родриго Рато. На пост главы этой организации он был назначен, как повелось, по «европейской квоте». «Новая метла», как обычно, пытается мести по-новому. Тем более что репутацию Международного валютного фонда в среде как его подопечных, так и главных «спонсоров» нужно срочно поправлять.

В начале августа очередная миссия МВФ покинула Киев, так и не договорившись с правительством. Если судить по официальному заявлению для прессы, основным камнем преткновения оказалась слишком щедрая фискальная политика Кабмина. Напомним: одобренная советом директоров МВФ 29 марта нынешнего года годовая программа «упреждающий stand-by» предусматривала возможность выделения финансовой помощи на сумму 605 млн. долл. Теперь же, из-за отсутствия положительной оценки миссии, вероятнее всего, программа будет приостановлена решением совета директоров МВФ до пересмотра ее критериев.

Справедливы или нет претензии вашингтонских миссионеров — тема отдельного разговора. Но неудача в переговорах не особенно взволновала Кабмин. Да и ответные аргументы для общественности у него нашлись, на первый взгляд, резонные. К тому же, согласно заверениям первого вице-премьера Николая Азарова, благодаря положительному сальдо платежного баланса в ближайшее время у правительства не возникнет необходимости обращаться в МВФ за финансовой помощью. А ведь еще лет пять назад о такой «роскоши» и возможности «достойно ответить Чемберлену» приходилось только мечтать.

Причин такой самоуверенности руководителей правительства две. Первая — это благоприятная конъюнктура мировых рынков, благодаря которой рекордными темпами растет ВВП Украины и, соответственно, бюджетные поступления. Вторая причина — значительно снизившийся авторитет Фонда и обоснованное недоверие к его рекомендациям.

Новый рулевой МВФ вроде бы всерьез занялся корректировкой сильно подпорченного за последние десять лет имиджа этой организации. Помнится, его предшественник, Херст Коллер, тоже поначалу активно взялся за реформы. Но, к сожалению, ничем особенным на этом посту не отличился. Наверное, поэтому и не снискал такой популярности, как знаменитый Мишель Камдессю, на смену которому его столь активно проталкивал Герхард Шредер.

Господин Рато на прошлой неделе завершил свой первый официальный визит в новой ипостаси в самый проблемный с точки зрения борьбы с бедностью регион — Африку. На Черном континенте, где проживает порядка 800 млн. жителей, реализуется около половины всех программ Фонда. Но у большинства тамошних стран разбогатеть почему-то не получается. В ходе пятидневного турне г-н Рато посетил сразу три африканских государства — Нигерию, Габон и Уганду. Глава МВФ терпеливо выслушивал критику в адрес своей организации. Благо, вина за ранее допущенные оплошности ложится на его предшественников. Высокий гость пообещал, что в дальнейшем представители Фонда будут посещать регион намного чаще. Делаться это будет с благой целью более глубоко вникнуть в особенности и проблемы каждой африканской экономики в отдельности и, что самое главное, провести надлежащие консультации с местными специалистами. От прежней практики спускания далеких от реалий директив из Вашингтона тамошние чиновники вроде бы намерены отказаться.

Надо отметить, что совсем недавно, прошлой осенью, сменился и главный экономист МВФ. В сентябре на смену Кенетту Рогоффу пришел индиец Рагурам Раджан. Он стал первым на столь высоком посту в этой организации представителем «третьего мира». Возможно, «выходец из народа, не понаслышке знающий реалии развивающихся экономик» сможет более эффективно направлять усилия своих подчиненных. А их у него, надо сказать, немало — штат экономистов в МВФ насчитывает более 1000 человек. Все эти люди исправно получают зарплату, причем немаленькую. Но качество даваемых ими рекомендаций, к сожалению, нередко заставляет сомневаться в их компетентности.

Перечень неудач главных распорядителей международных фондов взаимопомощи действительно обширен. Главное «бревно в глазу» у чиновников из МВФ и его сателлита Всемирного банка — Латинская Америка, опекаемая ими наиболее плотно.

Очередная миссия валютного фонда, 30 июня покидая столицу Бразилии, осталась довольна проводимой там бюджетной и монетарной политикой. И торжественно объявила, что эта страна вполне может рассчитывать на продолжение финансирования согласно ранее одобренной 40-миллиардной кредитной программе. Но если присмотреться повнимательней — возникнет немало «интересных» вопросов. Условием предоставления кредитов МВФ был выдвинут бюджетный профицит на уровне 4,25% ВВП. Этого якобы требует сокращение долговой нагрузки на госфинансы.

Тактика, которой в подобной ситуации придерживаются Соединенные Штаты, например, — прямо противоположна. В Штатах дефицит бюджета в этом году может превысить 4% ВВП. А всего с 2001 года Белый дом направил на преодоление спада в экономике около 6 трлн. долл. И это при том, что американский центробанк тоже не сидел в это время сложа руки. Только после последних двух повышений (30 июня и 10 августа текущего года) базовая ставка ФРС достигла 1,5%, сравнявшись при этом с уровнем «чистой» инфляции. А ранее американские монетарные власти, борясь со спадом в экономике, тринадцать раз кряду (в общей сложности на 5,5%) понизили стоимость кредитования. Ровно год ключевая краткосрочная кредитная ставка удерживалась на уровне 1%.

Краткосрочные процентные ставки бразильского Центробанка сейчас находятся на уровне 16% при 6-процентной инфляции. Сие означает, что реальные процентные ставки составляют порядка 10%. Это — непомерный груз для экономики, которая отчаянно преодолевает последствия спада. Соединенные Штаты в подобных условиях должны были бы иметь базовую ставку на уровне 11—12%.

Но такие противоречия в подходах чиновников МВФ смущают не особенно. Кому захочется лишний раз злить своего главного спонсора, да еще и соседа (штаб-квартира МВФ расположена всего в нескольких кварталах от Белого дома). Но с подопечных из числа развивающихся стран у чиновников Фонда спрос иной. От них МВФ, заручившись поддержкой Госказначейства США, долгие годы при спаде экономики упорно требует сокращения бюджетных расходов. Как шутит нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, «МВФ еще в 50-х годах перепутал математические знаки, записав вместо плюса минус, и с тех пор так и не исправил ошибку».

В развитых странах в таких случаях применяются меры дополнительного фискального стимулирования. Справедливости ради следует признать, что МВФ в подобных ситуациях иногда пытается посрамить и богатеньких «отступников». Но те в услугах кассы международной взаимопомощи не нуждаются. Поэтому от робких претензий МВФ министрам финансов этих стран ни холодно ни жарко.

Еще один показательный факт. С 1960-го по 1979 год упомянутая выше экономика Бразилии была одной из наиболее быстрорастущих в мире. За этот период реальный доход на душу населения увеличился на 160%. Если бы все так и продолжалось, бразильцы жили бы сейчас не хуже западноевропейцев. Но затем за дело взялись эксперты из Вашингтона. Случайно или нет, но под дальнейшим бдительным присмотром МВФ средние темпы роста бразильской экономики, начиная с 1980 года, составили в среднем лишь одну восьмую от предыдущих. Слава Богу, что бразильцы вовремя решились девальвировать национальную валюту — реал. В результате экономике страны в 1999 году удалось избежать полномасштабного кризиса. Поэтому ее участь выглядит счастливой по сравнению с соседкой Аргентиной.

Аргентина по праву считается одной из главных неудач МВФ. На протяжении десяти лет, следуя рекомендациям советников из Вашингтона, эта страна послушно внедряла принципы свободного рынка. Аргентинские власти приватизировали практически все, что только было можно, — от железных дорог до служб социального страхования, а также открыли свободный доступ на внутренний рынок капиталов иностранным инвесторам. Не без помощи миллиардов от МВФ все это время удерживался фиксированный курс (1:1) национальной валюты, песо, к американскому доллару. В условиях открытых для внешнего мира рынков капитала эта роскошь, надо сказать, обходилась центральному банку Аргентины недешево. Только с начала 2000-го по декабрь 2001 года из вашингтонских запасников в Буэнос-Айрес поступил 31 млрд. долл. Итог оказался печальным.

Из-за стагнации придушенной завышенным валютным курсом экономики доходы казны резко сократились, а затягивать бюджетные пояса правительство и законодатели не торопились. Под предлогом невыполнения поставленных требований МВФ в конце 2001 года отказал Аргентине в предоставлении очередного транша кредитов.

В итоге Аргентина была вынуждена прекратить обслуживание госдолга на сумму около 95 млрд. долл. Вслед за этим последовала резкая девальвация песо и сокращение в 2002 году ВВП страны на 11%. Половина населения Аргентины оказалась за чертой бедности. Переговоры о реструктуризации долга ведутся до сих пор...

Где-то в недрах Фонда уже успела созреть достаточно интересная инициатива. С целью облегчения долгового бремени на бюджеты развивающихся экономик МВФ предлагает своим учредителям одобрить ряд новшеств. Так, процентные выплаты по кредитам международных кредиторов последней надежды могут стать плавающими. Но привязанными они при этом будут не к инфляции, а темпам роста ВВП.

Логика здесь заложена довольно простая. Когда растет экономика, увеличиваются и поступления в государственную казну. Поэтому правительству в таком случае легче производить долговые выплаты. И наоборот. Надо признать, достойное внимания новшество.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно