НОНСЕНС В КУБЕ, ИЛИ СУДЬБА ОДНОЙ ИНВЕСТИЦИИ

2 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 2 марта-8 марта

— Где начинается полиция, — вопил он, — и где кончается Беня? — Полиция кончается там, где начинается Беня, — отвечали резонные люди...

Скважина работает, и тем она привлекательна
Завод по подготовке нефти и газа ПГНК
Скважина работает, и тем она привлекательна

— Где начинается полиция, — вопил он, — и где кончается Беня?

— Полиция кончается там, где начинается Беня, — отвечали резонные люди.

Исаак Бабель. Одесские рассказы

Завод по подготовке нефти и газа ПГНК

Было ли так на самом деле или же услышанная когда-то история чистый вымысел — судить не берусь. Поскольку даже самые древние старожилы утверждали, что случилось это очень давно. Еще в те времена, когда разные чудеса считались не предрассудками, а логичным объяснением самых невероятных событий. Так вот, один не лишенный чувства юмора волшебник, вероятно, маясь от безделья, но будучи в добром расположении духа, обратился к украинцу с любопытным предложением. Дескать, загадывай, мужик, любое желание, я его выполню, но учти — соседу твоему достанется вдвое больше. Словом, коварным оказался кудесник. Да только не учел вражина, что наш герой тоже был не лыком шит. Долго он думал, а потом ударил шапкой оземь, мол, коль так дело обстоит, пусть на половину моего стада мор нападет…

Состоялась ли сделка или же все так и ограничилось одними разговорами — о том, увы, нет упоминания даже в легендах. Но несмотря на то, что времена чародеев давно канули в лету, в реальной жизни подобные ситуации подчас случаются. Относится ли к числу таковых эта, ставшая целью недавней командировки, судить вам. А чтобы стало понятней, о чем речь, вновь придется прибегнуть к небольшому экскурсу, правда, на сей раз уже в недалекое прошлое.

Высокий старт

Природные богатства Полтавщины отнюдь не ограничиваются давно завоевавшими мировую славу черноземами да, как принято считать в последнее время, королевой минеральных вод. На территории области сооружено свыше 900 скважин, готовых поставлять отечественной энергосистеме и промышленности нефть и газ. Однако в настоящее время добыча ведется лишь на четверти из них, поскольку на освоение остальных нет средств. Еще более безрадостное положение с разведкой новых месторождений — за последнее десятилетие объемы бурения в области сократились более чем в 40 раз. По той же причине. Так что волей-неволей приходится уповать на инвесторов. Разумеется, в первую очередь — зарубежных.

Одним из таковых стала в 1992 году британская компания JP Kenny. Накопив опыт в инжиниринге продуктопроводов, она решила заняться разведкой и добычей углеводородов, выступив учредителем новой компании JP Kenny Exploration & Production Ltd. Началом ее деятельности в Украине стала реализация поискового проекта «Дельфин» на шельфе Черного моря, осуществлением которого занялось СП «Крымская нефтяная компания» — детище JP Kenny и «Черноморнефтегаза». Высокая степень риска проекта заставила всерьез задуматься о развитии добычи на континенте. Внимание англичан привлекла Полтавщина. И летом 1992 года началась работа над проектом «Полтавской газонефтяной компании» (ПГНК). Более года довелось потратить на разного рода согласования, и лишь в начале 1994-го было зарегистрировано совместное украинско-британское предприятие в форме общества с ограниченной ответственностью с уставным фондом 3,1 млн. долларов. Его соучредителями выступили британская JP Kenny (49%), а оставшуюся часть разделили между собой почти поровну украинские предприятия «Полтавагазпром» (26%) и «Полтаванефтегазгеология» (25%), представляющая интересы Фонда госимущества.

После получения необходимых лицензий на проведение поисково-разведывательных работ и добычу нефти и газа, за околицей села Соколова Балка Новосанжарского района вырос базовый лагерь, включивший в себя служебные и жилые модули с полным набором удобств, склады, мастерские, завод по подготовке нефти и газа. Производственную базу, за исключением имевшихся законсервированных скважин, пришлось создавать с нуля, вложив без малого около 60 млн. долларов. Естественно, все расходы взяли на себя иностранные партнеры. А в целом объем британских капиталовложений в СП с учетом 8-миллионного займа ЕБРР превысил 100 млн. долларов.

Столь внушительные инвестиции позволили компании практически со старта выйти на третье место в энергетическом секторе Украины по объемам добычи нефти и газа, уступая лишь дочерним предприятиям НАК «Нефтегаз Украины». А показатели валовой добычи ПГНК по-прежнему превышают результаты работы всех вместе взятых СП, задействованных на нефтегазовых промыслах Украины.

Однако, на мой глубоко непрофессиональный взгляд, гораздо более впечатляющими представляются не столько производственные, как социальные результаты деятельности компании. Ее появление в отдаленном селе впору сравнить с культурной революцией. Ведь как знать, когда бы у здешних жителей появилась возможность воочию познакомиться с европейским уровнем организации труда и быта. Впрочем, не только познакомиться, но и стать непосредственными участниками этого процесса. Все же больше половины работников производственной базы компании — жители района, в том числе около 40 — соколовобалковцы. И вознаграждение за труд самого низкооплачиваемого из них, кстати, вполне конкурентоспособно с министерским окладом. Так что подрастающее поколение имеет убедительный стимул к овладению науками для обустройства собственного будущего. Тем более что у сотрудников компании с местной сельской школой связи установились весьма тесные и дружеские. Иссякшее со временем понятие «шефство» здесь получило второе дыхание — в ремонте и оформлении школьных классов, создании дендропарка, организации праздников, традиционных подарках, да и вообще — в готовности оказать посильную помощь по первому зову.

Да и прагматичным селянам на соседей, пожалуй, грех жаловаться. Ведь благодаря их стараниям в селе заасфальтировали одну из улиц, а на второй — построили водопровод и отремонтировали канализацию. В целом же за время своей деятельности совместное предприятие оказало помощь только Новосанжарскому району на 2,8 млн. гривен. Это — как минимум, поскольку скрупулезным учетом благотворительности в компании занялись года два назад. С тех пор, как в отношениях с местными властями все больше давало о себе знать похолодание...

Коса на камень

Общая площадь земельных угодий, на которых ПГНК ведет производственную деятельность, составляет 35 гектаров. Их компания арендует у разных субъектов хозяйствования. Наиболее крупный арендодатель — в прошлом колхоз, а сейчас Соколовобалковский сельхозкооператив имени Шевченко. Согласно действующему договору, он ежемесячно получает не регламентированную законом арендную плату, ставка которой, кстати, выше средневзвешенный по Украине. Эта сделка для крестьян очень выгодная. Как иронично заметили сведущие люди, подобную прибыль со сданного в аренду участка земли можно получить лишь в том случае, если на нем выращивать женьшень или апельсины, причем урожай необходимо убирать ежесуточно. Помимо арендной платы компания в течение четырех лет ежегодно предоставляла хозяйству 360 тонн бензина и 360 тонн дизтоплива — в качестве безвозмездной помощи. Отгрузка топлива проводилась по заявкам-просьбам. Затем был составлен договор о спонсорстве, который крестьяне расценили как обязательство компании. И когда в силу внутренних причин у ПГНК не оказалось возможностей для спонсорства, руководство кооператива всерьез обиделось. Больше того, обратилось в суд с иском о взыскании благотворительности в принудительном порядке. В свою очередь компании не оставалось ничего другого, кроме как подать встречный иск о признании договора недействительным, поскольку он не может порождать никаких правовых последствий. Каковым будет окончательное решение суда, пока неизвестно, но председатель кооператива уже сейчас настроен разорвать с компанией договор об аренде. И судя по всему, к этому шагу он готовится основательно.

В марте прошлого года руководство сельхозкооператива инициировало проведение своеобразного аукциона по продаже земельных паев. В селе его до сих пор называют аукционом наоборот. Поскольку процедура сводилась к продаже паев по как можно более низкой цене. Результаты торгов для покупателя (сельхозкооператива, разумеется) оказались весьма удачными. Каждый из 7 паев по 4,13 га при номинальной стоимости 36578 грн. был приобретен за 8,5 тысячи. Кстати, еще один небезынтересный факт. Скуплено было именно 7, а не 5 или, скажем, 10 паев потому, что в сумме они составляли 29-гектарную площадь. Ровно столько, сколько занимает производственная база газонефтяной компании. И уже менее чем через месяц решением сессии сельсовета земля была выделена кооперативу в натуре. И надо же такое совпадение — именно в границах участков, на которых ведет работы ПГНК.

Не знаю, догадываются ли члены кооператива и без малого полторы сотни владельцев паев, не пожелавших в него вступить, о том, что их попросту разыграли как несмышленых участников базарного «лохотрона»? Но уверен, что рано или поздно они все же это поймут и примутся отстаивать справедливость. И, к сожалению, не сомневаюсь, что подобный случай останется отнюдь не уникальным, а из-за правовой неурегулированности будет по принципу снежного кома набирать мощи по всей стране, создавая массу серьезных и трудноразрешимых проблем. С одной из них «Полтавская газонефтяная компания» уже столкнулась.

Согласно сформированной на нынешней год рабочей программе, предприятию предстоит отремонтировать две существующие скважины и пробурить как минимум одну новую. Последняя задача, в частности, предусматривает земельный отвод площадью 1,2 гектара. Площадь эта, к слову, — не пахота, а так называемый выпас. Для получения земельного участка в аренду компания заблаговременно оформила документы, пройдя все необходимые согласования. Оставалось последнее — получить «добро» сессии сельсовета. Но на этом в ноябре прошлого года дело как застопорилось, так и остается нерешенным до сих пор. Хотя закон и регламентирует предоставление ответа в месячный срок.

Конечно, у компании есть основания обратиться в суд, но нет желания доводить ситуацию до конфликта. Все же на этой территории они намерены работать еще не один год. Да и к сельскому совету промысловики не имеют особых претензий, поскольку убеждены в том, что орган местного самоуправления испытывает серьезное давление со стороны районной госадминистрации.

Барьер, еще барьер

Дабы избежать недомолвок, я предложил совместную встречу председателю Новосанжарской райгосадминистрации Андрею Реке и генеральному директору «Полтавской газонефтяной компании» Тимофею Каунову. Признаться, втайне надеялся на то, что в ходе беседы сторонам удастся достичь хоть какого-то компромисса.

— Нас обманули, — считает председатель райгосадминистрации. — Мы договорились о том, что компания зарегистрирует свой филиал в Новых Санжарах, но этого так и не было сделано. Вот и получается, что предприятие работает на нашей территории, а все налоги платит в Полтаве — по месту регистрации.

— У компании нет никаких юридических обязательств по регистрации в Новых Санжарах. Согласно имеющимся лицензиям, мы имеем право вести разработку месторождений, а также имеем право на землеотвод.

— Конечно, имеете, — согласился председатель.

— По закону заявка на отвод земли должна быть рассмотрена в течение месяца. Но этого до сих пор не сделано. Согласитесь, складывается парадоксальная ситуация — мы делаем все по закону, вы делаете не все по закону, а виноваты, по вашим словам, оказываемся мы. Где же логика?

— Логика в том, что землю надо выделять с пользой для громады. Если вы не хотите быть полезными для территории, на которой работаете, то какой смысл предоставлять землю вашей компании, а не другой, которая у нас зарегистрируется?

— Все требования, предусмотренные законом, мы выполняем, — настаивал генеральный директор. — А Новосанжарская райадминистрация сознательно препятствует выполнению обязательств, которые взяла на себя компания.

— Мы за то, чтобы вы расширялись. Но чтобы работать с громадой, вам надо зарегистрироваться в районе и платить здесь налоги. Если у вас нет к этому интереса, то почему у нас должен быть интерес в развитии вашей компании? Поверьте, и мы, и селяне заинтересованы, чтобы компания взяла в аренду как можно больше земли, потому что столько за нее никто не заплатит. Об этом я и говорил на сессии сельсовета в ноябре, но рекомендовал решить вопрос об аренде после того, как мы уладим проблемы наших отношений с компанией. Я имею право рекомендовать.

— Но вы не вправе ставить это условием нашей деятельности. Я ведь не об одолжении прошу. Я требую от вас выполнения обязательства. А после этого я готов сесть за стол переговоров и выслушать все ваши просьбы. И тогда у нас разговор перейдет из плоскости обязательств в плоскость договоренностей.

Было по всему видно, что подобный разговор у собеседников происходил далеко не впервые. И, честно говоря, слишком уж сильно он был похож на многократно отыгранный спектакль, в котором мизансцены доведены до автоматизма. А исполнители уже не опасаются сбоев, не придают значения репликам партнеров, имея возможность думать каждый о своем. Так что итог дискуссии остался традиционно неизменным. Однако ее содержание все же заслуживает некоторой детализации.

Районный бюджет традиционно составляет 7,5—8 млн. грн. Из них лишь порядка 3 млн. Новым Санжарам удается покрыть за счет собственных источников доходов, а все остальные поступления —дотации из областного бюджета. И это при том, что на территории района работает компания с ежегодным оборотом в 25 млн. долл. (кстати, одним из наиболее высоких среди предприятий области), уплачивающая порядка 14 млн. грн. всех видов налогов. Конечно, на такую сумму районному бюджету рассчитывать не приходится, но и порядка 150 тыс., которые предприятие ежемесячно отчисляет в виде подоходного налога и взноса в Фонд соцстраха, для Новых Санжар деньги немалые.

Однако перерегистрация в районе для компании невыгода, поскольку она влечет за собой затруднение денежных операций, в частности, валютных платежей. Но безвыходных ситуаций, как известно, не бывает. И коль скоро район интересует в основном подоходный налог, проблему вполне можно решить, открыв филиал. По словам руководства компании, на декабрьском заседании совета директоров договоренность об этом с председателем райгосадминистрации была достигнута с условием решения вопроса предоставления в аренду земельного участка. Как утверждают в ПГНК, пакет документов, необходимых для открытия филиала, был подготовлен и доставлен в Новые Санжары, но председатель райгосадминистрации заявил о том, что вопрос об аренде будет обсуждаться только после открытия филиала. Затем разговор зашел о привлечении средств на развитие социальной инфраструктуры в сумме 10 процентов от стоимости запланированных компанией капвложений со ссылкой на правительственное постановление.

— Мы поняли, что после регистрации филиала, — говорит Тимофей Каунов, — председатель выдвинет нам очередные условия, следовательно, на достижение договоренности рассчитывать бессмысленно. Поскольку ставка делается лишь на одностороннее движение.

Постановление Кабмина, ставшее очередным камнем преткновения в отношениях компании с местными властями, в частности, определяет предельный 25-процентный размер от стоимости строительства объекта в качестве привлеченных средств заказчиков на развитие инженерно-транспортной и социальной инфраструктуры населенных пунктов. Председатель райадминистрации расценивает его как нормативный документ.

— Мы обязательно заключим договор, — говорит Андрей Река. — О 25 процентах речь не идет, наше предложение на уровне 5—7 процентов.

Конечно, разница между 25 и 7 процентами ощутимая. Однако и строительство скважины стоит немало — порядка 3 млн. долларов. А дополнительные затраты и вовсе ставят проект на грань экономической целесообразности. Поэтому в качестве выхода остается лишь умышленное занижение сметной стоимости строительства, что в будущем чревато серьезным конфликтом с налоговой администрацией.

— Наша компания — объект очень пристального внимания контролирующих органов, — говорит Т.Каунов. — И мы не можем идти на полулегальные методы деятельности. Первый и главный принцип нашей работы — все делать по закону. В конце концов, этим мы и сильны. В данном же случае вообще отсутствует предмет спора. Мировая практика не предусматривает изъятие процентов с затрат. По заключению одной из ведущих юрфирм, официального советника УСПП, данное постановление правительства относительно привлечения средств носит именно рекомендательный, а не нормативный характер. Иначе оно противоречит существующему законодательству. А что касается нашего «безразличия» к интересам территории — судите сами: в сентябре 1999 года компания по просьбе райадминистрации предоставила в качестве беспроцентного кредита хозяйствам района бензин на сумму 372 тыс. гривен под заверение вернуть деньги по окончании уборки подсолнечника. А последний платеж пришел только в ноябре прошлого года. И несмотря на это, минувшей осенью мы снова выделили топливо под те же обещания. Полностью с нами так до сих пор и не рассчитались.

Забрать
и перераспределить

И все же, несмотря на наличие столь серьезных противоречий, на мой взгляд, достижение компромисса с районом не исключается. Чего, к сожалению, нельзя сказать об отношениях с областной властью, позиция которой непримиримо-категоричная: контракт с компанией надо разорвать, а 49-процентный пакет у англичан забрать и передать отечественному инвестору. Он, по словам председателя Полтавской облгосадминистрации Евгения Томина уже обозначился.

— Наши специалисты установили, что компания выкачивает нефть для продажи за границей, где и оседают вырученные деньги. Это горе-инвесторы, которые 4 копейки вкладывают, а сотни гривен вывозят.

— Компания уличена в нарушениях закона?

— Нынешний руководитель, который является гражданином Великобритании, работает уже два срока, тогда как по соглашению генеральный директор поочередно должен назначаться от британской и украинской сторон. Таким образом, ущемляются интересы государства. А я хочу, чтобы владельцами были украинцы. Тогда можно будет надеяться, что деньги за добытую у нас нефть будут оседать в Украине. Почему в прошлом году вся нефть продана за границу? Почему не в Кременчуг на нефтеперерабатывающий завод?

— Они были обязаны это сделать?

— Чисто юридически, может, таких обязательств у них и нет. Но надо же учитывать, что компания на полтавской земле работает. Региональный интерес должен соблюдаться.

— Компания считает «Укртатнафту» ненадежным партнером, ссылаясь на имеющийся опыт нарушения условий расчета и сроков платежей.

— Действительно, был такой факт, но сегодня он выравнялся. Если бы они были единственными, а то так случилось, что там десятки компаний вовремя не рассчитываются. А предприятие из-за отсутствия нефти дало минус 26% промышленного производства, и бюджет области недополучил 140 млн. грн. Мне приходится рыскать по всей России, кепку нефти искать, а тут из-под носа нефть идет в Венгрию. Пусть компания ищет пути сотрудничества с заводом.

— На мой взгляд, это не их проблема. Они призваны добывать нефть и выгодно ее продавать. Неужели в обязательствах компании записано, что она должна отправлять нефть в Кременчуг?

— Думаю, что записано, а если не записано, я буду к этому понуждать любого добытчика. Чувство Родины должно быть.

Спору нет, упомянутое моим собеседником чувство — эмоция, несомненно, положительная. Но, являясь духовной субстанцией, оно немыслимо без материальной базы. А она, судя по неоднократным практическим попыткам, увы, не блещет безукоризненностью. Ожегшись на поставках нефти в Кременчуг, ПГНК зареклась впредь иметь дело с таким партнером. Еще печальнее оказался опыт сотрудничества с созданным в 1996 году при Новосанжарской райгосадминистрации так называемым отделом внешнеэкономических связей. Ему компания поставила нефть и газ, а спустя несколько месяцев отдел ликвидировался, оставив на память 218 тыс. долларов долга. И в 1997 году с чувством Родины тоже конфуз произошел. По настоятельной рекомендации «Укргазпрома» ПГНК поставила в разные области приличный объем газа на сумму порядка 20 млн. долларов. А в качестве оплаты получила лишь четвертую часть. Судебные процессы с облгазами продолжаются по сей день. По шести из них дела удалось выиграть, правда, размер задолженности от этого пока не уменьшился.

Хозяин — барин

Случай с «Укргазпромом» породил еще один серьезный конфликт. Когда в 1999 году произошла реструктуризация этого акционерного общества, все входившие в него подразделения были лишены статуса юридического лица, трансформировавшись в дочерние предприятия НАК «Нефтегаз Украины», в частности добывающие — в ДП «Укргаздобыча». Это коснулось и одного из учредителей «Полтавской газонефтяной компании» — предприятия «Полтавагазпром». Возникла необходимость перерегистрации долевого участия в СП. Поскольку правопреемственность перешла «Укргаздобыче», передача наследия должна быть зарегистрирована в книгах компании. Но лишь после того как все учредители единогласно проголосуют за это на общем собрании. С учетом событий трехлетней давности, 15 марта 2000 года британский партнер проголосовал против. Это означает, что наследник должен получить свою долю в уставном фонде на момент реорганизации и уйти с миром. Оставшаяся же часть уставного фонда может быть распределена между сохранившимися учредителями общества либо по согласованию, либо пропорционально их долей. Фонд госимущества выступил категорически против такого подхода, несмотря на его правовую легитимность. С тех пор 26-процентая доля уставного фонда СП как бы зависла в воздухе, оставаясь ничьей.

Смысл этой игры станет понятен, если учесть значение, содержащееся в понятии «инвестиция». В переводе с английского оно означает «вложение», а в нашем законодательстве — «вложение, зарегистрированное в уставный фонд». Таким образом, при желании можно утверждать, что вложенные англичанами в «Полтавскую газонефтяную компанию» 100 млн. долларов инвестицией не являются, и в случае размолвки зарубежный партнер может претендовать лишь на возврат 1,5-миллионного взноса в уставный фонд. Партия, на первый взгляд, совершенно беспроигрышная. Да только в том-то и дело, что лишь на первый взгляд.

— Согласно последнему аудиту, внутренний долг компании составляет около 47 млн. долларов, — говорит Тимофей Каунов. — В мире компания с долгом свыше 5 млн. долларов — это нонсенс. А у нас, так сказать, нонсенс в кубе получается. Не будь яростного чиновничьего сопротивления, мы бы уже могли не только долг вернуть, но и перейти на контракт по разделу добычи. А это значит, что государство получало бы не только налоги, но и дивиденды. Не могу поверить, что чиновники, ратующие на словах за государственные интересы, этого не понимают…

В сравнении с объемами украинской добычи нефти и газа, ПГНК, конечно, существенного влияния на отечественный рынок не оказывает. И ее уход останется мало для кого заметным. Проблема в другом. Только на территории Полтавской области ведется добыча лишь на четверти имеющихся скважин. Остальные — ждут инвестиций. Дождутся?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно