НИЩЕТА И ИЛЛЮЗИИ

26 апреля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 26 апреля-6 мая

По данным первого квартала, темпы сокращения объемов производства в Харьковском регионе значительно превысили темпы сокращения численности работающих, что привело к росту неполной занятости...

По данным первого квартала, темпы сокращения объемов производства в Харьковском регионе значительно превысили темпы сокращения численности работающих, что привело к росту неполной занятости. Сложившаяся ситуация настораживает, ведь треть трудоспособного населения области трудится именно в промышленности.

За прошлый год здесь отработано в расчете на одного работника только 57 процентов баланса рабочего времени. Среднемесячная численность в отпусках по инициативе администрации достигла 40 процентов. При таком уровне занятости средняя зарплата составляет, к примеру, на «Харьковхолодмаше» менее 3 млн. карбованцев, Изюмском приборостроительном - около 6 млн., Купянском литейном заводе - 5 млн. карбованцев, а в целом по машиностроению и металлообработке - около 9,5 млн. карбованцев. Выплата заработной платы сильно задерживается. Еще за октябрь прошлого года платят на заводах авиационном, станкостроительном, им.Малышева, транспортного оборудования. Общая задолженность по зарплате только в промышленности достигла 3 трлн. карбованцев.

Все это не может не сказаться на движении кадров. В прошлом году с предприятий уволился каждый четвертый. В нынешнем - численность работающих сокращена еще на 11,2 процента. При этом, по данным управления труда и занятости населения гособладминистрации, удельный вес руководителей и специалистов на заводах «Коммунар», им. Малышева, электроаппаратуры составляет нынче 35 - 40 процентов, тогда как раньше достигал максимум 14 процентов от общего числа работающих.

Ситуация с потерей квалифицированных станочников, с задержкой зарплаты в первую очередь отражается на самих заводах - ухудшается качество продукции, растет трудоемкость операций. Кроме того, отсутствие или нехватка средств у населения ведет к уменьшению покупательского спроса, когда изготавливаемую заводчанами нужную населению продукцию просто не за что покупать. Ведь и сами производители, выйдя за проходные, попадают в разряд потребителей.

Месяцами не получая зарплаты, заводчане оказываются без средств к существованию. Что они при этом ощущают? Как «выкручиваются» в создавшейся ситуации? Вот что думают по этому поводу три женщины, работающие на разных предприятиях машиностроительного комплекса. У них разные профессии, разный возраст, семьи. Объединяет ситуация: предприятия не платят зарплату.

Лидия Кузнецова, инженер, 37 лет:

- Вот уже четвертый месяц хожу на работу, но за труд не получаю ничего. Лишь один раз директор выписал полтора миллиона, но они разошлись так быстро... Живем вдвоем с сыном, ему только 10 лет. Если бы не помощь родителей (они в селе), не знаю, что бы мы и делали. Пыталась подработать - неплохо шью, но платят мало, к тому же и желающих пошить платье или костюм нет. Этот приработок дает деньги на хлеб. В транспорте езжу бесплатно - уже и не стыдно. Хотелось получить субсидии, но потребовали справку, что не должна за квартиру. За коммунальные услуги не платим уже полгода. В ЖЭУ потребовали расписку, что погашу долг в течение трех месяцев. Но дать таких гарантий не могу - на заводе денег даже не обещают. Можно бы уволиться, но куда идти?

Светлана Нечипоренко, рабочая, 54 года:

- Мы с мужем работаем на одном заводе, поэтому и не получаем зарплату оба. Сын учится в университете на втором курсе. Как живем? Стипендия сына, плюс его подработки курсовыми и контрольными. Осенью, когда завод стоял, муж ездил в совхоз на уборку яблок. Заплатили яблоками - немного оставили себе, часть продали. Точно также собирали грибы, носили на продажу на рынок. Позволить что-то себе купить сверх крайне необходимого не можем.

Валентина Потапова, мастер, 40 лет:

- Зарплату не получаю пять месяцев. Работали пятидневку, затем трехдневку, двухдневку, а теперь третью неделю стоим вообще. Директор предупредил - ищите работу. Муж тоже заводчанин, у нас трое детей. Чтобы выжить, продавала подержанные вещи, просто просила у людей. Хватало на хлеб. Картошку вырастили на огороде. Сахар и муку дали на заводе в зачет зарплаты. Говорят, какой-то бартер. Семья дошла, что называется, до ручки. Вчера сняла золотые коронки с зубов, продам, как лом. Как жить дальше, просто не знаю.

Что можно добавить к этим словам? Три женщины одинаковой судьбы. Сумеют ли они найти место в нынешней жизни? С каждым днем надежда на подъем производства становится все более иллюзорной. Но жизнь вне проходной им неизвестна, поэтому они все еще продолжают цепляться за привычное еще вчера стабильное производство. Обрезать последнюю связующую нить чрезвычайно трудно...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно