НИКОЛАЙ РУДЧЕНКО: «ЗАСТАВИТЬ ЛЮДЕЙ ПОВЕРИТЬ В САМИХ СЕБЯ!»

22 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 22 августа-29 августа

Регионы Украины развиваются по-разному, даже соседние области, где, казалось бы, и природные условия, и промышленность, и людские резервы одинаковы, часто имеют различные экономические показатели...

Регионы Украины развиваются по-разному, даже соседние области, где, казалось бы, и природные условия, и промышленность, и людские резервы одинаковы, часто имеют различные экономические показатели. Вот почему масс-медиа всегда с повышенным вниманием вглядываются в облик того, кто волею судеб оказался в роли руководителя области. Возможно, все дело в очевидной и нехитрой зависимости: особенности личности и профессионализм главы облгосадминистрации непосредственно влияют на социальное самочувствие огромного числа людей.

Николай Рудченко свою жизнь связал с Житомирщиной. Здесь родился и учился, работал председателем колхоза, в 1992—1994 годах был представителем Президента Украины в Малинском районе, затем четыре года — народным депутатом Украины от избирательного округа № 163, в 1998 году назначен первым заместителем, а в августе 2001 года — главой Житомирской облгосадминистрации.

Наш край уникальный

— Николай Николаевич, со словом «Житомирщина» всегда связывались огромные, от горизонта до горизонта, плантации хмеля. А как сейчас?

— Область давала 75% союзного производства хмеля. У нас даже работал НИИ по хмелю, всеукраинское объединение «Укрхмель» находилось не в Киеве, а у нас, в Житомире. Но после 1991 года рынок сбыта исчез и плантации хмеля сократились до минимума. А тем временем Запад и Китай по демпинговым ценам завалили украинский рынок хмелем. Понимаете, восстановить эту культуру не просто. Это зерно пшеницы посеял, а осенью уже собрал урожай. Хмель растет медленно. Нужно высадить черенок, который только на пятый год дает урожай — шишку. А ведь для того, чтобы получить эту шишку, нужно вложить в гектар земли минимум 100 тысяч гривен — поставить столбы, натянуть шпалеры, удобрить почву. Хмель — высокозатратная культура. Но и, конечно, весьма прибыльная. Ежегодно наши плантации хмеля увеличиваются на 300 гектаров, не меньше.

— Житомирская область славилась раньше фарфором, самоцветами, облицовочным камнем...

— Край наш — бедный, многого у нас нет. Но если уже есть, то больше и лучше, чем в любом другом регионе Украины. У нас огромные запасы ильменита и апатитов. Наши каолины, по заключениям французских экспертов, являются лучшими в Европе. За нами первое место и по лесным ресурсам. Лес занимает почти 35% нашей территории. Запасы древесины — более 180 миллионов кубометров. И только за шесть месяцев этого года производство древесины увеличилось на 42,6%, а объемы производства мебели — на 39%. Вообще, лес и его разработка — весьма рентабельное дело. Для зерновых, к примеру, важны климатические и природные условия, а лес не боится града или засухи. Лес дает «урожай» в любое время года.

У каждой отрасли — своя специфика, свои проблемы

— Судя по сводкам, Николай Николаевич, дела области по многим показателям в промышленности, в сельском хозяйстве не блестящи. Да и люди живут бедно — среднемесячная зарплата жителя области в полтора-два раза ниже, чем в среднем по Украине. Почему так?

— Такой наша среднемесячная зарплата была два года назад, но она постоянно растет и только с января этого года увеличилась на 74 гривни и составляет сегодня уже 352 гривни в месяц. На шесть тысяч человек у нас уменьшилась безработица. За первое полугодие промышленной продукции произведено на 13,9% больше, чем за этот же период прошлого года. Но вы правы, многие наши показатели ниже среднеукраинских, а есть отрасли, где Житомирщина занимает последние места.

— В чем же причина?

— Житомирщина — аграрная область. Многие наши земли закислены, заболочены, охвачены эрозией. В структуре сельхозугодий наши черноземы занимают лишь 14,2%, тогда как в среднем по Украине — 63,4%. Вот почему наши сельхозугодия имеют балл 26, тогда как в среднем по стране он составляет 41. А, к примеру, Винницкая область имеет 82 балла. Вот и получается, что даже при одинаковых затратах удобрений, ручного и механизированного труда винничане соберут больший урожай, чем мы, и его себестоимость будет значительно ниже.

— Но ведь земля была такой всегда — и у вас, и у винничан. Как же раньше, еще 20 лет назад, удавалось области завоевывать первые места по производству сельхозпродукции?

— Действительно, мы не всегда пасли задних. А все потому, что в СССР сельхозпродукция закупалась по дифференцированным ценам, учитывающим различные природно-климатические условия хозяйствования. В Полтаве, к примеру, государство закупало картофель по 6 копеек за килограмм, а в Житомире — по 13 копеек за тот же килограмм. Сейчас такого дифференцированного подхода к каждому региону нет. Единые цены на сельхозпродукцию без учета условий ее производства привели к тому, что мы оказались в самом невыгодном положении. К тому же производство сельхозпродукции постоянно дорожает. В связи с этим наибольшие потери несут хозяйства Полесской зоны, которые в основном перешли на выращивание низкоприбыльных зерновых культур — ржи, овса, ячменя. А традиционно прибыльные, но высокозатратные — лен, хмель, картофель — постепенно исчезли с полей.

— Лен-долгунец был наряду с хмелем также ведущей культурой на Житомирщине. Как сейчас?

— Если в 1990 году мы имели под лен 30 тысяч гектаров и работало 18 льноперерабатывающих заводов, то сейчас лен засевается лишь на 10 тысячах гектаров, а ряд заводов вообще стоит. Но площади под лен постоянно растут, в этом году — на 23%. Чтобы выращивание льна стало выгодным, нужна помощь из расчета 400 гривен на гектар посевов. Следовательно, только в этом году на эти цели необходимо не менее 3,4 миллиона гривен.

— Против ваших крупных предприятий возбуждены дела о банкротстве. А каково общее состояние областной промышленности?

— Да, у предприятий «Льнотекс», «Химволокно» и «Атмашбуд» огромная задолженность и они стали банкротами. Но трудности возникли не сейчас. До 1990 года в нашей области были размещены предприятия как союзного значения, так и такие, чья продукция шла в страны СЭВ. Вот почему с распадом СССР и СЭВ многие предприятия оказались в одночасье выброшенными на обочину. Кстати, еще пять лет назад у нас не работало более 100 предприятий, сейчас их, неработающих, осталось 17. Программа возрождения промышленности есть, работаем. К примеру, еще недавно из-за непорядочности инвесторов и непродуманной приватизации знаменитый Барановский фарфоровый завод стоял. Теперь многое изменилось и завод будет жить. Этого хотят его люди, которые отдали предприятию не один десяток лет. Они осознали свою роль в новых рыночных процессах. И уже никто не скупит их акции, никто не сможет манипулировать их судьбами. Уже само это внушает оптимизм...

Мы хотим не только производить сырье, но и самим перерабатывать его. Например, значительная часть добытого у нас гранита вывозится за пределы области. А при его полной переработке ежегодный доход предприятий этой сферы составит 55—60 миллионов гривен. Соответственно возрастут и объемы отчислений в бюджет, появятся новые рабочие места. Точно такое же положение с лесом. Почти 40% лесного сырья мы отправляем в другие области, вместо того чтобы его перерабатывать самим. Надо торговать не кругляком, а полуфабрикатами. Планируем также больше выпускать мебели. Ведь обидно, когда финансовые «сливки» с леса собираем не мы, а иностранцы, когда наш дуб возвращается в Украину дорогой итальянской или румынской мебелью...

— Николай Николаевич, сводки Минэкономики показывают, что хотя Житомирская область по многим показателям еще отстает, но из года в год есть небольшой, но прирост и в промышленности, и в сельхозпроизводстве. И все-таки, можно ли кардинально улучшить ситуацию?

— Можно. Почти 26% наших сельхозугодий и 53% лесов находятся в зоне радиоактивного загрязнения, что ограничивает возможности их использования, влияет на инвестиции. Но выход есть. Хотим, чтобы нашу область признали депрессивной и ввели механизмы помощи промышленности и сельскому хозяйству. Готовы участвовать в таком пилотном проекте — пусть его отрабатывают на нашей области. Уже сегодня можем предоставить научно-экономическое обоснование к проекту Закона Украины «О придании территории Житомирской области статуса депрессивной».

— Но денег пока не выделили?

— Денег нет и, возможно, еще долго не будет. Вот почему надо работать самим. Понимаете, в мире никто не брал обязательства просто так, за бесплатно, нас кормить, одевать да еще и деньги давать на карманные расходы. Да, нам готовы помочь как соседям, попавшим в беду, но основная надежда — на собственные силы. Никто из столицы не приедет и за нас порядок не наведет. Не понимаю тех, кто все проблемы своего предприятия, своего района, своей области пытается свалить на правительство, на Президента...

Приглашаем к сотрудничеству

— Николай Николаевич, многие экономисты считают, что в Украине решить социальные проблемы и поднять экономику можно только благодаря инвестициям. Что делается для привлечения инвестора?

— За последние годы количество предприятий с иностранным капиталом увеличилось. Но на фоне всей страны мы смотримся, мягко говоря, более чем скромно. У нас привлечено иностранных инвестиций (из расчета на одного жителя) в 2,5 раза меньше, чем в среднем по Украине. У нас — 44,6 американского доллара, а по Украине — 117. Даже Житомир, где сконцентрирована половина иностранного капитала, отстает от среднеукраинского показателя — всего 104 доллара на одного жителя.

— В чем же причина?

— Многие районы области, которые входят в Чернобыльскую зону, включены в территории приоритетного развития. Согласно закону Украины об инвестиционной деятельности на этих территориях, у нас предусмотрены для инвесторов налоговые и таможенные льготы. Инвестор может быть освобожден на пять лет от оплаты таможенного сбора на ввозимые материалы. Его могут освободить на три года от налога на прибыль и на пять лет от платы за землю... Казалось бы, инвесторов у нас должно быть, как говорится, пруд пруди. А их почти нет. Ведь с одной стороны, мы из зоны людей выселяем, а с другой — пытаемся туда привлечь инвестора... Оказалось, иностранного инвестора интересуют не столько льготы, сколько цивилизованные условия для работы, для вложения капитала. Инвестору нужно все то, что везде в мире называется хорошим инвестиционным климатом. Такой климат мы как раз и не всегда умеем создать.

А как ведут себя контролирующие органы? Они являются не подсказать человеку (он, возможно, еще не успел выучить все инструкции, которые множатся и изменяются постоянно), а только для того, чтобы поймать и наказать. Тогда как предприятие это, возможно, еще даже продукцию не начало выпускать, не говоря уже о прибыли…

А всевозможные поборы? Не успел еще инвестор смонтировать оборудование, как тут же, словно воронье на засеянное поле, слетаются десятки каких-то проверяющих: и просят, и вымогают, и требуют денег — для канализации, для электрификации, для дорог, для тропок...

Инвестору нужно помочь наладить собственное дело. Ведь подавляющее большинство иностранных инвесторов приезжает к нам с единственной целью: создать производство, получать прибыль и платить налоги. Вот почему власть должна всячески помогать инвесторам стать на ноги. Пора нам понять: нельзя рубить сук, на котором сидишь, и резать курицу, несущую золотые яйца. Но, видимо, мы, украинцы, ухитряемся наступать на грабли и дважды, и трижды...

— Случается, что иностранный инвестор, поработав некоторое время в области, сворачивает свое дело и уходит навсегда? Было такое?

— Было. Вот, к примеру, предприниматель из Германии Томас Нор, основатель фирмы «Житомир-Полисакс», собирается свернуть производство. А ведь у него работает более 500 человек, и только за прошлый год в бюджеты всех уровней поступило свыше 6 миллионов гривен. Казалось бы, трудиться и трудиться. Но с марта месяца прошлого года у фирмы рос долг невозвратного налога на добавочную стоимость. Из-за отсутствия оборотных средств предприятие в июне остановилось. А каждый день простоя — это 126 тысяч гривен невыпущенной продукции, 14 тысяч гривен невыплаченной зарплаты и 35 тысяч гривен неполученных платежей — в бюджет и в фонды. Казалось бы, надо изучить обстановку и все сделать для законного возврата денег фирме, повторюсь, законного. Но наша налоговая администрация продолжает слать в различные инстанции бумажки. Ну кто к нам придет со своим капиталом при таком отношении? О каком цивилизованном инвестиционном климате можно говорить?

— Вы недавно побывали в Китае, Греции... Сумели показать инвестиционную привлекательность области?

— Единичная поездка скорее похожа на разведку боем. Но результаты тоже есть. Подписан договор, по которому на Овруцком комбинате будет создано совместное украинско-китайское предприятие по производству льна. На этот проект Китай дает 5 миллионов долларов. Замечу, что к торговле с Китаем надо еще готовится. К примеру, там потребляют в основном сухое быстрорастворимое молоко, а мы умеем хорошо делать только сгущенное. Вот и надо установить линию, изготавливающую именно сухое молоко. А цены, даже несмотря на расстояние между Украиной и Китаем, нас вполне устраивают... В конце августа в Харбине пройдет всекитайская выставка. Мы будем участвовать и, конечно, рекламировать возможности области. Понимаете, под лежачий камень вода не течет, а найти свою выгоду можно даже в Китае... Был я и в Греции, принимал участие в бизнес-форуме. Хочу воспользоваться случаем и поблагодарить нашего земляка, Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Греческой Республике Виктора Мартыновича Кальника — это с его помощью область обрела там друзей, заинтересованных в сотрудничестве с нами. Но мы хотим работать не только с этими странами, но и с Польшей, Россией, Германией. Кстати, Германия — основной наш инвестор и партнер, за ней идут США, Италия…

— А кроме вас поисками инвесторов за границей еще кто-то занимается?

— Лично я ни одному руководителю района не отказал в разрешении на поездку за границу — то ли на бизнес-форум, то ли на выставку. Но никто из них не обращался ко мне с подобным предложением. Да и дома для привлечения инвесторов мало что делается. Наши всевозможные отраслевые объединения не умеют разрабатывать инвестиционные проекты. Отсюда иностранным предпринимателям зачастую и показать нечего. Например, из предложенных недавно двух десятков проектов только один — по добыче и обогащению каолина — соответствует требованиям и стандартам. Остальные — в форме пожеланий, намерений и лозунгов. Вот почему мы потребовали от каждого руководителя предприятия: необходим план развития. Не мероприятия по ремонту старой техники, а бизнес-план или инвестиционный проект, где подробно и детально были бы представлены все технико-экономические обоснования прорыва вперед. В каждой райгосадминистрации уже ведется работа по созданию банка инвестиционных предложений от предприятий, строек, земельных участков, которые могут быть интересны иностранным бизнесменам...

У нас, к примеру, 150 малых предприятий по переработке камня, там делают, в основном, надгробные памятники. Со мной разговаривали москвичи, предлагали разместить заказ на 30 тысяч квадратных метров полированного гранита для метрополитена. А у нас мощного предприятия, которое могло бы потянуть такой заказ, нет. Вот и надо объединять мелкие, найти инвестора, создать техническую базу. Нашими полированными гранитами заинтересовались и в США, и в Италии... Нужны инвестиции! Вот почему мы так рады, что правительство Украины готовит ряд постановлений, которые должны в корне улучшить инвестиционный климат в стране. Мы все сделаем, чтобы наша область в этом деле не была позади. Вообще, наша область — настоящая целина для иностранных инвестиций. Она в этом отношении — пример достаточно показательный. И обнадеживающий.

Самый главный кредит — это кредит доверия

— Много говорят о реформах, которые вот-вот решат все проблемы, накормят и напоят всех голодных и страждущих. Однако разговоры — разговорами, а дело в этом направлении двигается туго. Почему?

— Самая главная наша реформа, после которой дела пойдут в гору, начнется тогда, когда научимся говорить правду. Если нет средств, нет возможностей, то не стоит обещать, что построишь мост. Особенно там, где нет реки. Да, противоречия между словом и делом стали у нас уже привычными и даже обыденными. Разговоры, разговоры и еще раз разговоры. Помните, раньше, когда только начинались реформы, когда нашей независимости исполнился лишь год-два, мы заслушивались смелыми речами. Нам были интересны люди, которые хорошо говорили. А сегодня нужно хорошо работать.

— Быстро отслеживать эффективность работы, глубоко разбираться в ней, вносить нестандартные предложения — для этого необходим достаточно высокий уровень тех, кто «у руля». Какова ваша кадровая политика, ведь уже два года, как вы стали главой облгосадминистрации? Все ли кадры на своем месте?

— Лично я отношусь к тем руководителям, кто утверждает: нет плохих людей, есть люди, с которыми мы не умеем работать. Каждый имеет свой талант — надо лишь найти место для его реализации. Надо ли менять кадры на местах? Надо, но делать это осторожно и продуманно. Ведь скамейка запасных у нас короткая. Желающих поработать на руководящей должности много, но умеющих — мало. В Украине — затянувшийся кадровый кризис. И, думаю, до сих пор к нам приемлема формула известного украинского экономиста ХIХ века Михаила Туган-Барановского: «Мы — общество, которое хочет есть, много говорит об этом, но никто из нас не торопится вымыть посуду». И в самом деле, у нас уйма чиновников, которые говорят и ничего не делают. Возьмем областное управление сельского хозяйства. Ему подчинено полтора десятка областных агропромышленных объединений. Это — «Облпищепром», «Житомирптицепром», «Житомирсахар», «Житомирмолоко», «Житомирмясо» и т.д. Есть еще почти сорок областных разноотраслевых объединений, где тоже работают специалисты. Но за несколько лет — ни одного проекта развития отрасли, ни одного проекта, привлекательного для иностранного инвестора, разработано этими организациями не было.

— Жизнь — изменчивая штука. Сегодня человека назначают руководителем, завтра — снимают. Не боитесь потерять власть, Николай Николаевич?

— Нет. Люди во власти делятся на две категории: тех, кто хочет удержать власть во что бы то ни стало, и тех, кто хочет использовать власть для наведения порядка. Я отношу себя ко второй категории.

— Что особенно негативно влияет на людей?

— Чувство неопределенности, нестабильности. Неуверенность в себе. Будет ли завтра работа? Сможешь ли прокормить семью? Прожить на пенсию? Что случится, если заболеешь, — ведь за лечение все больше надо платить? Сможешь ли учить детей, продлить жизнь своим старикам? Люди хотят реформ. Но реформ справедливых, достойных бедного человека. Государство обязано вернуть своим гражданам уверенность в завтрашнем дне.

— Как вам работается в этих непростых условиях? Какой вообще должна быть позиция главы облгосадминистрации?

— Глава облгосадминистрации должен в первую очередь иметь характер. И, разумеется, иметь позицию, быть открытым, доступным, и на митинг, если надо, выйти. Всегда принимать удар на себя, а не подставлять подчиненных. И находить выход из сложной ситуации. И любить своих недругов — как это ни парадоксально звучит. Именно недруги не дают дремать, довольствоваться малым. И команда у главы облгосадминистрации не должна быть на один лад: «Ах, Николай Николаевич, как замечательно вы сказали, какой вы у нас умный и правильный!» Стоит лишь на минуту стать вождем, забронзоветь — дело погибло.

— О чем вы мечтаете?

— Сегодняшние мои мечты больше связаны с работой и ее результатами. Конечно, понимаю, что я не вечный глава области. Вот и мечтаю, чтобы моей дочери и трем сыновьям никто не мог сказать: «Ваш отец был бездельником и плохим руководителем». А еще моя мечта — чтобы все люди в области, и когда я не буду ее главой, узнавали меня, спрашивали совета, здоровались, даже, может, более уважительно, чем теперь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно