Николай ГАВРИЛЕНКО: «ГЕОЛОГИЯ ДОЛЖНА РАБОТАТЬ НА ПОТРЕБНОСТИ УКРАИНЫ»

3 ноября, 1995, 00:00 Распечатать

«ГЕОЛОГИЯ ДОЛЖНА РАБОТАТЬ НА ПОТРЕБНОСТИ УКРАИНЫ» Люди старшего поколения наверняка помнят романтически-патриотическое стремление молодежи к геологии...

«ГЕОЛОГИЯ ДОЛЖНА РАБОТАТЬ НА ПОТРЕБНОСТИ УКРАИНЫ»

Люди старшего поколения наверняка помнят романтически-патриотическое стремление молодежи к геологии. Государственная пропаганда, кинофильмы и песни всячески поддерживали его, и многие действительно выбирали профессию геолога. Экспедиции, открытия...

Сегодня новое поколение мечтает не о рюкзаках и геологических молотках (неотъемлемой и, наверное, вечной атрибутике геологов), а скорее о смокингах и «Volvo». Хотя значимость геологии от этого нисколько не уменьшилась. Скорее даже возросла, особенно в условиях, когда Украина вознамерилась вплотную заняться собственными ресурсами, в том числе минерально-сырьевой базой. Каким образом и за какие средства это предполагается сделать, корреспонденту «Зеркала недели» рассказывает председатель Государственного комитета по геологии и использованию недр Николай ГАВРИЛЕНКО.

- Для геологической науки и производства принятие новой стратегии развития означает, во-первых, переход к конкретным экономическим методам регулирования недропользования; во-вторых, изменение системы финансирования геологоразведочных работ.

Прежде чем объяснить суть этой стратегии, стоит напомнить, как была организована эта работа прежде.

Государство обязывалось финансировать все геологические изыскания, обеспечивать геологов оборудованием вплоть до начала разработки месторождений полезных ископаемых. Средства для этого собирались с госпредприятий в виде прямых отчислений на геологоразведочные работы. И те же добывающие госпредприятия получали в разработку уже подготовленные к добыче месторождения. Разумеется, все это планировалось и во времена бывшего Союза срабатывало. Поиски велись по определенным стратегическим направлениям; все остальное, обнаруженное попутно, отклонялось до «лучших времен». Поэтому-то многие перспективные сегодня для Украины направления геологических работ раньше никого серьезно не интересовали. Это особенно касается нетрадиционных для нашего государства полезных ископаемых - благородных металлов, алмазов, цветных и редких металлов, некоторых видов минерального сырья для химической промышленности.

После распада Союза в Украине продолжала действовать та же схема. Однако такое планирование уже не могло срабатывать. Тем более, что добывающие государственные предприятия постепенно (о причинах такого положения говорилось неоднажды) перестали отчислять средства на геологоразведку; им еле-еле удается удерживать уровень добычи минерального сырья. В результате геология - как наука и производство - оказалась загнанной в угол.

В геологии существует такое понятие, как прирост запасов. Это - планируемое ежегодно задание на выявление промышленных запасов в пределах известных и новых месторождений. Практика всех стран состоит в поддержании баланса разведки и добычи. Причем прирост запасов, как правило, всегда опережает добычу, что позволяет координировать весь комплекс работ и рачительно использовать недра.

Однако в Украине уже в прошлом году было добыто, например, такого стратегического сырья, как нефть и газ, больше, чем годовой прирост запасов. Чем грозит такое положение? Уже в следующем году это однозначно скажется на уровне добычи углеводородов. А если ничего не менять, то через три-четыре года нечего будет и добывать.

Это основные, но далеко не все проблемы геологии. Но даже их достаточно, чтобы понять необходимость принципиальных изменений в отрасли.

- В чем же заключаются эти изменения?

- Государство в лице предприятий Госкомгеологии проводит и финансирует разведку месторождений исключительно на начальной стадии, до принципиальной оценки промышленного значения месторождения. После этого для доразведки и последующей разработки необходимо привлекать конкретные предприятия и инвестиции - и государственные, и частные.

Затраты государства возвращаются в бюджет с началом освоения месторождений в виде налогов, платежей за право использования недр, ставок возмещения затрат за ранее проведенные геологоразведочные работы.

Комитет по геологии и использованию недр выполняет роль координатора геологоразведочных работ и на начальной стадии, и в процессе использования недр добывающими предприятиями всех форм собственности. При этом особое внимание уделяется экологической целесообразности (далеко не всегда интересы добывающих компаний учитывают этот аспект), а также максимальной эффективности добычи. Ведь сегодня при добыче большинства видов минерального сырья попадает в отвалы и никак не используется более трети полезных компонентов.

Еще одна наша задача - добиться того, чтобы предприятиям было невыгодно использовать неэффективную и экологически небезопасную технологию. Зачем продолжать создавать терриконы, занимая под них плодородные земли?..

Но для этого необходимо модернизировать как разведочную, так и добывающую отрасль. По самым скромным подсчетам, на приобретение более современных технологий и средств для добывающей отрасли потребуется около 4,5 млрд. долларов. Но отдача стоит затрат: даже при сохранении прежнего уровня добычи минерального сырья будет получено на 8 млрд. долларов больше. Сегодня годовой объем производства отечественных горнодобывающих предприятий суммарно составляет около 28 млрд. долларов. Так что сумма и, следовательно, объем добычи всех видов сырья может увеличиться почти на треть. Кроме того, новейшие технологии максимально учитывают требования экологии, следовательно, восстановленные после окончания добычи сырья участки можно будет использовать в других целях.

- Николай Мефодиевич, вы упомянули об изменениях в схеме финансирования геологоразведки. Что, по-вашему, предстоит сделать для этого?

- Сегодня геологоразведочные работы финансируются государством на 80 процентов. А точнее, должны им финансироваться. И только 20 процентов составляют так называемые привлеченные средства т.е. геологические работы выполняются по договору с конкретным заказчиком за его счет.

Еще четыре года назад на геологию в Украине направлялось ежегодно до 550 млн. долларов. Сегодня - фактически около 120 млн. долларов. А потребность тем временем только возросла.

Мы предлагаем изменить структуру финансирования таким образом, чтобы объем государственных средств по мере реструктуризации добывающих отраслей постепенно уменьшался, а доля геологоразведочных работ, выполняемых по прямым договорам с заказчиками, в том числе и за счет частных и иностранных инвестиций, увеличивалась.

- Вы затронули щекотливую тему - привлечение частных и иностранных инвестиций. Помимо законодательной неопределенности, сегодня возникают вопросы о целесообразности и своевременности таких шагов. Как правило, инвесторы рассчитывают на прибыльность бизнеса. Можно ли сегодня гарантировать баланс интересов инвесторов и государства?

- Оснований для разговоров о «торговле недрами» нет. Напомню, что недра и все, что в них находится, остаются собственностью государства. Пользователям, т.е. добывающим предприятиям (всех форм собственности, в том числе и иностранным) должна принадлежать определенная часть добытого за их счет сырья.

Нашу позицию в вопросе инвестиций определяют три обстоятельства: целесообразность, необходимость и экологическая безопасность. Если говорить более конкретно, необходимо привлекать средства для развития тех направлений, которые практически не поддерживались прежде, но являются перспективными: в тех случаях, когда необходима дорогостоящая технология, когда отечественная добывающая промышленность не способна обеспечить соблюдение требований экологической безопасности.

Однако в каждом конкретном случае все условия использования недр оговариваются отдельно. В настоящее время Госкомгеологии предложил правительству целый пакет законодательных документов, регулирующих отношения государства и недропользователей. В этом контексте потребуются и некоторые изменения в системе налогообложения с тем, чтобы стимулировать развитие добычи минеральных ресурсов в Украине.

- Какие направления геологии и добывающей отрасли сегодня наиболее перспективны для Украины?

- Я бы сказал, что сегодня развитие геологии направлено на удовлетворение потребностей страны. Мы разработали целевую долгосрочную программу развития минерально-сырьевой базы в стране.

Исходим из того факта, что Украина входит в первую десятку стран мира по разнообразию, а также величине запасов и прогнозных ресурсов полезных ископаемых. Огромные перспективы для увеличения добычи железных и марганцевых руд, титана, графита, различных декоративно-облицовочных материалов. А также для развития новых направлений: разведка и разработка месторождений золота, серебра, полудрагоценных камней, меди, молибдена, редких и редкоземельных элементов.

Если следовать разработанной Госкомгеологией стратегии, то годовой объем импорта минеральных ресурсов можно уменьшить на 3 млрд. долларов, а также увеличить на 2 млрд. долларов экспортный потенциал. Но главное - это обеспечение собственных потребностей.

- Сегодня для Украины, как известно, наибольшая проблема - обеспечение энергоресурсами, нефтью и газом. Может ли собственная добыча углеводородного сырья облегчить зависимость от импорта?

- Если снизить потребление нефти и газа до уровня разумного и технологически оправданного и увеличить собственную добычу, то вместо импортируемых сегодня 80 процентов потребляемого газа потребуется не более 50. Добыча нефти может быть увеличена также в два-три раза. Однозначно, это снизит энергетическую зависимость.

Кроме того, по нефти и газу имеются немалые перспективы на шельфе Черного и Азовского морей. Потенциальные запасы здесь еще не разведаны. И собственными силами нам это удастся очень нескоро. Поэтому и будет проведен международный тендер на право разведки и разработки месторождений нефти и газа на черноморском шельфе.

Сегодня основная добыча (за год - до 18 млрд. кубометров газа и 4 млн. тонн нефти) ведется на суше. Объем добычи на морских месторождениях не превышает одного процента. Между тем, мы прогнозируем, что именно месторождения шельфа обепечат в перспективе до 30 процентов потребности Украины в нефти и газе.

Но сначала нужны капиталовложения - до 12 млрд. долларов, прежде всего для подтверждения предварительных прогнозов, исследований и для начала разработки шельфа.

- На что может Украина рассчитывать в плане других энергоресурсов?

- Имеются резервы по углю: запасов в наших недрах хватит на сотни лет. Проблема в их добыче.

Другой путь - развитие атомной энергетики, для которой, как известно, необходимо урановое топливо. Украина располагает значительным резервом урановых руд. В дополнение к действующим рудникам к концу года геологи сдадут в эксплуатацию еще одно крупное месторождение урана. Проблема состоит в его разработке. Сейчас создается и отечественное производство топлива для АЭС.

Если же говорить об экологической целесообразности развития атомной энергетики и добычи урана, то хочу заметить: увеличение только в два раза добычи урановой руды эквивалентно увеличению добычи угля на десятки миллионов тонн в год. При этом добыча последнего сегодня приводит к куда более разрушительным последствиям, нежели разработка урановых рудников.

На уместный вопрос: «копать или не копать?» геологи однозначно отвечают: «копать». И даже советуют, в каком направлении. Но кто заплатит «держащему лопату» и появится ли у него более современное орудие труда? Вопрос остается пока без четкого ответа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно