НЕТРАДИЦИОННАЯ ЭНЕРГЕТИКА ДЛЯ ТРАДИЦИОННОЙ БЕДНОСТИ

7 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 7 сентября-14 сентября

Пожалуй, украинцы потому и бедные, что с легкостью закопали доступные сокровища и не торопятся их искать...

Пожалуй, украинцы потому и бедные, что с легкостью закопали доступные сокровища и не торопятся их искать. А сокровища эти — не открытие Америки. Для некоторых источников энергии несколько странно выглядит определение «нетрадиционные», поскольку именно они имеют давние традиции использования. Водяные мельницы, например, уже существовали во времена Древнего Китая и Рима.

Еще в 50-х и в начале 60-х годов на семи гидромощных реках Тернопольщины работали 17 малых гидроэлектростанций. Они обеспечивали более чем половину потребностей области в электроэнергии. Но когда в 1970 году была проведена централизованная электрификация области, наименее мощные гидроэлектростанции (до 5 кВт·час) оказались не нужны. «Малышей» «похоронили живьем», потому что никто за ними не смотрел. К середине 80-х оборудование большинства вроде бы нужных ГЭС отработало свой ресурс и начало выходить из строя. Сегодня «находятся в форме» шесть станций. И не кажется странным, что гидроэнергетический потенциал рек области, составляющий 310 млн. кВт·час, используется всего лишь на два процента, тогда как, например, в Канаде, — на 94, в Швейцарии — на 96%.

А сила воды сама просится к жизни. Основные гидросооружения и водохранилища сохранились. Необходима замена в основном турбин. И хотя для реконструкции одной малой ГЭС требуется от 100 тысяч гривен до 150 тысяч долларов, эти суммы не очень пугают, убеждает инженер-энергетик, директор департамента электрификации и энергосбережения СП «Волхонтет—Банчи» Борис Богомол. Он убедительно доказывает, что затраты окупятся за короткий срок — от двух до пяти лет.

В кабинетах местной власти в прошлом году негромко заговорили об использовании энергии ветра. В Бережанском районе, в соответствии с областной и районной программами, профинансированы роботы по определению целесообразности размещения ветросиловых установок в девяти селах. Но возникает сомнение: не окажется ли этот замысел не более чем привлекательной иллюзией? Ведь одна ветровая установка, которую задумали установить, стоит около 64 тысяч долларов. К тому же рядом нужно разместить не менее десяти таких. А монтаж, пусконаладочные роботы?!

И хотя для работы ветряных мельниц на севере области есть подходящие места — с соответствующим перепадом высот, с невысокой плотностью населения, где влияние вихревого поля не несет пагубных последствий (ведь иначе погибают птицы, плохо чувствуют себя люди), ветровая энергетика — удовольствие не из дешевых. Себестоимость 1 кВт·час электроэнергии, выработанного при помощи ветра, достигает 15—20 копеек и резко контрастирует со стоимостью энергии воды, самой дешевой из всех видов. Ее себестоимость находится в пределах 3—5 копеек за один кВт·час. Возникает логичный вопрос: не с восстановления ли малой гидроэнергетики стоит начинать развитие так называемых нетрадиционных, или альтернативных, источников электроэнергии?

Для создания нормативной базы, регулирующей деятельность в сфере энергосбережения, в некоторых регионах Украины, как, например, на Львовщине, были созданы денежные фонды для внедрения энергосберегающих технологий и развития этих источников... Но когда в июле 1995 года Верховная Рада в последней редакции приняла Закон Украины «Об энергосбережении», то потребность в целевом финансировании из него почему-то «выпала». Законодательный документ вышел в свет, не подкрепленный средствами. Но на Львовщине такой фонд сохранился и позволяет нынче восстанавливать малую энергетику. А Тернопольщина, похоже, уснула. И поэтому региональная комплексная программа энергосбережения выполняется только частично.

Постановлением правительства от 31 декабря 1997 года утвержден другой документ — Программа государственной поддержки развития нетрадиционных и восстановительных источников энергии. Она предлагает на местах искать разные источники финансирования. Но много ли их найдете, если местные бюджеты не могут собрать деньги на зарплаты, рассчитаться за традиционные энергоносители, используемые в бюджетной сфере, не говоря уже о выплате льгот и субсидий для населения? Не спешат вкладывать деньги в малую энергетику и частные инвесторы.

Проект реконструкции и восстановления малых ГЭС, воплощаемый по программе «Трансформ» Федерального правительства Германии, специалисты немецкой консалтинговой фирмы «Сисека» и Тернопольской торгово-промышленной палаты считают первым серьезным общим проектом. Представители немецких компаний, побывавшие на Тернопольщине в конце прошлого года, из десяти обследованных гидростанций заинтересовались шестью, из которых сейчас работает только одна. Окончательные договоренности пока не достигнуты. Тем не менее немецкие предприниматели, рассказывает Борис Богомол, выдвигают свои условия: вы заплатите нам деньги, а мы проведем модернизацию. Они с трудом соглашаются на возврат вложенных средств из прибыли от работы ГЭС. И такой вариант сотрудничества вызывает сомнения.

Заместитель начальника управления промышленности, энергетики, транспорта и связи облгосадминистрации Лев Каминский придерживается несколько иного мнения: «Да, перспектива восстановления недействующих ГЭС не является чем-то нереальным. Инвесторы находятся, даже отечественные, они не против того, чтобы вкладывать туда средства. Но без государственного регулирования дело с места не сдвинется. Не работают, как правило, межколхозные ГЭС, водяные мельницы. Сегодня право на владение ими, так сказать, повисло в воздухе. Одни новообразованные сельхозпредприятия стали их правопреемниками, другие — нет. И если бы завтра кто-то посторонний и захотел оживить малую ГЭС, то может вдруг объявиться забытый собственник и прибегнуть к судебным искам. Но даже без всяких конфликтов человек с деньгами остановится. Потому что сегодня не может он взять долгосрочный льготный кредит сроком на 3—5 лет, как это практикуется в западных государствах, модернизировать оборудование и продавать ток мощному и надежному потребителю. К сожалению, в селах, расположенных вблизи от ГЭС, нет предприятий, которые бы выпускали высоколиквидную продукцию и могли своевременно и в полном объеме оплачивать электроэнергию. Поэтому подсчитать окупаемость капиталовложений довольно проблематично».

Ныне местные действующие ГЭС вырабатывают немногим более одного процента электроэнергии, потребляемой в области. В скандинавских странах удельный вес дешевых природных видов энергии растет на глазах и уже превышает 20%. В Украине для государственной и местных властей такая перспектива до сих пор малореальна, да и не особенно нужна. Населению навязывается мнение — источники нетрадиционные... И население, живя среди богатых неиспользуемых природных ресурсов, платит за электроэнергию почти по мировым ценам. И постепенно привыкает к мысли, что должно бедствовать. Традиционно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно