НЕТ НА КАРТЕ ЭТОЙ ТОЧНОГО ОТВЕТА

17 февраля, 1995, 00:00 Распечатать

Когда из приморского курортного городка разъезжается пестрая праздничная публика, он замирает. Но это не производит тягостного впечатления...

Когда из приморского курортного городка разъезжается пестрая праздничная публика, он замирает. Но это не производит тягостного впечатления. Скорее наоборот. Затяжные дожди насыщают хвою глубоким зеленым цветом, а море, будто уставшая от гостей хозяйка, с наслаждением выбрасывает на берег запутавшиеся в водорослях предметы: обрывки спасательных кругов, башмаки, детские игрушки...

Совсем другие мысли и чувства вызывает зрелище немых кранов в торговом порту. Вскинутые «руки» напоминают единодушное голосование. За или против?

Керченский морской торговый порт - единственный в Крыму, имеющий первую категорию. Это высокий уровень технологии, позволяющий перерабатывать за год более двух миллионов тонн любых грузов, огромная оборудованная территория и полторы тысячи высококвалифицированных кадров. На сегодня осталось все, кроме главного: грузов стало вчетверо меньше.

Причина печального явления проста: увеличение тарифов на грузоперевозки. Что выиграло от этого Министерство транспорта Украины, пока не известно, но ответная реакция последовала мгновенно. Российские суда ушли в Новороссийск и Прибалтику, и традиционный грузопоток, составлявший почти 90 процентов от объема переработки грузов Керченским портом, прекратился. Один росчерк пера - и жизнь Керченского полуострова оказалась на грани катастрофы. Таких «росчерков», отразившихся на жизни города, немало. И ни один - во благо. «Мы хотели быть самыми умными, - комментирует ситуацию заместитель Керченского торгового порта Г.Пономарев, - выхватить, урвать, ободрать! Ну, раз выхватили, другой. А в результате остались ни с чем. Теперь это поняли в правительстве Украины, но поезд ушел».

Местоимение «мы» - жест великодушия со стороны Пономарева. Слава Богу, руководству порта хватает хозяйственной хватки, выдержки и ответственности за жизнь города. А она, эта жизнь, зависит от них целиком и полностью. Двести двадцать миллиардов карбованцев налогов перечислил порт в казну Крыма в прошлом году - единственное предприятие в Керчи, рассчитавшееся с государством.

Где же деньги взяли при таких-то объемах? Не было бы счастья, да несчастье помогло: в ноябре позапрошлого года замерзло мелкое Азовское море, и все суда пошли в Крым. Работа до седьмого пота в первом квартале обеспечила не просто сносное существование в течение года, но позволила сохранить привычную раскладку прибыли, сложившуюся в предыдущие благополучные годы: 40% - на развитие порта, 40% - на социальную сферу, 20% - в фонд потребления.

Сохранение этой раскладки - дело чести для руководства порта, ответственного за жизнь полутора тысяч работников и полутысячи пенсионеров. Много ли осталось предприятий, строящих жилье и бесплатно отдающих его своим работникам? Здесь это делается. И строят его те, кто не занят в основном производстве или на ремонтных работах. Отпусков «за свой счет» здесь пока нет. То же - с обновлением производственных фондов. В 1993 году обновили весь парк малой механизации, в прошлом году значительные суммы потратили на реконструкцию и установку береговых радиолокационных станций на Керчь-Еникальском канале, обеспечивающих безопасную проводку судов из Черного в Азовское море.

Этот канал - статья особая. Тем, что пока только приносит расходы. Гидротехническое сооружение длиной 40 км, шириной 100 м, глубиной 9 м - целиком содержится морским торговым портом. А это немалые затраты. По каналу даже опытному капитану тяжело провести судно, поэтому порт обеспечивает еще и лоцманскую проводку.

И что же? Вот уже два года порт делает все это как бы даром, не получая ни копейки от российских судовладельцев, стремящихся в свои азовские гавани. Вынужденный «альтруизм» Керчи только в прошлом году вылился в кругленькую сумму - 3 млн. долларов, потому лишь, что вопрос о принадлежности жизненно важного объекта, каким является Керчь-Еникальский канал, уже три года висит в воздухе. Собственно, у нашей стороны на этот счет сомнений нет: канал давно на балансе Керченского порта, есть карта 1982 года, где границы административного деления четко свидетельствуют: канал находится на территории Крыма. Однако неплательщики, пользуясь тем, что в документах «нового времени» это обстоятельство не отражено, отвечают: «Не будем платить, пока вопрос не будет решен».

Время идет, Керченский порт, честно выполняя свои обязанности, обеспечивает безопасность движения. Попутно обращается в высокие инстанции с просьбой решить, наконец, вопрос на межгосударственном уровне, а в ответ - тишина... Последнее послание керчане отправили первому заместителю министра транспорта Украины, жалуясь на штрафы из-за «несвоевременного возврата валюты», которую никто платить им не собирается.

Снижение грузооборота, российские неплатежи, свободное на этот раз ото льда Азовское море и высокие расценки, не вызывающие у грузовладельцев желания вернуться к услугам керченских докеров, очень скоро могут поставить Керченский торговый порт на грань кризиса. Что тогда?

Потерять грузопотоки легко, а чтобы вернуть - годы нужны, ведь это целая система, - рассуждает Г.Пономарев. - Как быть? Недавно с таким вопросом обратились к нам департамент и одесситы. Мы ответили: во-первых, снизить ставки для флота - до 20 процентов. Ведь любой грузовладелец хоть во Владивосток уйдет, если там он выиграет на тонне груза 6-7 долларов! Во-вторых, должны быть снижены тарифы на грузоперевозки по железной дороге.

Пока ответа нет. Разговоры о переподчинении портов полуострова Крыму, раздающиеся иногда среди крымских депутатов, Геннадий Валерьянович считает блажью, маниловскими фантазиями. А вот режим открытой экономики для Крыма - совсем другое дело. С помощью льготных тарифов, считает он, мы бы смогли вернуть российских грузовладельцев.

Не хочется мириться с мыслью, что лучшее время для Керчи осталось в прошлом. Единая транспортная сеть. Непрерывный поток грузов из Средней Азии, Казахстана через Каспийскую, потом Керченскую переправу. Быстрая, качественная переработка грузов. «Грузовладельцы с удовольствием с нами работали», - грустно заключает Г.Пономарев.

Теперь же - и переправой неохотно пользуются.

По всей вероятности, изрядно нарушен тот самый «баланс интересов», соблюдение которого и есть первейшая обязанность любого правительства. Пока крымчане проливали слезы, жалея свою «историческую родину», оставшуюся без крымских портов, оказалось, что она и без них прекрасно обходится. Вот только во что выльется Крыму и Украине эта «разлука без печали»?

У мощного Керченского порта большой «тормозящий путь», но и он стремительно сокращается. Портовики города с достоинством переживают смутное время. Знать бы только, сколько еще придется ждать, пока президенты, перешедшие в последнее время от поцелуев и «брудершафтов» к сдержанным деловым рукопожатиям, поймут наконец язык застывших в торговом порту кранов?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно