Негосударственные пенсионные фонды: к забытым источникам

8 июля, 2011, 14:28 Распечатать

До середины ХІХ ст. в Российской империи, в состав которой входила и большая часть территории современной Украины, система пенсионного обеспечения практически не существовала.

І чужому научайтесь,

й свого не цурайтесь.

Тарас Шевченко

В условиях реформирования пенсионной системы, сопровождающегося введением накопительных принципов для построения ее второго и третьего уровней, не будет лишним напомнить забытые факты из «пенсионной» истории Украины, которые помогут сделать соответствующие выводы в дальнейшем.

«Локомотивы» пенсионной реформы

До середины ХІХ ст. в Российской империи, в состав которой входила и большая часть территории современной Украины, система пенсионного обеспечения практически не существовала. Хотя еще 6 декабря 1827 года был издан царский указ о пенсиях, «государевы» пенсии, как правило, были довольно скромными, выплачивались нерегулярно и назначались в отдельных случаях и отдельным людям. Учитывая небольшие масштабы «покрытия» таким пенсионным обеспечением и его незначительную эффективность, тогдашнее правительство было вынуждено поддержать инициативу военных чиновников и служащих Министерства путей сообщения, направленную на создание пенсионных касс — прообразов современных негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Первая такая касса была основана в 1858 году для обеспечения пенсиями служащих Варшавско-Венской железной дороги, 25 июня 1859-го создана Пенсионная касса военно-сухопутного ведомства, а с 1 сентября 1860 года в Санкт-Петербурге начала действовать Пенсионная касса инженеров путей сообщения.

Наряду с отменой крепостного права, сопровождавшейся известными преобразованиями в образовательной, военной, земельной и других сферах государства, этот период можно считать началом пенсионной реформы того времени.

Итак, служащие железных дорог получали право на две пенсии: государственную (за особые заслуги) и эмеритальную (слово «эмеритура» означает «выслуга лет»), или, как на сегодняшний день, профессиональную (за многолетний добросовестный труд) — из соответствующей пенсионной кассы. Последняя служила весомой мотивацией долгосрочной работы на железных дорогах, где были такие кассы.

Лица, служившие в земствах, а это были учителя, врачи и некоторые другие категории служащих, не имели на начало 1860-х годов никаких привилегий, в том числе и пенсий. Естественно, что эти люди с небольшим жалованием все время пытались перейти на другую, более престижную и обеспеченную службу. Как результат, земства теряли хороших работников. Чтобы удержать их на службе, земства решили взять на себя обязательства по пенсионному обеспечению таких работников при условии, что последние выслужат установленный минимум лет, как это делалось в отношении государственных служащих. Идя навстречу пожеланиям земств, царское правительство в 1863 году узаконило земские пенсионные кассы.

Пенсионное обеспечение служащих того времени осуществляли:

1. Пенсионные системы для государственных служащих, к которым относились:

— пенсионные кассы военных чиновников, Министерства юстиции, ведомства императрицы Марии (кстати, последняя была патронессой Института благородных девиц, расположенного на улице Институтской в
г. Киеве);

— пенсионные кассы народных учителей и учительниц;

— пенсионные кассы служащих Министерства путей сообщения.

2. Пенсионные системы городов и земств (самыми известными были Черниговская и Екатеринославская эмеритальные кассы, основанные соответственно в 1888-м и 1896 году).

3. Пенсионные системы частных предприятий и объединений предпринимателей горнодобывающей промышленности, транспорта, машиностроения (например «Сберега­тельно-эмери­тальная касса служащихъ Товарищества пароходства по Днепру и его притокамъ»).

4. Пенсионные кассы банков.

5. Общества взаимопомощи и страхования по профессиональным или корпоративным признакам (например Общество взаимопомощи кадетов Сумского кадетского корпуса).

Участие в некоторых кассах было добровольным, но в большинстве из них на то время превалировал элемент обязательности. Их участниками и вместе с тем вкладчиками в обязательном порядке становились государственные служащие, в том числе офицеры армии и флота, железнодорожники, военные чиновники, горные инженеры, юристы, а также учителя, имевшие статус государственных и земских (по-современному — муниципальных) служащих. Уставы всех касс утверждались царскими указами или соответствующими министрами (промышленности и земледелия, путей сообщения и т.д.).

Пенсионные кассы: как это работало?

Первые кассы очень напоминали современную солидарную систему — каждый, кто поступал на службу, был обязан уплачивать определенный процент заработанного. Эти суммы направлялись на выплаты ушедшим на пенсию участникам кассы. В большинстве касс свободные средства размещались под проценты в банковских учреждениях, вкладывались в государственные облигации и т.п., чтобы за счет полученной прибыли также выплачивать пенсии. В свою очередь, такие плательщики взносов также могли рассчитывать на получение выплат после окончания службы. Размер выплат в каждой кассе рассчитывался на основании специальных таблиц, устанавливавших довольно четкую и прозрачную зависимость пенсии от суммы взносов и выслуги лет. При этом выплаты из пенсионной кассы осуществлялись ее участнику независимо от получения других доходов или подобных выплат из казны.

Основным источником пенсионных выплат из эмеритальной кассы были взносы тех, кто находился на службе. Однако со временем выяснилось, что кассы эмеритального типа финансово неустойчивы и не в состоянии обеспечить своим участникам достаточную пенсию. Чтобы выплачивать приличную пенсию и предотвратить дефицит средств в условиях роста количества пенсионеров (что наблюдаем сегодня в солидарной пенсионной системе Украины), необходимо было или увеличивать отчисления с участников кассы, или заставить железные дороги дополнительно платить за своих служащих. В этих условиях был осуществлен переход к другим принципам финансирования и выплат пенсий. Принимая во внимание сложность покрытия дефицита эмеритальных касс, решено было превратить их в пенсионные кассы страхового типа, работающие по принципу: «Не выплачивать пенсионеру больше той суммы, которая учитывается на его пенсионном счету».

Первой по такому принципу начала работать Пенсионная касса служащих на Юго-Западных железных дорогах, которая была основана 1 января 1877 года. Заметим, что в дальнейшем этот принцип был положен в основу деятельности современных НПФ.

Участниками кассы в обязательном порядке становились все лица, независимо от пола, находившиеся на постоянной службе на Юго-Западных железных дорогах. Эти железные дороги охватывали сообщением территорию от Гродно и Белостока до Одессы и Бендер и от Бреста до Киева.

Средства кассы формировались из следующих источников:

— ежемесячных взносов участников в размере 6% оклада и одноразовых взносов с вознаграждений (10%), а также при увеличении денежного содержания;

— доплат казны (в дальнейшем — работодателя) на счет каждого участника в размере 50% (в дальнейшем — до 100%) ежемесячного взноса;

— доходов с капитала и имущества кассы, главным образом с инвестиционной прибыли от размещения активов кассы в инструменты, приносящие доход (облигации, депозиты и т.д.);

— случайных поступлений (продажа не вытребованного багажа, суммы штрафов и т.п.);

— добровольных пожертвований.

Участниками кассы открывались индивидуальные пенсионные счета, на которые поступали взносы и ежегодная прибыль от операций кассы, составлявшая в среднем 3—4% годовых. Эти средства (по-современному — пенсионные активы) и служили финансовой основой пенсионных выплат. Вместе с пенсиями за выслугу лет назначались и пенсии по инвалидности, пенсии по потере кормильца (вдове и сиротам). Размер выплаты определялся в зависимости от продолжительности службы участника кассы, его трудоспособности и суммы накоплений на его личном счету. Кроме того, учитывался возраст человека, которому назначалась пенсия, поскольку выплаты должны были осуществляться в течение определенного расчетными (актуарными) методами количества лет жизни пенсионера — от начала выплат до его смерти. Если же годовая сумма пенсии составляла менее трети последнего оклада служащего, он имел право получить из пенсионной кассы ее капитализированную стоимость, то есть всю сумму накоплений, учтенную на его личном счету. Такое правило существует и в современных НПФ.

Активным участником кассы, он также возглавлял ее комитет, был А.Бородин — управляющий и начальник Юго-Западных железных дорог в 1879—1896 годах. Он же пожертвовал пожизненную пенсию на улучшение существующих на железной дороге библиотек и строительство новых. Способны ли на подобное современные работодатели?

По образцу этой кассы были созданы и другие кассы на казенных и частных железных дорогах. Так, 30 мая 1888 года вступило в силу «Общее положение в пенсионных кассах российских частных железных дорог». После появления этого закона встал вопрос о создании единой пенсионной кассы и для служащих казенных железных дорог, поэтому 3 июня 1894 года было издано соответствующее положение.

Общий бюджет пенсионных касс железнодорожников в 1909 году составлял колоссальную по тем временам сумму — 245 миллионов рублей (!). К тому же Пенсионная касса служащих казенных железных дорог была в те годы самой большой в мире по количеству участников — 480 тыс. человек. Поэтому такие масштабы требовали проведения необходимых расчетов для определения потребностей во взносах и выплатах, чтобы в дальнейшем обеспечить надежное функционирование и финансовую устойчивость пенсионных касс. В 1900 году актуарий С.Савич по заказу железнодорожного комитета Министерства путей сообщения издал учебник «Элементарная теория страхования жизни и трудоспособности». Использование теории позволило специалистам железных дорог дополнить уставы пенсионных касс детальными таблицами расчетов пенсионных выплат, которые базировались на довольно точной отраслевой статистике по смертности и инвалидности. Интересен тот факт, что актуарные расчеты для Пенсионной кассы инженеров путей сообщения были проведены в 1908 году на период вплоть до 2062-го (!) по методике профессора Киевского университета А.Граббе, которая практически без изменений используется сегодня страховыми компаниями и пенсионными фондами на Западе.

Для заведования делами общей пенсионной кассы железнодорожников был основан главный комитет, местные комитеты на железных дорогах, управление делами кассы, делопроизводства кассы при местных комитетах (филиалы администратора пенсионного фонда, как на сегодняшний день). Членами таких комитетов имели право быть лица, которые отслужили на железной дороге не менее трех лет и получали жалование не менее 1000 рублей.

Расходы на делопроизводство кассы (по-нынешнему администрирование пенсионного фонда) относились на счет казны.

Необходимость проведения организационных и информационных мероприятий требовало соответствующего кадрового обеспечения. С этой целью начиная с 1910 года проводились собрания и съезды участников пенсионных касс железнодорожников, в том числе и с участием тогдашних деятелей только зарождавшегося профсоюзного движения.

Большое внимание уделялось вопросам инвестирования пенсионных средств. Для этого был создан специальный комитет, который формировал инвестиционную политику. С целью получения инвестиционной прибыли средства кассы размещались в государственные ценные бумаги (облигации, доход по которым был гарантирован правительством), облигации железных дорог, закладные частных земельных банков (напоминают ипотечные ценные бумаги), облигации Московского и Санкт-Петербургского кредитных обществ, банковские депозиты. Наверное, управляющие пенсионными кассами придерживались консервативной инвестиционной политики, отдавая предпочтение облигациям перед акциями.

Учительская пенсия: украинский опыт

По примеру железнодорожников начали создаваться пенсионные кассы для других служащих. Остановимся только на особенностях одной из работавших в Украине. С 1870 года на территории Полтавской, Черниговской, Харьковской, Екатерино­славской, Таврийской губерний действовала «Пенсионная касса народных учителей и учительниц», опыт которой был обобщен ее участником — нашим земляком Д.Любченко. Именно его нужно благодарить за книгу по пенсионному делу, изданную в Москве в 1913 году.

Все участники кассы делились на обязательных и добровольных членов. В школах, финансировавшихся за счет казны, членство учителей в пенсионной кассе было обязательным. Обязательные члены платили 6% жалования, а еще 6% за них уплачивала казна (государственный бюджет) или земство (местный бюджет). Добровольные участники кассы должны были вносить 12% жалования, но членство для них не было обязательным.

Это касалось в основном лиц, преподававших в частных учебных заведениях. Условием зачисления в члены кассы (добровольные или обязательные) было получение от инспектора народных училищ или управляющего кассой (администратора пенсионного фонда, если говорить о современной Украине) «личной карточки» и ее заполнение с приложением необходимых документов (учительское свидетельство, метрика и т.п.). Один экземпляр такой карточки отсылался с реестром по адресу управления пенсионной кассы, а второй оставался в делах инспекции, выполнявшей функцию пенсионной комиссии. В случае назначения участника на должность в другую губернию или школу его карточка пересылалась следом, а сам инспектор подавал соответствующее сообщение в управление пенсионной кассы. Если происходили изменения в семейном положении участника и т.п., то он должен был сообщить об этом инспектору, а тот, в свою очередь, письменно сообщал в управление пенсионной кассы. Уже тогда была введена система персонифицированного учета участников на бумажных носителях. Делами кассы занимались:

— управление кассы (аналог администратора современного пенсионного фонда);

— комитет кассы (совет фонда, как на сегодняшний день);

— совет Министерства народного образования (государство).

Полная пенсия назначалась при условии 15 лет службы и членства в кассе. Если у учителя было 10 лет службы и членства в кассе, то он имел право на получение меньших сумм. Отслужившие менее двух лет не получали ничего. Лицам, которые заболели на службе, имели на содержании несовершеннолетних детей и т.п., назначались усиленные пенсии. Например учителю, который в 1911 году имел выслугу 36 лет и получал жалование в 760 руб., назначалась усиленная пенсия 668 руб. При этом четко дифференцировался размер пенсии в зависимости от возраста вступления на службу и стажа (выслуги лет). Имея выслугу 15 лет и жалование в 360 руб., учитель, поступивший на службу в 20 лет, имел право получать пенсию 65 руб., если же выслуга составляла 20 лет — 106 руб., а при условии 25 лет выслуги — 166 руб. Если учитель служил более 25 лет и платил обязательные взносы после 25 лет, то размер пенсии по эмеритуре существенно не увеличивался. Очевидно, это делалось с целью «омоложения кадров» экономическими методами. Наряду с пенсиями за выслугу лет назначались и пенсии по инвалидности, пенсии по потере кормильца (вдове и сиротам).

В условиях роста цен пенсионная касса обратилась в 1909 году к Государственной Думе и земствам с предложением увеличить отчисления на счета обязательных участников с целью обеспечения размеров пенсионных выплат лицам, отслужившим больше 25 лет, до 100% жалования. И это предложение было поддержано государством и местными органами власти в 1910 году. Так, Закон «Об отнесении на счет казны части пенсий народных учителей и учительниц…» вносил следующие изменения в устав пенсионной кассы:

«1. Пенсионная касса народных учителей и учительниц имеет целью обеспечение участников кассы и их семей пенсиями, независимо от тех, которые будут ими получены на основании общих законов, других уставов и высочайших повелений…»

Также этим законом устанавливались и источники финансирования пенсионной кассы:

— взносы обязательных участников кассы в свою пользу — 6% жалования;

— взносы добровольных участников кассы — 12% жалования;

— отчисления из средств государственного казначейства.

Кстати, цены в августе 1914 года в Киеве были следующими: 1 кг свинины — 40—60 коп., телятины — 30—40 коп., пуд (16 кг) муки пшеничной — 2 руб., крупы гречневой — 2 руб., риса (импортного) — 4,6 руб. Зарплаты мелких чиновников составляли 50—60 рублей в месяц, средних — 100—150, высоких должностных лиц — от 200 рублей. Рабочие на строительстве (каменщики, столяры, печники) получали до 2 руб. в день.

Таким образом, средства на финансирование учительских пенсий в пенсионной кассе (по-современному — корпоративном негосударственном пенсионном фонде) формировались работодателем (государством) из бюджета и служащими (участниками кассы) — из собственного жалования. Именно государство занималось финансированием и функционированием пенсионных касс (негосударственного пенсионного фонда) государственных (земских) служащих.

Пенсионная касса народных учителей и учительниц в 1911 году насчитывала 100 тыс. участников, или 50% от общего количества учителей Российской империи, а ее активы составляли значительную по тем временам сумму — 8,5 млн. руб.

Интересный факт: современные системы пенсионного обеспечения государственных служащих ряда стран очень напоминают ту, которая существовала в пенсионной кассе украинских учителей почти сто лет назад. При этом в обществе нормально воспринимаются профессиональные пенсионные системы. Ведь там никто не устанавливает себе лучшую пенсионную жизнь за счет других плательщиков налогов и взносов. Чего не скажешь о современных украинских «льготниках» и VIP-пенсионерах.

НПФ — сегодняшний поезд в будущее

Таким образом, в дореволюционной Украине функционировали три «уровня» пенсионной системы, очень напоминающие современные:

1) государственная (бюджет) — для отдельных граждан;

2) частная эмеритальная (аналог солидарной пенсионной системы);

3) частная накопительная (современные НПФ).

Известно, что в 1897 году в Украине успешно функционировало свыше 200 пенсионных касс — аналогов современных НПФ.

Об эффективности такой «многоуровневой» системы свидетельствует тот факт, что в конце ХІХ в. пенсия полковника, выплачиваемая ему казной, составляла 575 руб. в год, тогда как выплата из пенсионной кассы, куда он в течение 35 лет службы ежемесячно платил 6% жалования, — 863 руб. То есть уже тогда «люди государевы», в отличие от современных госслужащих, полагались в пенсионном вопросе не только на государство, а в основном на собственные силы.

Указанные выше три «уровня» системы соответственно обеспечивали и пенсионные выплаты из трех источников, представленных:

1) казной (бюджетом);

2) эмеритурой, а со временем — пенсионной кассой страхового типа, участие в которой было обязательным как для работника, так и для работодателя;

3) пенсионной кассой либо страховой компанией или коммерческим банком, участие в уплате взносов в которые было добровольным.

Пенсионная система современной Украины во многом воспроизводит эти источники. Реализация пенсионного обеспечения железнодорожников осуществляется в виде «многоуровневой» пенсионной системы, которая состоит из системы общеобязательного государственного пенсионного страхования (солидарной системы), представленной со стороны государства Пенсионным фондом Украины, и добровольной системы негосударственного пенсионного обес­печения, которая представлена ПНПФ «Магистраль». После завершения пенсионной реформы указанные источники, скорее всего, будут дополнены обязательными накопительной пенсионной системой и профессиональной пенсионной системой на базе ПНПФ «Магистраль».

Известные события 1917 года не могли не сказаться и на самом существовании в Украине пенсионных касс, их вкладчиков и участников. Все, что было на территории Украины, более чем на 70 лет стало государственным — как предприятия, организации, финансовые учреждения, так и, собственно, пенсионная система. При этом во многих странах Европы пенсионные кассы, НПФ и страховые компании постепенно стали неотъемлемой частью рыночной экономики и продолжают развиваться. Сегодня среди членов Европейского Союза и НАТО нет стран, где бы не работали НПФ. Если в начале 1940-х годов в США каждый пятый работник был участником НПФ, то сегодня — каждый второй, тогда как в других странах «старой» Европы — каждый четвертый. Также отмечается бурный рост фондов, их активов и количества участников не только за океаном или в Западной Европе, но и в государствах бывшего соцлагеря на территории Восточной Европы (Польше, Венгрии, Болгарии, Словакии, странах Балтии), в России, Казахстане. Не стала исключением и Украина, где НПФ работают с 2004 года.

* * *

Главный вывод из короткого экскурса в нашу пенсионную историю: НПФ в Украине нужно считать не чужеземным заимствованием или преждевременным явлением, а возрождением незаслуженно забытых источников, которые существовали в прошлом и могут быть полезными сегодня и в будущем.

Современным реформаторам вместо того, чтобы «продавливать» закон, написанный с учетом «лучшего зарубежного опыта», и навязывать обществу монополиста второго уровня пенсионной системы в виде накопительного фонда, целесообразно обратить внимание на забытый отечественный и современный европейский опыт. Ведь второй уровень в этих странах представлен в основном корпоративными и профессиональными пенсионными системами, которые функционируют на базе соответствующих НПФ, созданных по инициативе профсоюзов. Все это начиналось там с пенсионных касс, которые одинаково успешно работали в интересах как государственных служащих, так и простых рабочих. Так стоит ли нам что-то выдумывать?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно