Нефтяной сектор Украины в ожидании перемен

13 мая, 2011, 14:01 Распечатать Выпуск №17, 13 мая-20 мая

Периодически происходящие в мире энергетические кризисы подтолкнули высокоразвитые страны к инновациям с целью увеличения ресурсов нефти и нефтепродуктов.

© Getty Images/Fotobank

Периодически происходящие в мире энергетические кризисы подтолкнули высокоразвитые страны к инновациям с целью увеличения ресурсов нефти и нефтепродуктов, в том числе за счет более эффективного их потребления. Нефтяной сектор является самым инновационноемким и именно поэтому наиболее эффективным среди других отраслей топливно-энергетического комплекса.

Особое влияние на повышение потребности в инновациях имел мировой рост цен на энергоносители. В результате трансформационных преобразований в нефтяном секторе была создана инновационная система, сконцентрировавшая в себе многолетние достижения из различных отраслей промышленности. Все это дало возможность странам Запада уже в начале ХХІ века создать высокотехнологичный базис, обеспечив растущие потребности мирового рынка в нефти и нефтепродуктах, совершив прорыв в инновациях для эффективного энергосбережения. Так, мировое потребление нефтяного топлива достигло 3882,1 млн. тонн, или 34,7% всех энергоносителей, в Украине эти показатели составляют 14,1 млн. тонн и 12,5% соответственно. Развитию нефтяного сектора способствовало создание гибкой системы ценообразования на нефть, которая, кроме фискальной целевой направленности, обеспечивала повышение инвестиционных потребностей для финансирования инновационной деятельности нефтяных компаний.

За годы последнего экономического кризиса в нефтяном секторе высокоразвитых стран наблюдались тенденции повышения собственной добычи нефти при общем падении потребления нефти и продуктов ее переработки. Так, за 2009 год в США производство нефти по сравнению с 2008-м выросло на 7% и достигло 325,3 млн. тонн при соответствующих мировых показателях — 2,6% и 3820,5 млн. тонн. Вместе с тем потребление за тот же период в США снизилось на 4,9%, до 842,9 млн. тонн, тогда как в мире эти показатели составляли -1,7% и 3882,1 млн. тонн соответственно. Более экономичное использование нефтепродуктов в США по сравнению с мировыми данными за 2008—2009 годы подтверждается падением их потребления по группам продуктов: автомобильных бензинов — на 0,3%, дизельного топлива — на 9,0, мазута — на 16,2% и в целом — на 4,2%. В то же время цены на мировых рынках нефти по состоянию на март 2011-го составляли: на нефть сорта Brent — 114,73 долл./бар., «корзины» ОПЭК — 109,9 долл./бар. и сорта Dubai — 102,98 долл./бар.

Анализ цен на нефтепродукты в странах ЕС за сентябрь 2010 года — март 2011-го показал, что на рынке наблюдалась тенденция роста (падения) цен нефтепродуктов в соответствии с изменением цен на нефть.

Разный уровень налогообложения в странах Евросоюза влияет на цену нефтепродуктов, которая, впрочем, не очень отличается по странам ЕС. К этому стоит прибавить, что расчеты цен должны стимулировать потребителей нефти и нефтепродуктов к их экономному использованию.

Маржа (рентабельность) нефтепереработки в странах ЕС за 2002—2011 годы характеризуется различными тенденциями, обусловленными в основном динамикой цен на углеводородное сырье, и колебалась от 1,44 долл./бар. в 2002 году до 5,85 долл./бар. — в 2005-м, 7,49 долл./бар. — в 2008-м, 2,73 долл./бар. — в 2009-м, 3,72 долл./бар. — в 2010-м и 1,32 долл./бар. — в 2011 году. В Украине маржа НПЗ не рассчитывается, поскольку переработка нефти нерентабельна, что объясняется низкой глубиной ее переработки — 76,4% против 90—95% за границей. Последнее приводит к большему, чем при совершенной технологии, производству мазута, цена импорта которого составляла 533,1 долл./тонна против цены дизельного топлива — 736,2 долл./тонна и автомобильного бензина — 733,9 долл./тонна. При условии, что цена тонны нефти равна 536 долл., то есть выше, чем мазута, большинству украинских НПЗ выгоднее экспортировать нефть, а не перерабатывать ее в Украине. При этом следует отметить, что национальные НПЗ производят высокую долю (более 50%) бензинов с октановым числом ниже 95 и дизельное топливо с повышенным содержанием серы, что значительно дешевле по сравнению с более качественными нефтепродуктами.

В Украине по сравнению со странами Запада наблюдались несколько другие тенденции (см. табл.). Так, при падении за 2009—2010 годы спроса на 0,2% добыча нефти из собственных месторождений сократилась на 10,8%, а импорт вырос на 3,1%. По бензинам показатели производства составляли +4,7%, -8,7% и +26,4%, дизельному топливу — +5,6%, -5% и +14,6%, мазуту — -13,2%, -6% и -41,4%, соответственно. В то время как мировые мощности по нефтепереработке использовались на 80%, в Украине в 2010 году этот показатель составлял 20,6% (общая мощность 50,34 млн. тонн в год), в том числе по крупнейшим НПЗ: АО «Укртатнафта» — 19,4% (18,6 млн. тонн в год) и АО «Линик» — 29,9% (15,98 млн. тонн), а по АО «Нефтехимик Прикарпатья» — 7,3% (2,6 млн. тонн), АО «НПК Галичина» — 12,0% (3,22 млн. тонн), АО «Одесский НПЗ» — 51,7% (2,8 млн. тонн). АО «Херсоннефтепереработка» (7,09 млн. тонн) уже несколько лет не работает из-за нерентабельной технологии переработки нефти, требующей модернизации.

Рынок нефти по сравнению с рынками других энергоносителей наиболее уязвим к повышению цен, в том числе по политическим соображениям. Так, значительное увеличение (в 17 раз) цены на нефть в 1970—1980 годах привело к первому мировому энергетическому кризису. Для ликвидации его последствий развитые страны выделили значительные средства на мероприятия по экономии энергоресурсов и развитие альтернативных источников энергии.

Обвальное падение цен в 1986 году привело к снижению рентабельности добычи нефти и стимулировало нефтяной сектор Запада к более интенсивному внедрению высоких технологий. Именно в британском секторе Северного моря за 1970—1990 годы сроки освоения месторождений нефти сократились с четырех до двух лет, а затраты на их освоение — более чем на 75%. Максимальная глубина моря, при которой разрабатывались нефтяные месторождения, выросла с 300 м в 1984 году до 2500 м — в 2006-м, а в 2010 году превысила рубеж в 3500 м.

Внедрение высоких технологий, особенно в районе Северного моря, привело к новому повышению затрат на научно-исследовательские работы: 12 нефтяных компаний, входивших в 300 крупнейших фирм мира, в 1995—1999 годах увеличили расходы на такие работы на более чем 25%, а их вложения в этот сектор превысили 5 млрд. долл.

В последние годы активно используются третичные методы повышения коэффициента нефтеотдачи: термические, газовые, химические и микробиологические. Так, соотношение добычи нефти за счет термических, газовых и химических методов в США составило 7:2:1, Канаде — 1:8:1, Украине — 0:1:15 и России — 2:1:7. Самыми эффективными считаются термические и газовые методы.

По прогнозам британской компании Douglas-West-Wood ltd., расходы мировой нефтегазовой отрасли на бурение шельфовых скважин в ближайшие пять лет возрастут до 189 млрд. долл. Эта сумма включает данные о более чем 15 тыс. новых скважин во всем мире, в том числе около 4,5 тыс. разведывательных на сумму 75 млрд. долл. и примерно 10,5 тыс. эксплуатационных (114 млрд. долл.).

В странах Африки и Латинской Америки расходы на глубоководное бурение намного выше, чем на бурение на меньших глубинах. Вместе с тем в странах Среднего Востока глубоководное бурение совершенно не ведется, а в странах Северной Америки объем расходов на шельфовое бурение снова может быть максимальным (57 млрд. долл.).

Все эти вопросы важны и для Украины, у которой есть залежи нефти и природного газа, расположенные на больших глубинах шельфа Азовского и Черного морей.

Действие фактора растущей цены на нефть особенно сказалось на внедрении «трудных» капиталоемких технологий, к которым можно отнести добычу высоковязкой нефти (ВВН). Замечу, что в мире открыто свыше 1680 месторождений такой нефти, запасы которых составляют свыше 750 млрд. тонн, но ее переработка требует специальной сложной технологии. Сегодня ВВН добывают почти в половине из 96 нефтедобывающих стран, а объемы ее добычи термическими методами превышают 85 млн. тонн в год. В Украине этому вопросу, к сожалению, не уделяется надлежащее внимание.

Совсем по-другому с точку зрения инновационного развития выглядит мировая нефтеперерабатывающая промышленность.

Серьезные изменения происходят в нефтеперерабатывающей промышленности: в 1980—1996 годах в развитых странах было остановлено 45 нерентабельных нефтеперерабатывающих заводов. Сегодня в Украине остановлен Херсонский НПЗ, а уровень использования других НПЗ с небольшой мощностью низкий. Все это свидетельствует о том, что в нашей стране повторяются, хотя и с опозданием, мировые тенденции.

К этому надо добавить, что небольшие по мощности НПЗ выводились из эксплуатации значительно чаще по сравнению с крупными предприятиями. Это было обусловлено следующими причинами: на крупных НПЗ более эффективно по сравнению с малыми предприятиями внедряются меры по снижению расходов на производство; крупные НПЗ дешевле перевести на глубокую переработку нефти, чем малые; крупным НПЗ эффективнее переходить на более совершенные с точки зрения экологичности технологии, потому что это требует значительно меньших удельных капиталовложений.

Таким образом, в новых посткризисных условиях крупные НПЗ становятся более конкурентоспособными по сравнению с малыми, что подтверждает опыт Украины.

Важным фактором, увеличивающим ресурсы нефтепродуктов, выступает повышение уровня энергосбережения.

К основным факторам, повлиявшим на рост энергетической эффективности экономики стран ЕС, относятся: широкомасштабное внедрение высоких технологий в промышленности и других секторах экономики, благодаря чему на электростанциях и в котельно-печных установках достигается высокий к.п.д. топлива; усиление конкуренции в топливно-энергетическом комплексе; воспитание у населения рыночного менталитета, который сформировался в атмосфере конкурентной борьбы в течение десятилетий.

В этих условиях были пересмотрены концептуальные положения относительно технологической схемы современного НПЗ. Так, если в конце 80—90-х годов ХХ века автоматизацией были охвачены отдельные установки или производства, то уже в начале ХХІ века в отдельных развитых странах Запада были разработаны концептуальные проекты НПЗ будущего (Япония) и модель «интеллектуального» НПЗ (США). Среди десяти ключевых идей для проектирования НПЗ нового поколения большинство связано с автоматизацией — минимальное техническое обслуживание, продолжительность работы без остановок, создание производственных центров, безопасность, гибкость и простота. Гибкость технологической схемы такого НПЗ позволяет регулировать производство бензина и дизельного топлива в зависимости от рыночного спроса. Полностью автоматизированные НПЗ построили такие компании, как Shell, Exson/Mobil и некоторые другие.

Для достижения в Украине мирового уровня в нефтяном секторе необходимо пересмотреть технологическую политику государства, сделав акцент на ее развитии в направлении внедрения инноваций для более эффективного использования сырья (нефти) и повышения качества нефтепродуктов.

Надо более эффективно использовать государственное регулирование цен на энергоносители, сделав их главным фактором формирования инвестиционного фонда для финансирования инноваций в нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленности.

Для решения проблем конкурентоспособности нефтяного сектора нужно разработать соответствующие комплексные программы, рассмотрев возможность участия Украины в международных интеграционных проектах по этим вопросам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно