НЕДЕЛЯ ЗАМКНУТОГО КАРБОВАНЦА

19 июля, 1996, 00:00 Распечатать

«Сигнал: три зеленых свистка» (Экспертные рекомендации по определению сроков денежной реформы) Аб...

«Сигнал: три зеленых свистка»

(Экспертные рекомендации

по определению сроков денежной реформы)

Абсолютно незаметно для большинства населения, не занятого промыслом валютных спекуляций, не играющего на разнице курсов карбованца на Московской и Украинской валютных биржах и слабо отличающего ЛОРО-счета от «Коза ностры», в общем, мимо миллионов граждан, прошла неделя замкнутого карбованца. А между тем вопрос -является ли наша валюта замкнутой, ограниченно конвертируемой или конвертируемой свободно - представляет отнюдь не узкоспециальный интерес. Раз уж мы тут живем...

Национальный банк Украины 11 июля телеграфировал заинтересованным организациям «О функционировании счетов ЛОРО банков-нерезидентов в украинских карбованцах», а 17 июля «Об упорядочении бухгалтерского учета и расчетов по счетам ЛОРО банков-нерезидентов в валюте Украины». Между двумя телеграммами НБУ «проскочило» огромное количество версий, совещаний, неприятностей. Но сами названия телеграмм не случайно приведены нами полностью. Если 11 июля речь шла об «украинских карбованцах», то

17-го, для полноты картины, - уже о «валюте Украины». При этом автор ни в коем случае не подразумевает, что валюта Украины начнет называться, скажем, гривной прямо с завтрашнего дня.

Кстати, о завтрашнем дне. Наряду с попыткой упорядочить расчеты с нерезидентами грядут перемены и в системе внутренних расчетов, а точнее - серьезные новшества во всем набившей оскомину очередности платежей.

Откуда ЛОРО-счета пошли быть

Вопрос о ЛОРО-счетах, то есть способах и валюте расчетов между резидентами и нерезидентами, приобрел особую прелесть в 1993 году. Декрет КМ «О системе валютного регулирования и валютного контроля», увидевший свет 10 февраля 1993 года, по сути представлял собой концепцию карбованца как валюты замкнутой. Достаточно напомнить, что эта система предусматривает, наряду с полным «перекрытием» каких-либо капитальных операций с карбованцем, ограничение на вывоз наличной валюты, обязательную продажу части валютной выручки, жесткую регламентацию выдачи наличной валютной выручки, жесткую регламентацию выдачи наличной валюты через кассы. Следующий, несколько запоздалый, шаг в том же направлении был сделан в прошлом году, когда иностранная валюта была запрещена к использованию в торговом обороте. Словом, единым средством платежа на территории Украины является карбованец, а расчеты между резидентами и нерезидентами могут осуществляться только в иностранной валюте. Но, скажем так: не удалось договориться с центральными банками стран зоны рубля о порядке взаимных котировок украинского карбованца. Проще говоря, «большого рублевого друга» не устраивало условие оплаты украинских контрактов в неукраинской валюте. Тогда премьер Кучма и председатель правления НБУ Ющенко прибавили к Декрету о валютном регулировании письмо, разрешающее проводить расчеты со странами СНГ в украинских карбованцах. То есть иностранцы - нерезиденты получили возможность открывать карбованцевые ЛОРО-счета в украинских банках.

Через ЛОРО-счета проходят обороты, связанные с депонированием, кредитованием, обслуживанием торговых операций - до последнего времени, - трудно контролируемые, а значит, дающие прелестную возможность не только, как выразился глава НБУ Виктор Ющенко, для нормальных спекуляций, но и для спекуляций «ненормальных». Речь, очевидно, о том, что существование двух крупных центров котировок карбованца - Украинской и Московской валютной бирж приводило к значительным по масштабам и плохо прогнозируемым спекуляциям на разнице курсов УМВБ и ММВБ.

Маржа, полученная в результате таких спекуляций, зачислялась и проходила через ЛОРО-счета бесконтрольно. Неприятность в том, что Украина, со своей денежной массой, просто не в состоянии конкурировать с российскими спекуляциями в рубле. Тем более, что и российские валютные рынки довольно ограниченны и работают в основном на «спотовых» условиях, т. е. на условиях немедленной покупки. Три-четыре крупных банка, договорившись на ММВБ, легко могли устроить (и устраивали) ощутимый для карбованца спекулятивный рывок - «порочная связь с московским рынком очень плохо отражалась на рынке украинском», - считают эксперты Института открытого общества. Такого же мнения решил в последнее время придерживаться и НБУ. И своей телеграммой для начала просто запретил расчеты между банками-нерезидентами через карбованцевые ЛОРО-счета и ввел ограничения по выплатам за товары и услуги. Тут пришел в изумление Центробанк России, затем перестала котировать карбованец ММВБ, очень опечалились мастера всех стран, работавшие по классической схеме обналичивания валюты (по данным экспертов, на ЛОРО-счета приходится до 10% обналички теневых доходов), пошли в прессе страдания по поводу горькой судьбинушки российских партнеров, вернулся из США Виктор Ющенко, был вызван к Президенту, слетал к шахтерам в Донецк вместе с премьером - в общем, понеслась душа в рай. Следующая телеграмма НБУ была помягче к обладателям ЛОРО-счетов, предусматривала способы бухгалтерского контроля за движением средств, напоминала, что резидентам запрещено рассчитываться между собой через ЛОРО-счета нерезидентов в родной украинской валюте, но сути дела радикально не меняла. Суть же дела, на наш взгляд, такова: да, НБУ хотелось бы иметь в своих руках все инструменты определения курса национальной валюты, управления денежными средствами. Да, для этого необходимо исключить (или существенно уменьшить) возможность безналичных финансовых спекуляций, ограничить возможность обналичивания валюты. Что тут возразить, кроме того, что полученной ситуацией распорядиться можно по-разному?

Денежная реформа теоретически может начинаться именно с автономизации внутреннего оборота - для пущей простоты и четкости управления общей денежной массы. А уж после благополучного появления на свет новой национальной валюты должна наступить благодать резкой либерализации валютных расчетов. И все бы ничего, но есть у нас в Украине одна неприятность - системный кризис платежей...

«Картотека» - быть или не быть

Но сначала - все-таки о банках, тех, которые были активны в спекуляциях на разнице курсов УМВБ и ММВБ либо на разнице УМВБ - межбанковский рынок, а сейчас должны искать «обходные пути» и другие способы зарабатывания прибыли. Какие? Если взглянуть на совокупную структуру доходов, то можно заметить печальную особенность нашей банковской системы: менее 5% всех доходов банки получают от кредитования и расчетных операций. Кто виноват? Сто раз сказано: нет нормальной системы залога, частной собственности, ипотеки и так далее. Кредиты в основном связаны с высокими рисками, нет или практически нет независимых страховых компаний. С другой стороны - зачем банкам вся эта кредитная морока, если доходность спекуляций на валютном рынке намного выше доходности по рисковым инвестиционным, кредитным операциям?

Логика подсказывает, что описанные выше меры НБУ должны сопровождаться и некоторыми реверансами (в сторону банков - в первую очередь) со стороны правительства и Президента. Например, неплохо было бы обеспечить новые правила платежной дисциплины. Посему в недрах Кабмина вызрела идея, поддержанная Президентом и нужная премьеру (которому что-то делать с неплатежами все-таки надо). Идея воплотилась в проект указа, с некоторыми принципиальными положениями которого имеет смысл познакомиться заранее.

«Системная проблема отличается от проблемы текущей тем, что ее нельзя решить эволюционным путем. Проблема неплатежей - как раз такова. Если не произвести радикальных изменений, у нас и банки вечно будут иметь убогие кредитные портфели, и предприятия продолжат с удовольствием поглощать кредитные деньги, ничего не возвращая». Такова общая «отправная точка» разработчиков проекта, сформулированная народным депутатом Сергеем Терехиным.

Проект указа по «задумке» приводит систему расчетов в Украине в цивилизованный, международный вид. Но сначала о том, что мы имеем, то есть, о печальном. Прежде всего это касается такого «изобретения», как существующая на сегодня система «картотеки». Если кто-то еще не знает, что это такое, то - вкратце выглядит все так: предприятие задолжало в бюджет. Чтобы не платить штрафов и неустоек, оно пишет платежку: «Я должно бюджету 100 карбованцев». Приносит платежку в банк, в котором, естественно, денег на счету этого предприятия просто нет. По системе, принятой в 1993 году, банк эту платежку принимает и заносит в так называемую картотеку. Немедленно начинают тикать проценты -по 0,3 в день - на картотечную сумму. То есть, без особого согласия кредитора, предприятие само себе устраивает кредит от бюджета. Ну и не платит, конечно.

Следующий привычный шаг: когда существует картотека, средства, поступающие на счет предприятия, списываются на погашение этой самой картотеки автоматически. Причем установлена очередность таких списаний: сначала - на заработную плату (тут, при снятии ограничений с фонда потребления, есть свои прелести), потом - загадочные 15% «на общую деятельность», потом - бюджет, энергоносители, охрана и т. п., банки-кредиторы в этой очереди, как правило, последние. Чтобы не утомлять читателя, подытожим: при существующей нынче системе организации платежей предприятие должно быть не в своем уме, чтобы проводить свою финансовую деятельность через свой же расчетный счет. Со всеми вытекающими (расчеты наличными, платежи через третьих лиц, Содом и Гоморра). С другой стороны - постоянная «борьба с наличкой», дающая один главный результат: чем жестче борьба, тем больше наличности гуляет в так называемом теневом обороте (в 1993-м - 20%, в 1996-м - 45,2%).

Что предлагается? Отменить безакцептное списание - за исключением случая, когда налоговая инспекция начислила сумму недоимки налоговых платежей. Но только ее - ни штрафов, ни пени. Штрафы же, которые зачастую во много раз превышают основную сумму недоимки, списываются только по решению суда.

Все остальные платежи предприятие производит по собственному разумению. Опять-таки за одним исключением: если в договоре с кредитором стороны не оговорили, что принимают условием платежа безакцептное списание. Немаловажный момент для банков.

Картотека «отрезается», поскольку общую сумму картотечной задолженности - около 4 квадриллионов карбованцев - погасить сразу невозможно. Предусматривается переходный период (до 1 января 1997 года), в течение которого предприятие-картотетчник платит все, что считает нужным - в том числе и погашает долг по картотеке. Что же до сегодняшних расчетов, то банк принимает любые платежи только тогда, когда есть соответствующий остаток на счете.

Что касается наличности, тут в проекте хитро. Наличностью можно рассчитываться формально без ограничений. Но сказано, что тот, кто принимает наличность в оплату и при этом не приходует ее через кассу, либо делает это не по правилам, получает в награду большой штраф.

На вопрос, как это нововведение отразиться на состоянии рынка наличности, Сергей Терехин ответил: «Первая реакция - безусловно - «взлет» наличного рынка. Но после первого же отчетного периода, учитывая, что сроки оприходования наличности очень жесткие, а штрафы очень большие, наступит момент равновесия. Мы даем предприятиям возможность рассчитываться наличными, но если они при этом уклоняются от налогообложения, не зачисляют вовремя наличность из кассы на свой расчетный счет, в силу вступает система штрафов».

Проект указа готов, и, по убеждению разработчиков, в результате его действия «рассосутся» тромбы платежной системы Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно