НЕБРАТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НИКОЛАЕВА И БРАТСКА

25 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 25 октября-1 ноября

Восстановление былых хозяйственных связей между предприятиями бывшего Союза проходит по-разному...

Восстановление былых хозяйственных связей между предприятиями бывшего Союза проходит по-разному. Например, Павлодарский алюминиевый завод (Казахстан) недавно вошел в транснациональную финансово-промышленную группу «Сибирский алюминий», став равноправным партнером сибирских предприятий. Николаевский же глиноземный завод (Украина), похоже, не расположен к равноправному сотрудничеству: вот уже два года это крупнейшее глиноземное предприятие СНГ пытается поставить под свой контроль Братский алюминиевый завод (Россия), который мог бы обеспечить НГЗ гарантированный сбыт продукции и относительно благополучное существование.

Николаевский глиноземный завод (НГЗ) построен в середине 70-х годов и до сих пор является одним из крупнейших поставщиков глинозема в СНГ. Завод изначально был ориентирован на российскую промышленность (Братский, Саянский и Красноярский алюминиевые заводы), в самой Украине реальных потребителей его продукции нет. Проектная мощность завода - 1,2 млн. т глинозема в год, реальное производство - 1 млн. т. Источниками сырья являются Австралия, Бразилия и Гвинея.

Братский алюминиевый завод - крупнейший в России, в 1995 году произвел 768,8 тыс. т металла (на 1,8% больше показателей предыдущего года). При этом балансовая прибыль в 1995 году в абсолютном выражении выросла на 83% и составила 1,2 трлн. руб. (0 млн.).

После распада СССР Николаевский глиноземный завод очутился в трудном положении: основные потребители его продукции оказались за границей, сбыт продукции стал достаточно проблематичным. Со временем НГЗ наладил отношения с Красноярским алюминиевым заводом и даже решил вступить в созданную красноярцами ФПГ «ТаНаКо».

В свою очередь, Братский алюминиевый завод к 1994 году уже успел переключиться на других, более выгодных поставщиков и возвращаться к относительно дорогому николаевскому глинозему не желал. И тогда НГЗ поступил согласно веяниям эпохи: привлек к работе московскую фирму «Вашъ финансовый попечитель» (ВПФ), которая на деньги завода принялась скупать акции БрАЗа. ВПФ весьма преуспела в этом деле: по собственному признанию ее руководителей, на сегодня в руках компании и родственной ей фирмы «Зеленый мыс» сконцентрировано чуть меньше 25% акций БрАЗа. Что, в принципе, дает право представителям этих компаний (а соответственно, и представителям НГЗ) войти в совет директоров алюминиевого завода.

Тем не менее, ВФП не удалось выполнить «сверхзадачу», а именно - приобрести более 25% акций БрАЗа, тем самым получив право «вето» на решения собрания акционеров завода. Интересно, что НГЗ (и представляющий его интересы ВФП) нужно именно 25% и ни процентом больше, поскольку приобретение значительного (а тем более контрольного) пакета акций НГЗ невыгодно: кому же придет в голову разорять собственное предприятие? Если же НГЗ будет владеть только тем пакетом, который обеспечивает право «вето», убытки БрАЗа от покупки дорогого сырья из Николаева в большей мере (в соотношении 25:75) будут нести остальные акционеры. Таким образом, в течение нескольких последующих лет НГЗ обеспечит себе безбедное существование за счет БрАЗа. Именно в этом видится основная причина противостояния АОЗТ «Вашъ финансовый попечитель» и менеджмента БрАЗа, хорошо понимающего побудительные мотивы ВФП.

Кроме того, менеджмент БрАЗа во главе с генеральным директором завода Борисом Громовым уже выбрал для предприятия стратегического партнера - британскую Trans World Group, осуществляющую с 1992 года, самого тяжелого для завода, маркетинг продукции, а также через дружественные фирмы - бесперебойную поставку сырья и компонентов. Именно благодаря альянсу с Trans World Group заводу удалось пережить кризис 1991-93 гг. без существенных потерь и стать сегодня одним из самых прибыльных предприятий России.

Ясно, что наличие в совете директоров представителей компаний-конкурентов могло привести к конфликту интересов и разладить работу одного из самых успешных российских предприятий. К тому же, НГЗ не принимал участия в инвестиционной программе предприятия (хотя ранее брал на себя такие обязательства) и настойчиво пытался сбыть БрАЗу свою продукцию по цене 0 за тонну, в то время как эту же продукцию на КрАЗ поставлял по цене 0 за тонну. Не вызывало сомнений, что, попав в совет директоров, НГЗ постарается реализовать свою мечту - поставлять дорогой глинозем «своему» предприятию. Кроме того, по российскому законодательству акционер, владеющий более 25% акций предприятия, может заблокировать принятие любого решения общим собранием. В этом случае со стороны НГЗ неизбежно следовало бы не только требование приобретать николаевский глинозем, но и передавать право распоряжаться соответствующей акционерному паю частью продукции БрАЗа. Об этом свидетельствуют неоднократные заявления директора НГЗ Виталия Мешина о «заинтересованности» в поставках из Братска дефицитного в Украине металла.

Именно этими соображениями руководствовалось большинство акционеров, которые на общем собрании акционеров БрАЗа 28 апреля 1995 года не избрали в совет директоров предприятия кого-либо из представителей ВФП и НГЗ. Не стерпев обиды, «Вашъ финансовый попечитель» принялся судиться, пытаясь добиться отмены решений общего собрания и перевыборов совета директоров. Параллельно с этим директор ВФП Василий Бойко периодически делал провокационные заявления о том, что власть на БрАЗе не легитимна, а следовательно, все контракты завода, кредиты и обязательства, оформленные «ненадлежащим» образом, должны быть аннулированы. Такого рода контрпропаганда, естественно, затрудняла заводу переговоры с потенциальными инвесторами, партнерами и покупателями. Однако, не желая участвовать в мелкой возне, руководство предприятия предпочитало не обращать внимания на не в меру разбушевавшегося акционера.

Впрочем, различные судебные инстанции в конечном счете подтвердили правомочность избранного совета директоров Братского алюминиевого. Более того, 29 июня уже этого года очередное собрание акционеров подтвердило голосованием полномочия того самого якобы «не легитимного» совета директоров и гендиректора БрАЗа. А кандидаты от ВФП (среди которых, кстати, значился и гендиректор НГЗ Виталий Мешин) снова не смогли получить доступ к «рулю управления» предприятием.

Любопытная деталь: как свидетельствуют милицейские протоколы, ВФП, почувствовав близкое поражение, прямо в зале собрания принялось скупать за наличные доллары «благосклонность» частных акционеров, чтобы, добрав к своему пакету акций буквально десятые доли процента, заблокировать решения собрания, на чем с позором и попалось.

Потерпев очередное поражение (и, видимо, выслушав нелицеприятную критику в свой адрес от главы НГЗ), директор ВФП Василий Бойко в начале июля сего года устроил в Москве «антиБрАЗовскую» пресс-конференцию, которую все российские и западные СМИ, не сговариваясь, назвали «полутора часами грязи и клеветы». А гендиректор НГЗ Виталий Мешин уже в августе добавил масла в огонь, через украинские средства массовой информации обвинив Trans World Group в намерении купить его завод, «высосать» из него соки, разорить и закрыть. Чем немало удивил как самого английского инвестора (только что обнародовавшего подробности масштабных «глиноземных» проектов в Казахстане и США и на Украину не заглядывающегося), так и российских компаньонов TWG, знающих о деловых качествах компании не понаслышке. Видимо, украинскому предприятию необходимо было как-то минимизировать пропагандистский эффект факта возбуждения Братским УВД уголовного дела по ст. 15-162 пункт 7 «Покушение на нарушение правил проведения валютных операций» по факту скупки ВФП и «Зеленым мысом» голосов частных акционеров на общем собрании акционеров БрАЗа.

За последний месяц страсти вокруг БрАЗа несколько поутихли. Однако есть все основания полагать, что Николаевский глиноземный скоро вновь пойдет в атаку на не желающий терять самостоятельность российский завод. В начале октября Красноярский алюминиевый (фактически, последний покупатель продукции НГЗ в России) объявил о намерении реанимировать производство на принадлежащем ему Ачинском глиноземном комбинате. В случае успеха этого проекта зависимость КрАЗа от украинского сырья будет снята, а НГЗ останется без сбыта. Как показывает практика, выход из этой ситуации руководство НГЗ видит не в улучшении технологии и снижении себестоимости своей продукции, а именно в контроле над предприятиями-потребителями. Потому история «Николаевский глиноземный на Братском алюминиевом», судя по всему, еще не скоро подойдет к концу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно