НЕ МВФом ЕДИНЫМ, или АЗИАТСКИЕ ЦЕННОСТИ

16 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 16 июня-23 июня

Стремительный экономический рывок азиатских «тигров» в свое время породил немало идеологических стычек среди беспристрастных, казалось бы, экономистов...

Стремительный экономический рывок азиатских «тигров» в свое время породил немало идеологических стычек среди беспристрастных, казалось бы, экономистов. Уж слишком различными были исходные позиции рванувших к светлому будущему недавно еще таких малозаметных стран — и с точки зрения экономики, и в отношении политического устройства, и в социальном и этническом аспектах. Зато результаты этого рывка оказались на удивление единообразны и впечатляющи, что для представителей западного мира было попросту необъяснимо. Правда, сами азиаты упорно твердили о присущих всем им (и только им!) особых «азиатских ценностях», подразумевая под ними исключительные старательность и прилежание, семейную поддержку и повышенный уровень доверия к своим согражданам. Однако Запад, который в качестве «ценностей» признавал только идеалы западной демократии, предпочитал отмахиваться от таких наивных объяснений, выискивая более убедительные объяснения «азиатского экономического чуда». Выискивая, но не находя.

Зато кризис 1997 года сразу поставил все на свои места. Всем немедленно стало ясно, что «чудо» это дутое: финансовый хребет азиатских «тигров» слишком слаб, экономическому обустройству стран не хватает «открытости», а политическому — демократичности. В соответствии с поставленным диагнозом были прописаны и лечебные процедуры, руководство которыми (а также финансирование) взял на себя МВФ. Большинство перепуганных и потерявших самоуверенность «тигров» потрусили в указанном направлении, однако одиозный лидер Малайзии взбунтовался и решил «идти другим путем».

Причиной всех бед азиатских стран Махатхир Мохамад, пребывающий на должности премьер- министра Малайзии с 1981 года, объявил «международных валютных спекулянтов», менеджеров хеджфондов и евреев, совместными усилиями которых и были подорваны внутренние азиатские валюты, начиная с таиландского бата. Поэтому и меры противодействия были избраны адекватные: частичное закрытие своего внутреннего рынка и введение избирательного контроля над валютными операциями. МВФ, естественно, такое вероотступничество Малайзии не простил и кредиты выделять не стал. Тем более что его об этом и не просили. Зато специалисты Фонда не поскупились на самые мрачные прогнозы в отношении того, куда может завести подобная «неправильная» политика. По этому поводу в стране произошло трагическое обострение политической борьбы, которую даже не пытались прикрыть протокольно-обязательным флером демократичности. Анвар Ибрагим, занимавший тогда должность вице-премьер-министра и министра финансов и названный д-ром Махатхиром своим преемником, высказался за необходимость сотрудничества с МВФ с целью осуществления внутренних реформ и пересмотра монетарной и фискальной политики в соответствии с «мировыми стандартами». В результате Анвар Ибрагим оказался в тюрьме, где он сейчас отбывает срок за «организацию тайного заговора» и ожидает суда по обвинению в гомосексуализме, что в Малайзии считается преступлением. А страна под руководством Махатхира продолжила движение «альтернативным» курсом.

>

Тем не менее этот «неправильный» курс, как оказалось, завел Малайзию в точности туда же, куда остальные страны добирались «правильным». Продемонстрировав неплохие темпы роста ВВП в прошлом году, в первом квартале нынешнего азиатские «тигры» будто сорвались с цепи: 14,3 процента прироста в Гонконге, 11,7 — в Малайзии, 9,1 — в Сингапуре. Такие высокие показатели превосходят даже самые оптимистичные прогнозы экономистов и дают серьезные основания для надежды, что азиатский кризис действительно остался в прошлом. В частности, Salomon Smith Barney только за этот год уже дважды повышал свои прогнозы для Азиатского региона: сначала с 6,7 процента до 6,9, а затем даже до 7,1 процента. От дальнейшего повышения прогнозов специалистов удерживает лишь надоевшее всем ожидание замедления темпов роста американской экономики.

Впрочем, те же самые эксперты особой радости по поводу быстрого оздоровления азиатской экономики не выражают, поскольку, по большому счету, реформы в азиатских странах остались незавершенными и о необходимости их завершения теперь мало кто хочет вспоминать. Хотя в журнале The Economist и делаются попытки любой ценой усмотреть зависимость между глубиной демократических преобразований и успешностью экономического возрождения, однако придать им достаточно убедительности представляется возможным не всегда.

Сами азиаты изначально подчеркивали, что до «рукотворного чуда» они дошли исключительно благодаря достаточно жесткому, авторитарному стилю правления своих национальных лидеров, которые боролись с оппозицией так же беспощадно, как и с нищетой. А по мнению западных аналитиков, именно эта авторитарность и послужила первоосновой финансового краха. Западные эксперты предсказывали, что во всех странах Юго-Восточной Азии, переживших финансовый кризис, произойдет смена правительства, «оковы рухнут», финансовая и фискальная системы подвергнутся санации по западному образцу — и только после этого начнется экономическое возрождение. Однако в действительности правительства сменились далеко не везде, и именно там, где произошла наиболее кардинальная смена руководства, — в частности в Индонезии, — особых успехов как раз и не наблюдается. Когда в 1998 году президент Сухарто, бессменно находившийся у власти в течение 32 лет, был вынужден подать в отставку и в стране были назначены свободные выборы, западные идеологи поспешили возвестить о рождении «третьей по величине демократической страны» — после Индии и США. Однако новоизбранный президент Абдурахман Вахид уже успел продемонстрировать свою полную неспособность удерживать под контролем политическую и экономическую ситуацию в стране. Массовые беспорядки на этнической и сепаратистской почве сопровождаются громкими политическими скандалами и катастрофическим обострением экономического кризиса. Управляющего центробанком страны Сахриля Сабирина правоохранительные органы обвиняют в махинациях с многомиллионными кредитами, но заставить его покинуть свой пост не могут. Министр юстиции Индонезии утверждает, что оставаться на посту главного банкира страны, находясь под следствием, абсолютно противозаконно, тем не менее без решения парламента добиться освобождения этой должности не может…

Тем временем за первый квартал рост ВВП составил всего лишь 3,2 процента, зато темпы падения индексов фондового рынка бьют все рекорды. Только с начала года ведущий фондовый индекс в Джакарте упал на 39 процентов, что является одним из худших показателей по всему миру. В результате рыночная стоимость всех акций снизилась на 17,7 миллиарда долларов. Зарубежные инвесторы окончательно разочаровались в индонезийских перспективах. Рупия с начала года потеряла 18 процентов своей стоимости, и в стране всерьез заговорили о возможности введения контроля над валютными операциями и установлении фиксированного обменного курса. Реакция МВФ последовала незамедлительно. Херст Келлер во время своего первого посещения страны в качестве директора- распорядителя Фонда объяснил «непонятливому» президенту, что такой шаг будет «непродуктивным». Объяснения были подкреплены мощным аргументом в виде размороженного кредита в 372 миллиона долларов, и о возможности введения контроля над валютными операциями тут же благополучно забыли. Даже представители МВФ надменно прокомментировали этот факт в том духе, что для введения этого самого контроля одного лишь желания маловато. Для этого еще надо обладать достаточной политической силой. Или хотя бы «сильной рукой».

Между тем в Юго-Восточной Азии слова Махатхира о необходимости защиты своего валютного рынка от финансовых спекулянтов попали, судя по всему, на благодатную почву. Более того, страны АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины), а также Япония, Китай и Южная Корея приступили к реализации замысла по созданию собственного монетарного союза. Этот союз объединит треть всего населения планеты с суммарным ВВП в 7 триллионов долларов. Основной целью организации на начальном этапе станет предоставление взаимных кредитов в кризисных ситуациях, причем «без каких-либо политических и экономических условий». Уже сейчас этот союз сможет конкурировать с США и Европейским союзом, а через несколько лет, с учетом того, что его население представлено большей частью хорошо обученной и приученной к добросовестному труду молодежью, сможет обойти стареющие конкурирующие образования. Если только будет жить своим умом, а не пользоваться трафаретными западными шпаргалками. Впрочем, в данном случае МВФ горячо поддержал инициативу. Тем более что к предоставлению кредитов это вроде бы не обязывает.

По материалам зарубежной печати
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно