Не можешь помочь — не мешай

24 апреля, 2009, 16:15 Распечатать

Наблюдательная Маргарет Тэтчер точно заметила: в отличие от футболистов, политики значительно чаще прибегают к фолу последней надежды, поскольку полагаются на отсутствие рефери, удаляющего с поля...

Наблюдательная Маргарет Тэтчер точно заметила: в отличие от футболистов, политики значительно чаще прибегают к фолу последней надежды, поскольку полагаются на отсутствие рефери, удаляющего с поля. Особенность отечественного политикума заключается в том, что его представления о безнаказанности фатально дополняются нежеланием считаться с национальными интересами Украины. В таких условиях перспективы страны становятся жертвой примитивной конъюнктуры и доведенного до абсурда политического противостояния.

Комментируя на страницах влиятельного еженедельника The Economist намерения МВФ предоставить Украине второй транш в размере 2,8 млрд. долл., ведущие экономисты мира единогласно признали: единственным препятствием для выделения средств была и остается непостижимая для цивилизованных стран болезнь большинства политических сил Украины действовать во вред национальным интересам.

Похоже, аналитики МВФ уже устали от дипломатических реверансов, поэтому высказываются максимально откровенно и недвусмысленно. Они верят в про­фессионализм и эффективность дейст­вий возглавляемого Юлией Тимо­шен­ко правительст­ва, но уже неоднократно могли убедиться, что статья 116 Консти­туции Украины, согласно которой экономическая политика — прерогатива и сфера компетенции исключительно Кабинета министров, у нас часто не работает.

Экспертные круги мировых аналитических центров хорошо проинформированы о попытках секретариата президента, СНБОУ и других групп влияния перетянуть на себя одеяло принятия решений в сфере экономической политики или хотя бы заблокировать возможность своевременных и эффективных действий правительства. Поэтому МВФ так настаивал на четком заявлении Ющенко о целесообразности принятия Верховной Радой пакета необходимых законодательных инициатив. И когда президент произнес речь, эксперты вздохнули с облегчением.

Однако выяснилось, что они все же недостаточно хорошо знают украинские реалии, поскольку в ходе голосования в парламенте ни один из депутатов, до сих пор считающих Ющенко авторитетом для себя, не отдал свой голос за вынесенные законопроекты. Политическая и экспертная среда цивилизованного мира шокирована, поскольку не понимает, с чем имеет дело в лице украинского президента.

Некоторые предполагают, что речь идет о классическом лицемерии, когда на камеру человек говорит одно, а без камеры отдает распоряжения своим подчиненным поступать диаметрально противоположно. Другая часть экспертов, все еще сохраняющая веру в моральный стержень Ющен­ко, только сочувствует ему — мол, человек настолько утратил политическое влияние, что абсолютно не влияет на персональный состав нынешнего украинского парламента.

Интересно, какой из этих вариантов предпочитает сам Ющен­ко? Впрочем, Виктор Андреевич не привык ломать голову над сложными вопросами и проблемами, поэтому вполне прогнозированно попробовал переложить ответственность за срыв голосования на Кабинет министров, чьи предложения, по его мнению, должны быть более убедительными, а парламентско-правительст­венное большинство — более монолитным.

Правда, как всегда в подобных случаях, у президента «за кадром» оказались несколько важных «но». Во-первых, зачем выставлять себя на посмешище перед миром, озвучивая заявление, в поддержку которого в парламенте не можешь найти ни одного голоса?

Во-вторых, если желание выполнить требования МВФ было искренним, то зачем клерки секретариата и близкие к президенту политтехнологи с таким неподдельным трагизмом восприняли постановления Кабмина, направленные на удовлетворение требований, благодаря которым спасительный второй транш стал реальностью? Почему кто-то из окружения Ющенко даже угрожает ветированием правительственных постановлений или обжалованием их в судебном порядке?

Нет, в здоровой голове все это не укладывается: сначала менторским тоном объяснять резонность требований МВФ и целесообразность их законодательной поддержки, а потом и пальцем не пошевелить для принятия этих решений в парламенте, а в завершение еще и засомневаться, не наложить ли вето на решения правительства, по сути спасшие Ук­раи­ну от финансово-экономической изоляции и коллапса. И как после всего этого не появиться подозрениям в тенденциозности, неискренности и лицемерии!

Тот факт, что президент год-пол­тора назад наконец-то переори­ентировался с микроэкономики пасек, керамики и археологических реликвий на макроэкономику инфляции, ВВП и валютных кур­сов, не может не радовать. Но если он действительно хочет получить исчерпывающий ответ на драматичные вопросы, озвучен­ные им в течение нескольких предыдущих месяцев, то ему следует более внимательно посмотреться в зеркало — при желании ответ разглядеть не так уж и трудно.

Ведь если президент действительно может и хочет помочь в борьбе с мировым финансово-экономическим кризисом какой-нибудь гениальной идеей или хотя бы голосованием за неотлож­ные законопроекты в Верховной Раде, то пусть это сделает: народ у нас мудрый и благодарный — обязательно отдаст должное. А если помочь нечем, то стоит попробовать хотя бы не мешать.

Если несколько недель подержать себя в руках, то в дальнейшем это может даже понравиться — и не только стране, но и самому Ющенко. В любом случае нужно понять, что 25 октября жизнь не заканчивается, но даже если бы и заканчивалась, то все нужно делать достойно. Потому что если нет достоинства, то чего эта жизнь стоит?!

Пытаясь создать впечатление вполне адекватной политической силы, Партия регионов формально тоже признает общенациональным приоритетом Украины борьбу с последствиями мирового кризиса. Но при этом она делает одну существенную оговорку: даже если правительственная программа действий учтет все их требования и рекомендации, в парламенте они все равно не отдадут в поддержку этого документа ни одного голоса. Так где же здесь адекватность? И стоит ли в таком случае регионалам обижаться на одного из остроумных российских аналитиков, назвавшего их политическую силу «виртуозами ничегонеделанья».

Партия регионов думала, что в условиях глобального кризиса и рецидивов критики президентом правительства власть сама упа­дет им в руки. Их отчаянные попытки показать себя теми, кем они никогда не были, не являются и не могут быть в принципе, вво­дили общественное мнение в заблуждение недолго. Народ быстренько вспомнил, что образовательного и профессионального уровня этой бизнес-команды хватает только на растаскивание государст­венного имущества и паразитирование на благоприятной ценовой конъюнктуре на продукцию прихваченных ими предприятий.

А чем они могут помочь во времена глобального экономического спада, когда мировые цены на продукцию украинского экспорта упали на 50—70%? Да ничем. Конечно, они не хотят этого признавать, поэтому в многочисленных интервью то и дело интри­гуют туманными тезисами о «необходимости поддержки отечественного производителя», «списании кабальных долгов» и т.д.

К сожалению, регионалы уже традиционно умалчивают о самом интересном: например, почему одни предприятия, учреждения и организации, несмотря на кризис и финансово-экономические затруднения, платят все предусмотренные действующим законодательством платежи, а другие даже не собираются этого делать, полагаясь на пробивной потенциал своих собственников и лоббистов, избранных в Верховную Раду по спискам Партии регионов? На­сколь­ко такое представление о «равенстве» и «общеобязательности» согласуется с нормами элементарной справедливости?

Регионалы стеснительно избегают ответов и на другие интересные вопросы. К примеру, почему на их частных предприятиях люди уже по несколько месяцев не видят зарплат, а на государственных заводах, фабриках и в учреждениях даже недельная задержка заработной платы становится основанием для жесткого «разбора полетов» на очередных и внеочередных заседаниях Кабмина? Так кто же в таком случае больший специалист? Чья управленческая ответственность выше? Нет, господа, вы сначала наведите элементарный порядок на собственных предприятиях, а уж потом предъявляйте претензии на управление всей страной.

Но каким бы низким ни был профессиональный уровень оппонентов нынешнего правительства, он все же достаточный для того, чтобы «прихватизировать» не самые худшие предприятия. И если регионалы даже при таких благоприятных для себя условиях не могут или не хотят выполнять свои обязанности по зарплате, как же они собираются закрывать эти вопросы на уровне менее рентабельных предприятий и целых отраслей?

А может, они вообще не собираются платить зарплаты до тех пор, пока мировые цены на метал­лургическую продукцию не дос­тигнут уровня начала 2008 года? А если цены уже никогда не поднимутся до этого уровня (что вполне вероятно), то означает ли это, что люди так никогда и не получат заработной платы? Вместо того чтобы толочь воду в ступе на многочисленных ток-шоу, следует хотя бы один раз сформулировать четкий ответ на эти вопросы, потому что людей прежде всего интересует своевременность выплаты зарплат.

Бесспорно, народ не против идеи поддержки отечественных товаропроизводителей, но, кроме бла­гих намерений Партии регионов, он хочет знать немного больше, например, почему предложения регионалов предусматривают под­держку именно тех предприятий и отраслей, где они являются собст­венниками или лоббистами? Ка­кие обязательства перед бюджетом и страной готовы взять на себя простимулированные юридичес­кие и физические лица? На эти вопросы не стоит обижаться — на них нужно отвечать. Иначе «гениальные идеи» Партии регио­нов будут подозрительно напоминать «поле чудес в стране дураков».

Между прочим, откуда взять дополнительные 70 млрд. грн. на благородные потребности? Возмож­ных вариантов не так уж и мно­го: а) изъять из бюджетных расходов на другие отрасли; б) напечатать; в) прибегнуть к внешним займам. Последний вариант наиболее приемлем с позиций удержания существующего уровня социальных гарантий и избежания социального взрыва. Также не вызывает сомнений, что кредиты МВФ наиболее приемлемы как с точки зрения величины процентной ставки, так и с позиций благоприят­ного сигнала для других инвестиционных фондов и международных организаций.

Однако Партия регионов делала и продолжает делать все для того, чтобы в отношениях с МВФ Украина «пролетела мимо кассы». Формально регионалы не отрицают целесообразности кредита МВФ, но считают условия предоставления денег драконовскими. Хорошо, если условия неприемлемы, так предлагайте лучше — правительст­во и народ с радостью согласятся на них.

Но как только речь заходит о конкретике, профессионалы из Партии регионов берут на вооружение проверенный незабвенным Паниковским метод — притворяются немыми. В который раз возникает вопрос: как же вы, господа, собираетесь разруливать ситуацию, если вдруг окажетесь у власти? И если такой профессиональный и аргументационный уровень будет олицетворять власть, Украину признают банкротом через месяц-полтора!

Между прочим, понимание этого начинает демонстрировать и кое-кто из руководства Партии регионов. Педалирование регионалами идеи перехвата власти в конце прошлого года было обусловлено надеждами на то, что мировой кризис исчерпает свой негативный ресурс на протяжении полугода, то есть сойдет к нолю в марте—апреле. Учитывая, что украинская экономика имеет инерционный лаг около трех месяцев, по предварительным расчетам регионалов, с середины лета должен начаться значительный и непрерывный экономический рост. К слову, это объясняет предновогодний ультиматум правительству о «100 днях на размышление».

Однако уже в феврале выясни­лось, что мировой кризис продлит­ся значительно дольше, чем ожидалось: отдельные отрасли и секторы экономики Запада будут ощущать его негативные пос­лед­ствия даже в конце следующего года. Поэтому думающие головы Партии регионов внезапно потеряли интерес к немедленному овладению властью. Их можно понять: одно дело — собирать сливки с интенсивного экономического роста и совсем другое — заниматься малоприятной рутин­ной работой во времена отрицательной товарно-ценовой конъюнктуры.

Но поскольку «акции народного гнева» уже были проанонсированы, их пришлось провести. Правда, в результате они обернулись грандиозными скандалами с присвоением средств многими областными представительствами Партии регионов, отправлявшими людей в столицу и города-миллионники. Информация об обманутых «протестующих» быстро распространилась по Украине, существенно подпортив репутацию организаторов массовок.

Руководство регионалов оказалось перед непростой дилеммой. С одной стороны, нужно продолжать акции протеста, а с другой — стоит ли отдавать борьбе за власть дефицитные ресурсы, если сама власть в ближайшие два-три года будет тяжким бременем. К тому же уже в ближайшее время придется отвечать на некоторые неприятные вопросы, мол, на организацию массовок деньги находятся, а своевременно выплатить зарплату — руки не доходят.

Не случайно все большую популярность среди бизнес-кругов Партии регионов приобретает идея отказаться от борьбы за власть в пользу хороших отношений с теми, кто является властью сегодня или может ею стать завтра. Партии регионов можно посочувствовать: ей приходится делать действительно непростой выбор. Но эти трудности отнюдь нельзя сравнить с ежедневными титаническими усилиями правительства по остановке падения промышленного производства и обеспечению своевременных выплат зарплат и пенсий.

В Европе сложно найти страну, которая бы в текущем году ежемесячно поднимала промышленное производство на 5%. А вот в Украине в феврале по сравнению с январем промышленность выросла на 5,4%, а в марте по сравнению с февралем — аж на 8,5%. Кроме того, в марте по отношению к февралю ни в одной из отраслей не наблюдалось падение объемов производства, что является уникальным показателем для промышленно развитых стран. В целом за первый квартал было наращено 15% промышленных мощностей.

Чтобы оценить эти показатели объективно и непредвзято, следует вспомнить особенности украинского формата власти. Они заключаются в том, что значительная часть полномочий принадлежит одним, а вся ответст­венность возлагается на других. Это очевидный абсурд, но он продолжается.

Например, правительство при­нимает постановление о созда­нии Государственной холдинговой компании «Титан Украины» с целью увеличения добычи апатитового сырья, сокращения затрат на производство титановой губки и минеральных удобрений. Ожидае­мый экономический эффект — око­ло полумиллиарда долларов при­были в пользу государства. А президент без каких-либо обоснований и экспертных выводов одним росчерком пера приостанавливает действие некоторых положений правительственного постановления, чем фактически парализует его выполнение.

Кроме недополучения государственной казной важных поступлений, эта ситуация имеет еще один неприятный аспект: и в дальнейшем сохранится неестественная ситуация, при которой государству принадлежат 50%+1 акция «Крымского титана», а фактический контроль над предприятием осуществляет компания Ostchem Дмитрия Фирташа. Ви­димо, своим указом президент не только полностью отработал предоставленное ему эфирное время на «Интере», но и обеспечил максимально комплиментарное освещение своей позиции на этом телеканале до конца избирательной президентской кампании.

В цивилизованном мире такой «реверанс» стал бы основанием для резонансного антикоррупционного расследования. К сожалению, к цивилизованной части мира Украина пока не относится. Более того, по всем признакам она даже не ищет легких путей в этом направлении. Но любое движение должно основываться на прозрачности, аргументированности и последовательности действий власти — иначе дорога заведет в никуда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно