НБУ РЕШИЛ ДЕРЖАТЬ КУРС

13 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 13 октября-20 октября

Вчера валютный рынок дышал оптимизмом. Котировки впервые за полтора месяца упали ниже официального курса 5,4400 UAH/USD, и дилеры Нацбанка потирали руки, пополняя золотовалютные резервы...

Вчера валютный рынок дышал оптимизмом. Котировки впервые за полтора месяца упали ниже официального курса 5,4400 UAH/USD, и дилеры Нацбанка потирали руки, пополняя золотовалютные резервы. Все указывало на то, что Институтская выиграла пятинедельный бой с призраком девальвации, который второй раз в этом году и четвертый за последние три года посетил рынок «гривня—доллар». Победа была одержана почти без крови — Национальный банк потерял около 30 млн. долларов, приобретя взамен уважение к его силе. Хотя никто — даже он — не уверен, что время отступать уже позади.

Последний раз такое удавалось сделать в 1997 году. Тогда НБУ в первый и последний раз обеспечил сохранение курсового коридора, сдержав сильное давление на курс. Однако позднее та политика негласно была признана ошибочной — она забрала слишком много резервов. С 1998-го по август этого года НБУ так больше не поступал. В периоды сильных курсовых потрясений он бряцал оружием, ругался и заверял, но в бой не вступал.

Нельзя сказать, что в этот период Национальный банк вообще не стремился поддерживать гривню. Именно на этот принцип ориентирована действующая модель валютного рынка, создание которой началось в августе 1998-го и завершилось в декабре прошлого года. Она запрещает спекуляции и стимулирует постоянство предложения доллара. Однако административные меры могут обеспечивать стабильность рынка только тогда, когда вокруг все сравнительно спокойно. Когда на рынок приходит страх — бумажные запреты летят в корзину. Это четко наблюдалось в прошлом году, когда бензиновый кризис в июле и президентские выборы в октябре привели к двум скачкам курса доллара. То же самое было в январе этого года, когда слишком большое предложение денег в экономике вызвало скоротечный рывок курса с 5,2000 до 5,8000 UAH/USD.

Все это время центральный банк выглядел жалко. Угнетенный дефицитом валютных резервов, он ни разу не пытался сказать «нет». Все, что он говорил, звучало неубедительно: «для этого нет объективных причин», «мы не видим оснований», «скоро все успокоится». Журналисты лениво передавали привычные заявления, а банкиры либо злорадно, либо равнодушно их читали, слабо корректируя свои действия на рынке. Все понимали — НБУ бессилен и неспособен остановить серьезные волны.

За последние пять недель все поменялось. Нацбанк по-прежнему критикуют, стабильность курса называют мнимой и искусственной, но никто не решится зевнуть в ответ на слова НБУ «я этого не допущу». «НБУ проявил действительно твердость и сделал то, что хотел сделать», — говорит начальник управления межбанковского бизнеса Укрсиббанка Дмитрий Федотов.

Шанс проявить себя Национальному банку дали правительство и нефтетрейдеры. Первое за лето погасило остаток долгов по пенсиям и частично рассчиталось с долгами по зарплате перед бюджетными служащими. Вторые в августе активизировали импорт нефтепродуктов, опасаясь роста цен и обслуживая уборку урожая. Оба этих фактора привели к росту спроса на валюту, и спавший все лето валютный рынок с наступлением осени проснулся.

Давление на гривню возрастало очень стремительно. В первые дни сентября понижение межбанковского курса на одну копейку считалось событием. К середине месяца рынок через полчаса после начала торгов улетал на 3—5 копеек, а затем уже разбирался, что к чему. Продавцы валюты в обменных пунктах повышали доллар плавнее, но увереннее. К 20-м числам они по всей стране перешагнули отметку 5,6000 UAH/USD. Выработанное в три предыдущих года правило «конец лета— начало осени равно валютному кризису» опять начало подтверждаться. Прогнозируя новый уровень курса, банкиры все же делились на пессимистов и оптимистов. Последние ставили на 5,7000 UAH/USD, первые — на 6,0000 UAH/USD и хуже. И те и другие уже считали уровень 5,4400 пройденным этапом.

Однако Нацбанк неожиданно и без объяснений объявил девальвации войну. Сначала шепотом, а потом грозным окриком. Уже в первых числах сентября центральный банк вышел на рынок с продажей долларов. Однако так как он не говорил, насколько его хватит, а рынок помнил его прошлые поражения, первоначально действия НБУ воспринимались, как мертвому припарки. Банкиры думали, «попробует и отступит». Но, хотя кризис не утихал, НБУ продолжал продавать доллары. Апогей борьбы наступил три недели назад. Утром 26 сентября ряд крупных банков, пользуясь большими заявками клиентов на покупку валюты, добился роста доллара до заоблачной котировки 5,5700/5,6200 UAH/USD. В ответ НБУ после обеда вышел на рынок и продал 13 млн. долларов, вернув курс к 5,4400 UAH/USD. На следующий день центральный банк провел пресс-конференцию, где твердо заявил — «мы не отступим». Директор департамента валютного регулирования НБУ Сергей Яременко уверенно заявил, что НБУ готов идти до конца и пообещал, что ситуация может улучшиться уже к 1—10 октября. Он сказал, что Институтская готова выложить на рынок от 60 до 120 млн. долларов — деньги, невиданные с 1997 года. «Я считаю, что мы морально обязаны это сделать, чтобы восстановить рынок», — сказал Яременко.

Слово и дело центробанка начали давать результаты уже на прошлой неделе. Хотя Нацбанк продолжал продавать доллары, темпы убывания его резервов резко затормозились. Более того, в конце недели предложение валюты превысило спрос, причем чувствовалось, что это уже не эпизод. На этой неделе рынок полностью утих. Кроме понедельника, который был исковеркан Днем Колумба в США, из-за чего валютные счета украинских экспортеров были недоступны, в остальные дни недели предложение валюты резко превышало спрос. Где-то в среду последние пессимисты признали, что Нацбанк победил и возникший потенциал доллара остался неиспользованным.

Это означает, что валютная политика НБУ изменилась. Он оставил тактику непротивления рынку, которая привела к 52-процентному падению курса в прошлом году и 81-процентному — в позапрошлом. Теперь та часть рынка, которая заинтересована в стабильности курса, может рассчитывать не только на административную защиту гривни Нацбанком, но и на куда более эффективную борьбу за нее рыночными способами. Причины изменения взглядов Нацбанка очевидны. Во-первых, он всегда мечтал о стабильном или стабильно изменяющемся курсе как средстве дедолларизации и поддержания спокойствия в экономике. За каждый рывок доллара в прошлые годы страна расплатилась спадом ВВП. Во-вторых, сейчас у Нацбанка больше оснований биться за курс — он очень надеется на правительство. Если действующий Кабинет и далее будет обеспечивать экономический рост, давление на гривню ослабнет и политика ее поддержания не будет выглядеть авантюрной. Однако, с другой стороны, большая группа экспертов считает, что Нацбанк не прав. Во-первых, курс, меняющийся слабее, чем цены, приводит к ухудшению торгового баланса. Во-вторых, расчет на стабильную экономику выглядит несколько преждевременным. Эта осень показала ее неустойчивость даже в условиях роста. «Нестабильность валюты определяет состояние экономики, и наоборот. Мне кажется, это ошибочный путь — сейчас нельзя говорить о стабильности», — говорит замказначея Первого украинского международного банка Виктор Зинченко.

В любом случае это игра нового председателя НБУ Владимира Стельмаха. За три квартала он значительно изменил принципы денежной и валютной политики НБУ, поставив целями снижение процентных ставок и расширение гривневого поля.

Егор СОБОЛЕВ
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно