Найденные «Дороговкази…»

29 мая, 2009, 13:31 Распечатать

Новое качество кризисных явлений, парадоксально сочетающееся с позитивными изменениями современного мира, срочно требует своего осмысления...

Новое качество кризисных явлений, парадоксально сочетающееся с позитивными изменениями современного мира, срочно требует своего осмысления. И попытки такого осмысления предпринимаются. Проблемам определения параметров кризисной реальности современного мира посвящены многочисленные исследования З.Баумана, О.Тоффлера и Х.Тоффлер, И.Валлерстайна, С.Хантингтона, М.Делягина, Э. фон Вайцзекера, В.Иноземцева, П.Друкера, Э.Ласло, Д.Медоуза, Б.Ломборга и других ученых.

В этом перечне, впрочем, хочется особо выделить одну фигуру. И не только потому, что речь идет об известном ученом-украинце, но и по более принципиальным мотивам.

Но сначала — немаленькая цитата.

«Над світом висять катастрофи: через зміну клімату (парниковий ефект), забруднення й надмірне використання питної води, знищення лісів, інших природних ресурсів. І все це — через брак політичної рішучості для реалізації політики сталого розвитку. Найбагатші країни (наприклад, США) думають тільки про короткострокові економічні інтереси. Великі бідні країни, які швидко розвиваються, вважають, що мають право наздоганяти багаті, вживати більше енергії, інших ресурсів, чим ще збільшують екологічне перевантаження у світі. Не краща ситуація з демографією. У більшості бідних країн населення зростає дуже швидко. Це веде до масового безробіття й до неможливості цих країн створити відповідну інфраструктуру для забезпечення основних потреб населення, таких як житло, школи, лікарні, транспорт, комунікаційні зв’язки. У більшості багатих країн народжується замало дітей, населення старіє. Це — певна втрата динамізму, великі фінансові навантаження через пенсії та охорону здоров’я для літніх людей, брак робочої сили в багатьох сферах економіки».

Статья, из которой взят этот фрагмент, написана и опубликована в начале осени 2007 года — за год до начала нынешнего глобального финансово-экономического кризиса. Но в ней проблематика кризисогенных факторов рассматривается значительно шире, чем это делают сегодня «поп-экономисты» разных стран. «Проблема в тому, що технологічні можливості розвиваються швидше, ніж індивідуальне та колективне знання, мудрість і порядність для того, щоб використовувати тільки позитивні елементи нового знання й не вживати його для шкідливих, руйнівних цілей. Занадто часто у використанні нових технологій домінують фінансові, а не моральні чи етичні, критерії. Ще одна проблема полягає в тому, що традиційні інституції, які дбали про виховання нових поколінь і збереження морального здоров’я суспільства (сім’я, школа, церква), у більшості країн втратили значну частку свого впливу. Джерелами знання, цінностей і норм поведінки стали Інтернет, телебачення (фільми та реклама). Великий вплив у багатьох суспільствах мають ЗМІ, мафіозні та інші кримінальні структури».

Это — известный исследователь, член Римского клуба, иностранный член Национальной академии наук Украины Богдан Гаврилишин.

Вряд ли нужно представлять этого человека тем, кто в течение последних 30 лет серьезно интересуется теми или иными аспектами разнообразных социогуманитарных дисциплин — от социологии до этики труда, от экономической географии до футурологии. Речь идет об авторе доклада Римскому клубу, в свое время вызвавшего, очевидно, сильнейшую ярость в Кремле, поскольку с очень большим скепсисом оценивал перспективы СССР; об ученом, который, по мнению коммунистических идеологов, был едва ли не образцовым «украинским буржуазным националистом» и вместе с тем — ярым приверженцем демократических политических установок; о специалисте по менеджменту и прогнозу, сумевшем сделать успешную карьеру в западном мире и стать авторитетным собеседником для многих сильных мира сего.

Но главным фактором здесь все же был доклад 1979 года, изданный через год на английском языке под названием «Дороговкази в майбутнє» и включенный в тот список «буржуйских» книг, которые в Союзе можно было читать только по разрешению «компетентных органов».

Как позднее подчеркивал сам Гаврилишин, «моя головна мета полягала в пошуку нової методології аналізу ефективності держав, а також у дослідженні досвіду різних суспільств з метою створити нову галузь, яку можна було б назвати «архітектурою суспільних ладів» для того, щоб у майбутньому, коли Україна стане незалежною, «дистилювати» досвід різних країн і сформувати для України новий, тільки їй властивий лад». Речь шла не об очередной утопии, которая бы нарисовала «прекрасный новый мир», а о сугубо научной работе, объединявшей три аспекта: аналитику, которая должна была объяснить, почему одни общества эффективнее других; рекомендации, каким образом и что именно изменить в социально-экономической жизни той или иной страны для повышения эффективности экономики; прогностику, призванную очертить вероятность тех или иных изменений в различных странах и возможные последствия этих изменений.

Высокий прогностический потенциал «Дороговказів...» за минувшие годы был подтвержден неоднократно, в частности, распадом СССР, резким ростом угроз со стороны исламского радикализма и фундаментальными изменениями в Китае, о тенденциях к чему шла речь в книге. Вместе с тем невостребованной оказалась методология определения образа эффективного украинского общества и нахождения пути преобразования Украины в эффективное в политическом, экономическом и социально-экологическом плане государство. Слабым утешением здесь может быть разве что то, что и в большей части мира господствующие методологии анализа и планирования экономического развития оказались не слишком действенными...

До сих пор многие аналитики как на Западе, так и в Украине пытаются, например, объяснить нынешний глобальный кризис с помощью только узкой группы факторов, причем в большинстве своем финансового характера. Налицо не узкоспециальная, а мировоззренческо-философская проблема тотальной «экономизации» мировоззрения и политической и хозяйственной практики, когда речь идет о возможности (и необходимости) сведения всех общественных процессов — от производственных до культурных — к одному измерению, выливающемуся в их нынешнюю финансовую целесообразность.

При этом, собственно, игнорируется полимерность того, что классическая философия называет «объективной реальностью» в ее разнообразии и динамической нетождественности самой себе. А еще возникает иллюзия, что существуют окончательные решения общественных проблем, одинаково приемлемые и для Гренландии, и для Украины, и для Буркина-Фасо. Мол, история достигла своего наивысшего развития в форме предельно либерализованного рынка, и чего-то другого не стоит и желать.

Кардинальное отличие исследовательской методологии Богдана Гаврилишина от подобных образцов просто бросается в глаза. Ученый описывает мир не как черно-белую скатерть — хорошее-плохое, правильное-неправильное, рыночное-нерыночное, — а как, по его словам, испещренное сложными узорами разнообразие образов жизни, где может быть немало хороших вариантов, значительно отличающихся друг от друга. Эффективные общества, по мнению ученого, могут быть организованы по-разному и отличаться друг от друга, но все равно оставаться эффективными.

Ученый выделяет три большие группы детерминантов эффективности общества: социальные, политические и собственно экономические. Первые коренятся в ценностях, которые делятся на несколько больших групп: индивидуалистско-конкурентные, группово-кооперативные и эгалитарно-коллективистские. В разных обществах упомянутые ценности находятся в различных сочетаниях, но целостно-культурные ориентации повсеместно являются основополагающими для развития экономики. «Соціальна життєздатність суспільства вимагає певної відповідності між прагненнями-сподіваннями і досягненнями-здійсненнями, між мріями і реальністю, усвідомленням своїх прав і їх реалізацією. Соціальна природа людини зумовлює те, що все назване залежить від стосунків між людьми на різних рівнях структури суспільства. Стосунки, в свою чергу, формуються під впливом переконань-цінностей, що відповідає усталеним потребам і уявленням про справедливість», — пишет Гаврилишин.

Что же касается форм правления, то здесь ситуация также непростая. «Існує кілька прототипів цінностей, форм правління та економічних систем; кожен з них має свої переваги і недоліки. Одні з них привабливіші з гуманістичної точки зору; інші — з політичної, філософської або соціальної; ще інші зумовлюють кращі економічні досягнення», — отмечает исследователь. И на примере ситуации и перспектив развития того или иного государства показывает, как сочетание этих факторов позитивно или негативно влияет на социум.

Если говорить о сути экономических моментов, то среди них не только природные ресурсы (ученый считает их далеко не главными предпосылками развития) или инвестиционные. Не меньшую роль играют стремление к труду и способность воспринимать и внедрять новации (ноу-хау). «На наснагу до праці, — пишет Гаврилишин, — впливають релігійні вірування; сприйняття праці як необхідності, як форми зобов’язання перед сім’єю, соціальною групою, нацією, як способу задоволення матеріальних і соціальних потреб або як способу самореалізації... Існують дві категорії ноу-хау. Технічне, що дозволяє людині управляти силами природи для свого блага, та організаційне, що забезпечує створення і підтримку ефективних структур».

При этом технико-технологические новации носят универсальный характер, а вот «соціально-організаційне ноу-хау зумовлене розвитком культури і вимагає гармонійного поєднання зі світоглядом людей», то есть оно является по своей сущности национальным, «доморощенным».

Одними из главных детерминантов эффективности каждого общества, по мнению Гаврилишина, выступают ценностные основы социальной жизнедеятельности. Это то, что все время игнорируется как западными, так и отечественными адептами рыночного ультра-либерализма, которые обычно обращают внимание на бездефицитный бюджет, платежный баланс государства, покупательную способность населения, но не на настроения этого населения и, тем более, не на его этические установки. Нередко эта «национальная специфика» или «традиционная мораль» вообще объявляется помехой на пути экономического прогресса. Между тем другая формула Гаврилишина 1980 года еще более категорична, чем предыдущие: «І економічна система, і політичне правління визначаються моральними цінностями суспільства».

Сегодня ученый, и ранее делавший акцент на первостепенной важности экологических факторов, во всеуслышание говорит о необходимости «поєднання політичної свободи, економічної ефективності, соціальної справедливості й симбіотичного співжиття з природою».

Казалось бы, очень простые вещи, но давайте зададим почти риторический вопрос: кто и как учитывает при написании программ социально-экономического развития регионов Украины, при формировании модели будущего государства религиозные факторы в роли определяющих, среди прочего, экономическую эффективность? И это лишь один фактор формулы эффективности общества...

«Дороговкази в майбутнє» дважды были опубликованы в Украине в начале 1990-х. Но были ли они надлежащим образом оценены кем-то, кроме уже упомянутых интеллектуалов? Нет, Богдана Гаврилишина приглашали быть у них советником и президенты, и премьеры, но... В результате доминировала мнимая либерально-одномерная идеология рыночных реформ, которая в большинстве своем прикрывала благопристойной завесой хватательные рефлексы тех, кому власть позволила стать олигархами.

И вот новое, юбилейное, можно сказать, издание классической уже книги — «До ефективних суспільств. Дороговкази в майбутнє» (Київ, Університетське видавництво ПУЛЬСАРИ, 2009 рік), значительно дополненное текстами, написанными специально для него. Так что если кто-то не прочитал этот текст в 1990-х и не осмыслил его идеи, появилась возможность сделать это сейчас...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно