НАЦБАНК НАУЧИЛСЯ НАДЗИРАТЬ

26 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

В паузе между двумя турами президентских выборов НБУ лишил 29 маленьких коммерческих банков права осуществлять часть банковских операций...

В паузе между двумя турами президентских выборов НБУ лишил 29 маленьких коммерческих банков права осуществлять часть банковских операций. По словам служащих Нацбанка, у дверей на Институтской тут же возникла довольно большая очередь просителей и лоббистов. Несмотря на это, все же решено быть последовательными, и санкции по всем пострадавшим остались в силе. Очевидно, это можно считать новой точкой отсчета отношения НБУ к маленьким банкам. Если избранная им политика будет сохранена, «малыши» уступят свое место под солнцем крупным и средним финансовым институтам.

НБУ приостановил у каждого из 29 банков от двух до шести пунктов лицензии на банковские операции, включая, к примеру, валютные. Санкции были применены за невыполнение требований к достаточности капитала. Согласно нормативам Нацбанка, на 1 октября с. г. все украинские банки должны были обладать капиталом не менее 8 млн. гривен. Однако эта задача оказалась по силам далеко не всем: капитал ниже 8 млн. на эту дату имели 36 из 164 действующих банков, в том числе у двух банков он составлял менее 1 млн. гривен, еще у двух - от 1 до 3 млн. гривен, у семи - от 3 до 5 млн. и у 25 банков - от 5 до 8 млн. Санкций избежали только семеро.

Несмотря на то, что санкциям подверглись 18% действующих банков, экономика этого вообще не почувствует. Удельный вес клиентуры и операций этих банков мизерный, поэтому системного риска возникшие у них проблемы не несут. Однако с точки зрения развития банковского бизнеса это решение Нацбанка весьма показательно. Дело в том, что НБУ давно недолюбливает маленькие банки. Во-первых, за бандитизм. Глупо думать, что все банкиры из банков с капиталом меньше 20 млн. гривен коротко пострижены и общаются на фене, тем не менее их бизнес гораздо чаще некорректен, чем бизнес средних и больших банков. Часть маленьких банков являются «карманными» и обслуживают очень серые сделки реального сектора. А отдельные финансовые учреждения вообще являются инструментами для реализации схем ухода от налогов, вывода капитала и т.п. и других операций не выполняют. Во-вторых, маленькие банки менее надежны, чем «немаленькие», и это тоже сильно беспокоит Нацбанк. Они не способны пережить сильный шторм или сильный голод. Как по причине крошечного объема собственных средств, так и из-за того, что большие банки собирают у себя хороших профессионалов, переманивая их из маленьких более широкими возможностями для карьеры.

Поэтому Нацбанк еще несколько лет назад поставил перед собой цель принудительного укрупнения коммерческих банков. Однако серьезно продвинуться в этой работе он за прошедшее время не смог: с 1997 года возможности для зарабатывания прибыли сильно сузились, и наращивать капитал банкам очень сложно. Кроме того, развитие Нацбанком своей функции банковского регулирования и надзора сильно отстало от создания им системы управления денежными агрегатами и валютным курсом. Если принципы и условия для нормальной монетарной и валютной политики были заложены еще в 1994-м, то серьезным формированием банковского надзора НБУ занялся только в конце 1997 года. Не случайно в 1997 году Президент Л.Кучма даже выдвинул идею создания независимого от НБУ органа, который бы контролировал банки и способствовал их развитию… Естественно, долгое время Нацбанк просто не имел профессиональных исполнителей задачи укрепления коммерческих банков и его реальные действия были подчас непоследовательны, подчас - слишком либеральны.

Сейчас ситуация почти нормализовалась. В главном банке страны создан отдельный департамент пруденциального надзора, специализирующийся как на разработке правил игры, так и на контроле за их соблюдением. При этом он продолжает укрепляться: это единственное подразделение в центральном аппарате, куда продолжают набирать людей. Департаменту помогают два узкоспециализированных управления - по работе с проблемными банками и по работе с «большой семеркой» (Проминвестбанком, Приватбанком, «Украиной», «Авалем», Сбербанком, Экспортно-импортным банком и Укрсоцбанком). Опекает их всех зампред Александр Киреев - третий человек в иерархии НБУ после Ющенко и Стельмаха. Скорее всего, именно специалистам по надзору отдадут новое здание, выстроенное на Институтской, рядом с главным офисом.

В результате этот орган, о котором еще пару лет назад некоторые банкиры злословили, что он только берет взятки, получил более-менее осмысленное развитие. Уже сейчас контроль НБУ распространяется на все операции банков, за исключением операций на международных рынках. Введя систему ежедневных экономических нормативов и установив четкие нормативы капитала, Нацбанк фактически получил возможность влиять как на текущий бизнес банков, так и на стратегию их развития. И платежеспособность, и рисковость, и прибыльность, и смена акционеров, и даже кадровая политика банков на уровне менеджмента так или иначе находятся под воздействием Институтской. В частности, за прошедшие 15 месяцев НБУ вынудил банки начать создание страховых резервов под все активные операции, в том числе самый опасный их вид - кредитование. В мае с. г. Нацбанк добился подписания «большой семеркой» специальных двухлетних программ улучшения их финансового состояния. Если эти программы будут реализованы, сильный системный риск, который несет на себе каждый из семи гигантов, будет существенно снижен. Вряд ли работу банковского надзора можно назвать отличной, однако серьезный прогресс НБУ в этой сфере очевиден.

На этом фоне для маленьких банков наступают тяжелые времена - руки Нацбанка дошли и до них. Первый звонок для «малышей» прозвенел еще в июле-августе, когда Нацбанк вычеркнул некоторые пункты из лицензий 31 из 93 банков, размер капитала которых на 1 июля не соответствовал лицензионным требованиям. Сейчас, как видим, позиция еще более ужесточилась: санкциям подверглись 80, а не 30% нарушителей. Директор департамента пруденциального надзора Виктор Зинченко говорит, что при обсуждении вопроса о санкциях участники заседания призвали друг друга быть беспощадными.

Зинченко подчеркнул, что Нацбанку надоело прощать банкам невыполнение требований к достаточности капитала, ибо такой подход не стимулирует менеджмент банков к каким-либо действиям. «Когда мы обсуждали вопрос остановки лицензий, все члены комиссии по банковскому надзору были единогласны: почему мы возвращаемся к вопросу об этих банках, если еще в сентябре было видно, что банк не будет делать ничего в этом направлении. При жестком подходе банки сразу же находят и акционеров, и инвесторов, и все становится на свои места».

Жесткость НБУ пока не переходит в жестокость: надзор максимально пытается сохранить мелкие банки, даже не отзывая пункты лицензии, а всего лишь прекращая на время их действие. Кроме того, сейчас Нацбанк активно лоббирует проект создания банковского союза на базе группы маленьких банков путем централизации их операций на финансовом рынке, корреспондентских отношений с иностранными банками, отчетности, внутреннего контроля и т.д., но с сохранением права самостоятельной тарифной политики. Однако вряд ли это поможет большинству «малышей»: требования растут и будут расти, объединяться украинские банки не умеют на ментальном уровне, а наращивать капитал самостоятельно им сейчас очень сложно. Новые инвесторы в банковский бизнес не идут с прошлого года, так как этот сегмент рынка сейчас переживает не лучшие времена, связанные со спадом ВВП и высоким уровнем конкуренции.

Конкуренция плюс Нацбанк и погубят многие маленькие банки - при небольших операциях да еще с ограниченными лицензиями они превратятся в балласт для своих хозяев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно