«НАФТОГАЗ УКРАИНЫ» НАЧАЛ ПИСАТЬ СВОЮ КРЕДИТНУЮ ИСТОРИЮ

4 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 4 июля-11 июля

На прошлой неделе «Нафтогаз Украины» на переговорах в Лондоне согласовал с германским банком West LB параметры нового, расширенного, кредитного соглашения объемом 45 млн...

Юрий Бойко (в центре) во время переговоров с представителями West LB
Юрий Бойко (в центре) во время переговоров с представителями West LB

На прошлой неделе «Нафтогаз Украины» на переговорах в Лондоне согласовал с германским банком West LB параметры нового, расширенного, кредитного соглашения объемом 45 млн. долларов. Согласованный украинской компанией годовой кредит примечателен беспрецедентно низкой процентной ставкой — 4,8% годовых. Под такие проценты деньги в Украине не занимал еще никто.

Переговоры «Нафтогаза» и West LB проходили в праздничной атмосфере, поскольку представители обеих компаний были приглашены в Лондон для получения награды европейских банкиров. Предыдущее кредитное соглашение между НАК и West LB было признано одной из наиболее значимых финансовых операций прошлого года.

Корреспонденту «Зеркала недели» удалось получить эксклюзивное интервью главы НАК Юрия Бойко о политике «Нафтогаза» на рынке внешних заимствований, которое мы и предлагаем вниманию читателей.

— Юрий Анатолиевич, принимать награды всегда приятно. Но что титул «кредит года» значит для «Нафтогаза Украины»?

— Для нашей компании не характерно самолюбование. Если я не ошибаюсь, то в этому году нас отметили только в рейтинге ТОП-100, но ведь мы действительно крупнейшая компания страны как по валовому доходу, так и по прибыльности — от этого не уйдешь.

То, что журнал (The Trade Finance Magazine. — Авт.) назвал наш прошлогодний кредит в числе важнейших сделок года, было неожиданным. Как по объему сделки — 30 млн. долларов, так и по периоду погашения — один год, прошлогодний кредит трудно назвать революционным для западного финансового рынка.

Тем не менее он демонстрирует рост привлекательности Украины на Западе. West LB предоставил нам кредит без правительственных гарантий, просто под экспортный контракт. И это не единичный случай. Сегодня мы располагаем уже наверное дюжиной аналогичных предложений западных банков.

Поэтому «кредит года» — это для нас индикатор того, что мы находимся на правильном пути. А церемония награждения — возможность, во-первых, способствовать укреплению репутации Украины в западных финансовых кругах, ведь мы единственные представляли нашу страну на церемонии. А во-вторых, это площадка для установления контактов с новыми западными партнерами. В частности, наша делегация провела предварительные переговоры с американским Эксимбанком и корпорацией «ШевронТексако».

— Погашен ли первый кредит и чем, собственно, он заслужил звание «кредита года»?

— 30-миллионный кредит в основном погашен, до сентября нам осталось выплатить менее 4 миллионов долларов. Мы четко придерживаемся графика платежей, и лучшим свидетельством этого стало предоставление West LB нового кредита объемом уже 45 млн. долларов.

Что касается значения кредита для западного рынка, то нужно признать, что West LB фактически открыл для него «Нафтогаз Украины». Ведь «Нафтогаз» — это компания, 100% акций которой принадлежат правительству и не котируются на рынке. Нет на рынке и облигаций компании. Соответственно логичен вопрос: если нет рейтинговых индикаторов, то под какую ставку кредитовать такую компанию? Нужен был прецедент. И West LB его создал.

Создание прецедента прямого западного заимствования и было нашей задачей в той сделке. С кредита West LB компания начала писать свою кредитную историю на международном рынке капитала. И, конечно, принципиальным вопросом была процентная ставка. Ведь от нее будут отталкиваться все последующие кредиторы, решая под какой процент предлагать нам финансирование. Поэтому мы предоставили в качестве залога по кредиту шестикратное обеспечение. Благодаря этому процентная ставка составила Libor + 4,25%, что очень неплохо даже для заемщика с многолетней кредитной историей.

— Расскажите, пожалуйста, об условиях нового кредита и цели его привлечения.

— Новый кредит мы еще не получили. 26 июня с West LB согласован так называемый Terms Sheet — план действий, который является безотзывным документом и определяет условия нового кредитного соглашения. Сейчас идет оформление. По нашим с West LB расчетам, средства могут быть предоставлены до конца июля.

Что касается параметров кредита, то срок не изменился — один год; объем финансирования, как я уже сказал, расширен до 45 млн. долларов; процентная ставка снижена до Libor + 3,6%. Цель привлечения кредита — расширение экспортных возможностей компании.

— Речь идет о модернизации оборудования или закупке газа?

— Средства могут быть направлены на любые операции, связанные с экспортом, поскольку финансирование является предэкспортным. Обеспечением по нему является экспортный контракт компании на поставки газа в Центральную Европу.

— Юрий Анатолиевич, за прошлый год оборот «Нафтогаза» составил около 6 млрд. долларов. Зачем НАКу такие кредиты, ведь 30 или даже 45 млн. долларов для такой компании — это капля в море?

— Отчасти вы правы, сумма западного кредитования пока не оказывает существенного воздействия на финансовое положение компании. Но есть несколько причин, по которым мы прибегаем к таким заимствованиям. Во-первых, через западные кредитные ставки, которые вдвое-втрое ниже украинских, мы снижаем затраты компании на кредитование. Даже небольшие по объему кредиты выгоднее нам, чем украинские со средней ставкой 10—15% годовых.

Во-вторых, и это главное, мы начали писать кредитную историю компании. Этот путь прошли наши российские коллеги, которые достаточно легко привлекают с западных рынков по 300—500 млн. долларов за одно заимствование. Но чтобы достигнуть такого уровня доверия, им потребовалось создать собственные кредитные истории, получить кредитные рейтинги, установить личные и деловые контакты с западными банкирами.

Этот же путь сегодня проходим мы. Привлечение двух кредитов West LB, а также кредит российского Газпромбанка на 200 млн. долларов позволяют нам претендовать на высокий международный кредитный рейтинг. В Лондоне West LB специально организовал для нас презентацию своих возможностей по выпуску еврооблигаций, что станет для нас качественно новым этапом в истории кредитования на Западе. А сегодня наша главная задача — увеличивать и удлинять кредитование.

— Когда будут выпущены еврооблигации?

— Мы планируем выпустить эти бумаги к марту следующего года, но эта дата носит предварительный характер. Слишком многое зависит от конъюнктуры рынка, планов по размещению других эмитентов, сроков присвоения нам международного кредитного рейтинга, внутренней готовности проекта, под который мы намерены осуществить заем.

В настоящий момент мы ведем отбор консультантов по выпуску еврооблигаций среди западных инвестиционных банков. У нас ряд очень серьезных претендентов с мировым опытом и репутацией, с которыми мы вырабатываем общее видение объема, периода и условий размещения.

Параллельно ведется подготовка заявки в рейтинговые агентства Moody’s и Standard & Poor’s по присвоению «Нафтогазу Украины» международного кредитного рейтинга. Получение рейтинга откроет нам дорогу к подготовке выпуска евробондов.

— Вы сказали, что выпускаете облигации под конкретный проект. А можно узнать какой?

— Ливийский. Как вы знаете, в феврале мы открыли в Триполи представительство и вплотную подошли к началу работ в нефтедобывающем секторе этого государства. Продолжается совместная с ливийскими специалистами проработка лицензионных участков, которые могут быть переданы нам для доразведки и дальнейшего освоения.

Параллельным курсом идет юридическая проработка. Но для реальной работы, когда проект перейдет в практическую фазу, нам потребуются деньги. В первую очередь это обусловлено тем, что к работе в стране допускается только то буровое или нефтепромысловое оборудование, которое сертифицировано по стандартам API (Американский институт нефти. — Авт.). Оборудование, на котором сегодня работает «Нафтогаз», произведено в Украине или России и подобной сертификации не проходило. Это диктует нам необходимость приобрести по импорту либо взять в лизинг высокопроизводительное западное оборудование, к тому же адаптированное к климатическим условиям пустыни.

Для работы на нем, как минимум чтобы обучить украинских специалистов, нам потребуется привлечение западного персонала. Вероятно, мы сделаем это, пригласив в качестве подрядчика одну из специализированных западных компаний — переговоры уже ведутся. Но все это потребует денег, причем денег немалых. Они и будут привлечены через евробонды.

— Какой объем эмиссии евробондов запланирован и как он соотносится с общей стоимостью ливийского проекта?

— Конкретная стоимость ливийского проекта пока не определена, но порядок мы оцениваем в 300 млн. долларов. Эти средства позволят приступить к быстрому освоению запасов, а соответственно и быстро окупить проект. Мы ставим задачу вернуть вложенные средства за три года. Эти параметры и определяют наши намерения по евробондам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно