НАДО ЛИ УКРАИНЕ УСКОРИТЬ «КЛОНИРОВАНИЕ» ЧАСТНЫХ ПЕНСИОННЫХ ФОНДОВ

19 ноября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 19 ноября-26 ноября

Недоверие граждан Украины к частным пенсионным фондам оправданно: они боятся в очередной раз потерять свои сбережения...

Недоверие граждан Украины к частным пенсионным фондам оправданно: они боятся в очередной раз потерять свои сбережения. Эту боязнь и недоверие нельзя игнорировать, если мы собираемся создавать в стране жизнеспособную систему частного пенсионного страхования. Боязнь является результатом примерно следующих рассуждений:

Я ничего не знаю о пенсионном бизнесе. Как мне узнать, какой фонд хороший, а какой плохой?

Кто такие эти люди, которые предлагают мне доверить свои сбережения? Разбираются ли они в пенсионном обеспечении? Какой у них есть опыт? Кто поможет мне в случае мошенничества со стороны пенсионного фонда, которое может открыться и через 20, и через 30 лет? И как я смогу вернуть свои деньги назад?

Зачем мне вообще надо делать сбережения? Правительство не в состоянии сбалансировать свой бюджет, и оно постарается, чтобы пенсионные фонды постоянно одалживали ему все деньги.

Как можно верить в то, что правительство не поменяет правила и не заберет мои деньги? Как всегда, напечатают больше денег, и все мои сбережения обесценятся.

Пенсионный фонд скорее использует деньги для помощи своим друзьям, а не мне.

Он будет инвестировать мои деньги в неосуществимые проекты, чтобы получить большие доходы.

Как мне узнать, что пенсионный фонд предоставляет правдивую информацию о деньгах, которые я имею в нем? Как мне проверить, что они там действительно находятся?

Хорошо разработанная система частного пенсионного страхования должна решать все эти проблемы. Иначе благоразумные граждане будут продолжать делать свои сбережения в твердой валюте, инвестируя деньги за границу или тратя их исключительно на потребление.

Создание системы частных пенсионных фондов (как обязательных, так и добровольных) требует тщательного регулирования. Для этого есть немало причин.

Во-первых, такие фонды имеют сложную природу, и граждане могут не понимать преимуществ и стоимости программ, к которым хотят присоединиться.

Во-вторых, в связи с налоговыми льготами предприятие может попытаться воспользоваться капиталом пенсионного фонда как дешевым источником капиталовложений и зарегистрироваться для этого в качестве фонда пенсионной программы, хотя на самом деле оно лишь выполняет роль канала передачи средств. В-третьих, у руководителей такого фонда может возникнуть соблазн вложить пенсионные активы в свои собственные предприятия или в предприятия своих друзей вместо того, чтобы инвестировать их благоразумно. Есть и в-четвертых, и в-пятых…

Существует несколько базовых международных стандартов инвестирования средств пенсионных фондов.

Безопасность. Денежные средства пенсионных фондов не инвестируют в рискованные активы (проекты). Например, в целях безопасности ограничиваются инвестиции активов пенсионных фондов в акции одного эмитента (как правило, не более 5-10 процентов), одну отрасль (как правило, не более 10 процентов), иностранные госбумаги и т.д.

Во многих странах строго ограничиваются либо вообще могут быть запрещены инвестиции в ценные бумаги компаний-учредителей (собственников) пенсионного фонда, ценные бумаги других ПФ, недвижимость, золото или ценные бумаги золотодобывающих компаний, ценные бумаги, которые находятся во внебиржевом обороте (не зарегистрированы на фондовой бирже), очень рискованные облигации, валюту.

Ликвидность. Приобретение и реализация активов должны осуществляться без проблем. Это значит, что к началу создания системы частных пенсионных фондов рынок ценных бумаг должен пребывать хотя бы на ранней стадии своего развития, а уровень его капитализации - достигать порядка 15-20 процентов ВВП.

Уменьшение инвестиционного риска посредством диверсификации. Приобретают активы, принадлежащие к разными классам, разным отраслям экономики, разным компаниям, а также с разными сроками оплаты.

Стандарты доверительного управления. Деньги участников пенсионного фонда следует инвестировать так же, как это бы сделал эксперт по пенсионному инвестированию со своими собственными сбережениями.

Все ли мы знаем

о чилийском «пенсионном чуде»?

Опыт пенсионных фондов Чили стал мощным внешним стимулом для появления в Украине негосударственных пенсионных фондов. На многочисленных конференциях, семинарах очень популярной была «логическая связка»: частные пенсионные фонды - сбережения - фондовый рынок - инвестиции - экономический рост. Однако информация о радикальной чилийской пенсионной реформе распространялась односторонняя. Специалисты, прямо или косвенно причастные к первым попыткам создания в Украине системы негосударственного пенсионного страхования, по разным причинам не обратили внимание на многие очевидные факты и действительные предпосылки чилийского «пенсионного чуда». Например на то, что до начала пенсионной реформы Чили была страной с относительно благополучной рыночной экономикой, а не виртуальной, как в Украине; что их банковская система была намного надежней и прозрачней украинской; что фондовый рынок с десятками «голубых фишек» там уже существовал; что большинство расходов, связанных с переходом к новой пенсионной системе, финансировались в Чили за счет жесткого ограничения других бюджетных статей; что демографическая ситуация была намного благоприятней, а скрытый государственный долг по обязательствам солидарной пенсионной системы - намного меньшим, чем сейчас у нас. И, наконец, существовавший в то время диктаторский режим генерала Пиночета обеспечил надежную политическую поддержку для такой радикальной реформы.

Многочисленные факты убеждают, что пионерная пенсионная реформа в Чили действительно помогала создавать фундамент последующего экономического роста. В прессе уже десятки раз приводилась цифра: за первые 13 лет своего существования чилийские пенсионные фонды достигли просто феноменальных финансовых результатов - с мая 1981-го по 1994-й их среднегодовой реальный инвестиционный доход составил 13%!

В 1980 и 1981 годах рост реального ВВП Чили составлял, соответственно, 7,9% и 6,2%; госбюджет имел огромный профицит - +7,4% и + 5,5% (могут ли представить себе такое сегодня наши политики?); платежный баланс также имел положительное сальдо (+7,4% и + 14,3%). После пенсионной реформы, за исключением кризисных 1982 и 1983 годов, ВВП продолжал стабильно увеличиваться в среднем на 6% в течение последующего десятилетия. Чилийский бюджет был дефицитным лишь в течение четырех лет - с 1982-го по 1985-й (соответственно -2,0%; -2,9%; -1,9% и -0,9%)…

Пенсионная реформа в Чили, где с 1 мая 1981 года перешли к системе обязательных индивидуальных пенсионных счетов (ИПС), уже стала материалом для учебников. Согласно законодательству, государство гарантирует пенсионерам лишь минимальную выплату в пределах системы социального обеспечения. Работники должны ежемесячно перечислять 10% своей зарплаты в один из восьми частных пенсионных фондов (по данным на май 1999 года, в самом начале реформы таких фондов было 12, часть из которых затем объединились). Эти активы росли поразительно быстро и достигли 34 млрд. долл. США (май 1999-го), что составляет 42% ВВП.

Последователи из многих стран, причем не только с переходной экономикой, стали рассматривать чилийский опыт в качестве модели для собственной пенсионной реформы. Даже в США, где существует наибольшая в мире правительственная программа социального обеспечения, в рамках которой ежегодно расходуется более 370 млрд. долл. (намного больше, чем расходы США на оборону времен холодной войны), серьезно дискутируют о возможности приватизации своей солидарной пенсионной системы. Причем особой популярностью системы ИПС пользуются в тех странах, где наблюдался рост фондовых рынков.

Словом, все выглядело слишком хорошо, чтобы быть правдоподобным. Отрезвление началось 14 лет спустя, когда чилийская модель стала демонстрировать некоторое переутомление. Реальные доходы частных пенсионных фондов в 1995-м были отрицательными (-2,5%), и в 1998 году фонды опять имели убытки (см. табл. 1). В прошлом году правительство Чили даже убеждало своих сограждан отложить выход на пенсию в связи с обвалом рынка ценных бумаг (-25%). И хотя к октябрю 1999-го индекс чилийского фондового рынка - IPSA General - вырос на 28,5%, он все еще значительно уступает уровням начала 1996-го и 1997-го.

Не столь впечатляющие результаты 1995-1998 годов позволяют говорить о проблемах чилийской пенсионной системы. Среди главных следует отметить:

- чрезвычайно высокие административные расходы - около 20% суммы страховых взносов;

- плохо диверсифицированные инвестиционные портфели. Вследствие законодательных требований гарантий минимальной доходности инвестиционные портфели пенсионных фондов практически одинаково консервативны. Львиная доля активов инвестирована в ценные бумаги с фиксированным доходом, причем на государственные облигации приходится 41% (см. табл. 2). В результате кризиса на мировых финансовых рынках, в том числе и на чилийском, доля корпоративных акций (более рискованных инструментов) в инвестиционном портфеле чилийских фондов сократилась с 29% в 1995-м до 15% в 1998-м, а доля ценных бумаг с фиксированным доходом увеличилась, соответственно, с 68% до 82%.

- работники часто меняют пенсионные фонды. Взаимные фонды, которые фактически являются компаниями по управлению активами пенсионных фондов (Administradoras de Fondos de Pensiones, или AFP), конкурируют между собой за пенсионные активы. Они наняли 18 тыс. посредников-комиссионеров - в среднем по одному на каждых 300 работающих. Как только граждане, имеющие постоянную работу, присоединяются к системе, комиссионеры тратят много времени, убеждая их сменить фонд. В 1998 году это сделали 700 тыс. работников, или каждый четвертый плательщик взносов. А в 1996-1997 годах таких «перебежчиков» было более чем в два раза больше - по 1,6 миллиона человек! Безусловно, все расходы, связанные с этими переходами, включаются в вознаграждение, которое оплачивают сами же работники.

- слишком мало занятого населения охвачено частным пенсионным страхованием. По данным государственного органа по надзору за деятельностью пенсионных фондов, в конце 1997 года лишь около 70% рабочей силы было охвачено частным пенсионным страхованием. А количество регулярных плательщиков пенсионных взносов и того меньше - по данным за декабрь 1998-го, из 5,4 млн. занятого населения регулярно уплачивали взносы лишь 2,6 млн., то есть всего 48,1%. Кроме того, в конце прошлого года 7,5% экономически активного населения были безработными, и около 4,2% рабочей силы оставались в старой, солидарной системе;

- реальные инвестиционные доходы нестабильны и в последние пять лет имеют тенденцию к снижению. Среднегодовые реальные доходы чилийских граждан, ставших участниками новой пенсионной системы с самого ее начала (с мая 1981-го по май 1999-го), составляли 10,6%, однако у тех, кто приступил к пенсионным накоплениям в начале 1991-го, эта цифра будет уже меньшей - 8,6%, а у молодых работников, делающих взносы с 1995-го, пенсионные активы приносили в среднем всего по 2,8% реального дохода в год. Откровенно говоря, +2,8% по международным меркам тоже неплохо, однако это уже далеко не те 13,5%, которыми всех нас зазывали в безоблачное пенсионное будущее.

Говоря о чилийском опыте, не следует забывать, что создание частных пенсионных фондов само по себе не содействует быстрому росту сбережений. (В Китае, к примеру, отсутствуют частные пенсионные фонды, однако уровень национальных сбережений является одним из самых высоких в мире - более 25% ВВП. В начале 1999 года личные сбережения китайцев в банковской системе составляли 656 млрд. долл. США, т.е. в среднем по 500 долл. на одного гражданина). Да, частные пенсии оказывают положительное влияние на фондовый рынок и рынок труда. А развитый, более ликвидный рынок капитала, в свою очередь, содействует экономическому росту, как это было в Чили, увеличивая тем самым эффективность использования сбережений. Однако, для роста сбережений необходима прежде всего надежная финансово-бюджетная политика…

Из бывших постсоциалистических стран никто, кроме Казахстана, не решился пойти по небезопасному для переходных экономик чилийскому пути. По мнению многих зарубежных экономистов, в том числе из Всемирного банка, переход на обязательные накопительные пенсионные счета выглядел в Казахстане слишком смело, амбициозно и был явно преждевременным. В недавнем выступлении на открытии V сессии парламента Республики Казахстан (1 сентября 1999 года) президент Н. Назарбаев отметил, что потери, которые экономика страны понесла за последний год, «были бы гораздо меньше, если бы правительство не допустило ряда ошибок и просчетов», что «надо было либо повременить с началом осуществления пенсионной реформы в условиях надвигающегося бюджетного кризиса, либо быстро изменить ее параметры. Неадекватность же реакции правительства усугубила положение дел».

С 1998 года - Венгрия, а с апреля 1999-го - Польша избрали более благоразумный вариант внедрения трехуровневых пенсионных систем, предусматривающих диверсификацию рынков капитала и труда. Не желая рисковать, их примеру скоро последуют Хорватия, Румыния и Латвия.

Поспешишь - доверчивым людям навредишь

Шестой год по Украине бродит «призрак» негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Известно, что первые из них начали создаваться еще в 1994-м, и ввиду отсутствия специального закона они руководствовались законами «О предприятиях», «О предпринимательстве», «О хозяйственных обществах» и др.

Чем только ни соблазняли рекламодатели рядовых украинцев, не посвященных в технические тонкости частного пенсионного дела, но успевших потерять свои сбережения в Сбербанке СССР! Например, рекламная кампания небезызвестного НПФ «Обериг» активно раскручивалась в ноябре 1994-го - январе 1995-го и в официальных газетах Верховной Рады, Кабинета министров Украины, что зачастую воспринималось гражданами как поддержка официальных структур. Не отставали и другие издания. Так, одна из киевских газет в июне 1995 года в статье «Чем «длиннее» деньги - тем больше пенсия» от имени НПФ «Обериг» захватывающе повествовала пенсионерам о возможностях «почувствовать себя ничуть не хуже, чем в Америке или Европе», обещала такую частную пенсию, «что ее хватит на покупку дачи с прудом, в котором плавают стандартные «пенсионные» караси»…

Расчет архитекторов мыльных пенсионных схем явно достиг своей цели. По данным многочисленных проверок, один только ЗАТ «Негосударственный пенсионный фонд «Обериг» с начала своей деятельности привлек вклады 194 тыс. (!) граждан Украины.

Не прошло и года после скандалов с финансовыми пирамидами, как в Украине созрела более радикальная идея - ускоренной частичной приватизации солидарной пенсионной системы. В известном пакете экономических реформ «Экономический рост-97» предлагалось ввести с января 1997 года обязательные индивидуальные пенсионные счета. Без каких-либо актуарных расчетов планировалось уменьшить отчисления в пенсионную систему с 34% до 25%, что неизменно привело бы к резкому увеличению дефицита Пенсионного фонда. Из 25% страховых взносов 15% предполагалось перечислять в Пенсионный фонд, а остальные 10% - на накопительные ИПС.

Хорошо, что та, явно преждевременная, пенсионная реформа не была поддержана Верховной Радой. Кроме отсутствия каких-либо экономических предпосылок, реформу совершенно не подготовили административно и организационно. Отсутствовала даже автоматизированная система персонифицированного учета индивидуальных страховых взносов, без которой немыслимо внедрение накопительных счетов. Мы уж не говорим о том, что к сегодняшнему дню обязательные пенсионные накопления 1997-98 годов успели бы изрядно похудеть после финансового кризиса 1998 года, а их остатки вполне могли затеряться в лабиринтах нашей виртуальной экономики.

1997 год был отмечен дополнениями в Закон Украины «О налогообложении прибыли предприятий». Появился новый параграф - «Дополнительное пенсионное обеспечение (пенсионный план)», в соответствии с которым в уполномоченных Кабинетом министров Украины банках могли открываться пенсионные счета. Уполномоченный банк «обязан держать средства, внесенные вкладчиками, в ликвидной форме согласно правилам, установленным законодательством по пенсионному страхованию». Прошло более двух лет, но эта норма закона до сих пор не действует. Правила «благоразумного инвестирования» не разработаны…

Дожившие до наших дней НПФ продолжают работать в рамках отнюдь не пенсионного законодательства. Они диверсифицировали свои инвестиционные портфели в основном в банковских депозитах. Наверное, в этом есть здравый смысл, поскольку любая инвестиционная политика требует вложения средств в пределах Украины. Однако в условиях отсутствия прозрачности банковской системы возможности закрытия или банкротства практически любого банка, а также отсутствия надежных гарантий страхования депозитов такой вид инвестирования остается очень рискованным. Сомнительно также, что рядовой гражданин сможет правильно оценить финансовые возможности каждого украинского банка при нынешней политике публичного обнародования информации.

Наконец к июню 1999 года в Украине изобрели оригинальную программу долгосрочного инвестирования пенсионных средств. Имеется в виду эксперимент в жилищном строительстве на базе холдинговой компании «Киевгорстрой», предусмотренный указом Президента Украины № 735/99. Целью эксперимента является создание специальных сберегательных счетов «с последующим их направлением на долгосрочное кредитование строительства жилья для населения под залог этого жилья и расширения возможностей социального обеспечения граждан Украины за счет доходов по долгосрочным жилищным сберегательным вкладам».

Насколько мы понимаем данный указ, экспериментальную программу предусматривается осуществлять следующим образом.

Холдинговая компания «Киевгорстрой» будет составлять договоры с уполномоченными банками. На сегодня эта строительная организация подписала договор лишь с банком «Аркада», в собственности которого она принимает участие.

В уполномоченных банках гражданам будут открывать жилищные сберегательные вклады (ЖСВ). По информации сотрудников банка «Аркада», взносы на вкладах подлежат пересчету в специальные расчетные единицы - ОдІн (Одиниця Інвестування). Курс ОдІн выражается в гривнях и определяется банком еженедельно на основе стоимости квадратного метра жилья.

Вклады физических лиц в размере до 10200 гривен в год (600 необлагаемых налогом минимумов) не облагаются подоходным налогом. Денежные средства не могут быть сняты со счета до выхода на пенсию, потери трудоспособности или смертельного случая. Частные пенсионные выплаты за счет вложенных средств также не облагаются налогом. Выплаты предполагается осуществлять как по частям, так и в форме пожизненной пенсии.

Банки будут предоставлять привлеченные денежные средства в виде ссуды покупателям жилья на срок от двух до пяти лет. Однако не покупателям в руки, а путем перечисления непосредственно «Киевгорстрою» для сооружения жилья. Ответственность за возврат денег несет покупатель.

Начисление процентных доходов на вклады граждан будет осуществляться на основе рыночной стоимости жилья, построенного за счет жилищных сберегательных вкладов. Инвестиционные единицы будут автоматически увеличиваться ежегодно на 10%. Однако, поскольку заявлено, что их стоимость будет колебаться в зависимости от стоимости жилья, нельзя полностью исключать и убытков.

Покупатели жилья будут возвращать банковские ссуды с процентами (в размере 10,5% ОдІн) в течение двух-пяти лет, что похоже на условия обычных ссуд.

Банк гарантирует вкладчику (будущему пенсионеру) ежегодное увеличение количества инвестиционных единиц. Компания «Киевгорстрой» гарантирует обеспечение полной стоимости вклада в случае банкротства банка «Аркада». Однако, принимая во внимание афилиированность (связанность) этих двух юридических лиц, в случае банкротства одного из них другое также может оказаться неплатежеспособным.

Вне всяких сомнений, в Украине существует огромная потребность в дополнительном, причем качественном жилье. К сожалению, приобрести его большинству граждан сегодня не по карману. На Западе эта проблема решается достаточно просто - там распространена практика ипотечной ссуды. Продавец получает в банке сумму, равную полной стоимости жилья, а потом лицо, купившее это жилье, возвращает банку ипотеку в течение 15-30 лет. Естественно, для того, чтобы подобная сделка состоялась, заемщик должен предоставить банку доказательства надежности трудоустройства (стабильности доходов) и своевременности погашения им других долговых обязательств.

Правила киевгорстроевского эксперимента предусматривают, что покупатель должен оплатить первый взнос в размере не менее 40% стоимости жилья. До завершения строительства дома он будет выплачивать лишь проценты, а после получения готовой квартиры обязан ежеквартально возвращать ссуду и проценты. Хотя это может выглядеть как программа кредитования покупателей, на самом деле это не так. Существующие в Украине процедуры и порядок учета ссуд, предоставляемых физическим лицам, являются несовершенными. В частности, невозможно проверить финансовое состояние заемщиков -физических лиц, потому что не ведется надлежащее документирование их текущих доходов. Таким образом, можно предположить, что ссуды будут предоставляться на основании скорее субъективных решений, чем надлежащего финансового анализа.

Все это самым тесным образом связано с пенсионной стороной эксперимента, которая вызывает большие сомнения в своей жизнеспособности. Да, многие пенсионные фонды в США и странах Европы покупают в банках долгосрочные ипотеки (ценные бумаги, обеспеченные закладными), относя их к классу активов. Но при этом ни один банк не предоставляет краткосрочных кредитов строительным компаниям. И объясняется это достаточно просто: строительная отрасль и стоимость недвижимости по своей природе подвержены циклическим колебаниям, даже в развитых странах. Спады активности в сфере недвижимости могут продолжаться до 10 лет.

Одно дело, если кто-то желает провести эксперимент с собственными свободными средствами. Но перед тем как подвергнуть риску пенсионные сбережения других людей, следует очень и очень хорошо подумать. Тем более, что предложенная в эксперименте схема нарушает правила надежного инвестирования пенсионных средств, которые приняты в США, Латинской Америке и Европе (см. справку).

Именно из-за высокого риска инвестиций в недвижимость они законодательно запрещены частным пенсионным фондам во многих странах, в том числе, например, в Польше и Хорватии. Кроме того, существуют ограничения на капиталовложения пенсионных фондов в ценные бумаги финансовых посредников, инвестирующих в недвижимость. Так, в Венгрии пенсионные кассы не могут покупать более 10% акций таких фондов.

Вообще из-за слаборазвитого фондового рынка и недавних потрясений на финансовых рынках, инвестиционный портфель пенсионных касс Венгрии довольно консервативен (табл. 3). Хотя уровень капитализации венгерского рынка ценных бумаг, на данный момент имеющего статус развивающегося, составляет 12,4 млрд. долл., или 32% ВВП. Для сравнения, капитализация украинского фондового рынка составляет около 800 млн. долл., или примерно 1,5% ВВП, а объем ежемесячных торгов в украинских фондовых торговых системах в 100 (!) раз меньше венгерского.

США являются одной из немногих стран, где отсутствуют какие-либо законодательные ограничения на инвестиционную деятельность частных пенсионных фондов - там господствует неписаное правило «благоразумного человека» (Prudent man rule). Именно это правило, к примеру, предопределяет структуру инвестиционного портфеля профессионального пенсионного фонда пожарных и полицейских города Балтимор (штат Мэриленд, США), где из 2,1 млрд. долл. активов (которыми владеют 4835 человек) лишь 45 млн., или всего 2,1%, вложены в недвижимое имущество (табл. 4). И это несмотря на огромный, очень развитый рынок недвижимости!

Следующая серьезная проблема состоит в том, что в случае неудовлетворительного состояния жилищного сберегательного вклада его собственник не имеет возможности выбрать себе другой объект для инвестирования - другое предприятие или отрасль. Он попадает в западню, выбраться из которой можно лишь при выходе на пенсию. Но если цикл спада приходится на период непосредственно перед уходом на заслуженный отдых, не исключено, что остаток средств на счете участника окажется очень незначительным и разрушит его надежды на приличное обеспечение в старости.

Далее. Неясно, как именно будет начисляться процентный доход участника на средства его жилищного сберегательного вклада «в гривнях и в эквивалентных расчетных единицах условной жилой площади с учетом ее средней рыночной стоимости». Участник пенсионной программы перечисляет деньги на свой счет, а банк выдает их в виде ссуды покупателю жилья. Затем строится жилье и заемщик возвращает деньги банку. Но что происходит с ЖСВ? Предположим, что рыночная стоимость жилья с момента его продажи до выхода на пенсию собственника счета удвоилась. Где банк возьмет деньги, чтобы вдвое увеличить участнику эксперимента первоначально внесенную им сумму, да еще и выплатить 10-процентное увеличение количества инвестиционных единиц за каждый год?

В США банки обычно предоставляют ссуды строителям только тогда, когда строительная организация имеет надежных покупателей (это означает, что они уплатили определенную сумму заранее), которые должны приобрести большую часть жилья до начала строительства. И даже при таких условиях они часто несут убытки из-за расторжения контрактов, экономических спадов и других проблем. Если же строительная компания объявляет себя банкротом и передает право собственности на жилье банку, который не имеет желания владеть им, это жилье реализуется через биржу за любую цену. Кроме того, чрезмерное предложение жилья по невысоким ценам уменьшает стоимость всех жилых домов в регионе. В Украине подобное развитие событий имеет большую вероятность, чем в Америке.

И, наконец, очень дискуссионным представляется нам освобождение от подоходного налога не только взносов на ЖСВ, но и последующих пенсионных выплат. Любые льготы по налогообложению следует рассматривать как прямую потерю для государственного бюджета - в данном случае до нескольких тысяч гривен в год на одного владельца жилищного вклада. Ведь размер не облагаемых налогом взносов составляет до 10200 гривен, или до четырех украинских среднегодовых зарплат!

Двойное освобождение от налогообложения - и страховых взносов, и пенсионных выплат - противоречит международной практике. В подавляющем большинстве стран, где существуют частные пенсионные фонды, применяется практика налоговой отсрочки, то есть, налогом облагаются не взносы, а пенсионные выплаты. Объясняется это тем, что правительства заинтересованы в стимулировании граждан делать долгосрочные пенсионные сбережения. Однако чтобы частное пенсионное страхование не столь заметно сказывалось на бюджетных доходах, от налога освобождают не всю сумму добровольных страховых взносов, а только определенную их часть. Как правило, не больше 10-20% заработка работника (например, в США - 20% среднего заработка).

Как же все-таки инвестировать жилищное строительство?

Мы остановимся лишь на нескольких возможных подходах к созданию программы привлечения сбережений граждан.

Муниципальные облигации. Выпускаются правительством или органами местного самоуправления. Поступления от реализации облигаций могут использоваться для финансирования строительства жилья. Его можно продавать или предоставлять в аренду, а доход от этого использовать для выплаты процентов и погашения номинальной цены держателям облигаций. Собственно дома вместе с доходом, который они создают, используются для обеспечения облигаций. В случае неплатежеспособности эмитента и невозможности выполнения им своих обязательств, жилье переходит в собственность держателей облигаций.

Трасты для инвестиций в недвижимое имущество. Денежные вклады на счетах используются трастом для приобретения жилья в собственность. Затем за счет предоставления его в аренду создается доход, который перераспределяется среди членов траста. При определенных условиях, по окончании оговоренного периода, эта собственность реализуется, а деньги распределяются среди участников траста.

Совместное кредитование. Банк или группа банков могут сформировать синдицированный кредитный пакет для предоставления строительной организации, которая использует его для приобретения стройматериалов и найма рабочей силы. По окончании строительства готовый объект продают и таким образом погашают кредит.

В зависимости от объема работ может возникнуть необходимость в привлечении нескольких банков, которые диверсифицируют между собой риски. Во-первых, построенное жилье может оказаться невостребованным. Этот риск уменьшают путем предоставления кредита, размер которого меньше, чем полная стоимость строительства, а также составлением контрактов на приобретение большей части жилья до начала его возведения. Во-вторых, качество строительства может оказаться низким. Чтобы избежать такой неприятности, проводится тщательно исследование предыдущих строительных работ компании и обязательное страхование выполнения работы будущей. В США ни одной строительной компании, которая не имеет лицензии и такого страхового полиса, кредит не предоставляется.

Кроме того, банк может продать часть ссуды другим заинтересованным инвесторам, которыми могут выступать и пенсионные фонды. Именно таким образом можно привлекать пенсионные сбережения для поддержки строительства жилья.

Ценные бумаги финансовых учреждений, обеспеченные закладными. Банки могут предоставлять гражданам ссуды под залог недвижимости для приобретения жилья. Все ссуды должны соответствовать стандартным гарантийным условиям, чтобы обеспечить вероятность их возвращения, а также сохранение стоимости жилья для собственника.

Кредитования под закладную (под залог недвижимости) позволяет потенциально значительно расширить число физических лиц, которые могут позволить себе купить жилье. Экспериментом «Киевгорстрой» фактически сделана попытка внедрения программы предоставления ипотечных ссуд. Но для успешной реализации необходимо создать некоторые предпосылки. И прежде всего - законодательство, которое регулирует частную собственность на землю, а также надлежащую систему регистрации прав собственности, страхования, механизмы оценки закладной и суммы самого кредита, подтверждения имущественного состояния заемщика.

Без всех вышеперечисленных условий кредиты под залог недвижимости будут чрезвычайно рискованными. А значит, использование пенсионных сбережений для поддержки жилищного строительства в Украине также будет связано с немалыми рисками.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно