НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ ЕВРОЗОНЫ — ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА И НОВЫЙ ЕВРОБАНКИР - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ ЕВРОЗОНЫ — ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА И НОВЫЙ ЕВРОБАНКИР

13 апреля, 2001, 00:00 Распечатать

Позиция «поживем — увидим», за которой долгое время пытается укрыться Европейский центральный банк (ЕЦБ), уже порядком надоела и даже стала раздражать экономистов, аналитиков и разного рода обозревателей...

Жан-Клод Трише
Жан-Клод Трише

Позиция «поживем
— увидим», за которой долгое время пытается укрыться Европейский центральный банк (ЕЦБ), уже порядком надоела и даже стала раздражать экономистов, аналитиков и разного рода обозревателей. Последние не ленятся лишний раз напомнить, что перед лицом слабеющего спроса в экономике многие страны уже снизили процентные ставки — от динамичной Федеральной резервной системы США (выполняющей функции центрального банка) до консервативного Банка Японии.

И только ЕЦБ сохраняет, во-первых, невозмутимость, во-вторых, процентную ставку на уровне 4,75%. Установленная в октябре прошлого года, сегодня она уже не соответствует реалиям и на фоне замедления темпов роста глобальной экономики несет в себе определенные риски для еврозоны. И даже любимая фраза Вима Дуйзенберга, президента ЕЦБ, о том, что для банка «стабильное евро гораздо важнее, чем сильное или слабое», эффекта уже не производит.

Конечно, экономические темпы в еврозоне также замедляются. Но ее центробанк находится пока не в такой тяжелой ситуации, как его «коллеги» в США или Японии. При относительно закрытой экономике еврозона частично изолирована от глобального замедления темпов экономического роста. Однако у ЕЦБ выставлены «инфляционные маяки» (границы допустимой инфляции), на которых, собственно, и базируется методология банка. В этом смысле она противоположна методологии американского Федерального резерва, который не имеет ни маяков в инфляционной политике, ни каких-либо четких рамок этой политики. Но веское слово оракула Гринспена в трудную минуту — и все финансовые рынки мира держат равнение на него.

Никто в ЕЦБ не имеет гринспеновского «веса». Текущие и аварийные решения тут принимаются коллективно — советом управляющих, состоящим из 12 председателей центробанков стран еврозоны и шести членов правления ЕЦБ, которыми, собственно, и руководит президент Вим Дуйзенберг.

Последние две недели менеджмент ЕЦБ посылал довольно нечеткие сигналы, из которых наблюдатели сделали вывод, что ожидание наконец-то сменится действием и не далее как в среду 11 апреля на заседании совета управляющих процентная ставка ЕЦБ сдвинется в сторону уменьшения.

Но этого не произошло. ЕЦБ устоял перед коллективным прессингом, тем самым продлив свой же рекорд — последний раз процентную ставку для еврозоны он снижал в апреле 1999 года.

Тем не менее некоторые экономисты прогнозируют, что к концу года процентная ставка в еврозоне будет снижена до 4%.

На фоне путанных узоров падений-
подъемов собственно евро и его процентных ставок как-то плавно возникла (не сама по себе, но довольно органично) тема президентства в ЕЦБ. Истоки условности передачи главного финансового поста в еврозоне восходят к майскому саммиту Евросоюза 1998 года. К тому драматическому заседанию в Брюсселе, когда преисполнившиеся амбиций французский и германский лидеры (президент Ширак и канцлер Коль) при «недюжинных» усилиях посредника британского премьера Блэра еле пришли к согласию, уже глубокой ночью.

Компромисс состоял в том, что первый восьмилетний срок президентства в Европейском центральном банке разделят пополам — голландец Вим Дуйзенберг, оставлявший тогда кресло председателя центробанка Голландии, и француз Жан-Клод Трише, глава Банка Франции.

Через год, в мае 2002-го, и наступит та самая середина срока, о которой договаривались. И нет ничего странного в том, что главы центральных банков, а равно и их правительства, хотели бы уже точно знать имя следующего президента ЕЦБ — до того как реальные банкноты и копейки сменят виртуальную евровалюту в январе 2002-го. В идеале преемник Дуйзенберга должен быть назван к осени.

Помнится, Вим Дуйзенберг уже после назначения в 1998-м говорил, что добровольно «поделится» президентским сроком с французом, но вначале дождется превращения евро в стопроцентную валюту. Предварительно срок распространения новых денег по городам и весям еврозоны планировался на период от января до июня 2002 года. Но правительства стран решили сократить процесс до двух месяцев. Таким образом, уже после февраля 2002-го Дуйзенберг может выбирать время отставки.

И тут как-то вдруг «вспоминают», что никаких письменных обязательств по разделу президентского срока не существовало, а были просто «частные» договоренности, это во-первых. Во-вторых, Вим Дуйзенберг, говорят в ЕЦБ, никогда не называл точной даты своей отставки.

Заподозрив в заявлениях подвох, французы очень хотели бы громко доказывать свое право на вторую половину президентства в ЕЦБ, тем более что это несложно — свидетелей на саммите 1998-го было предостаточно. Однако один нюанс мешает «справедливой» борьбе за главное еврокресло. Дело в том, что французский кандидат Жан-Клод Трише в данный момент причастен к судебному расследованию финансовых нарушений в банке Credit Lyonnais. Французские судьи пытаются, в частности, выяснить, имел ли отношение к финансовым аферам банка мсье Трише, занимавший до 1993 года пост генерального директора Казначейства, а после ставший председателем Банка Франции, и был ли он причастен к преднамеренному искажению статистики по банковским счетам Credit Lyonnais в 1992—93 годах, когда банк был еще государственным, и к предоставлению фальшивой информации рынкам капитала.

Когда закончится судебное разбирательство по делу Credit Lyonnais, неизвестно. Неясно также, с каким результатом выйдет из него центральный банкир Франции. Пошли уже слухи, что, возможно, кто-то во Франции не хочет видеть мсье Трише в кресле президента ЕЦБ, но официальный Париж утверждает, что тот остается главным кандидатом. Завершится ли расследование к осени — вопрос. Но если нет, то какими будут последующие шаги Франции, не сообщается.

Чиновники в Берлине и банкиры во Франкфурте поговаривают о том, что раз уж Франция так жаждет высшего кресла в ЕЦБ, то пусть найдет достойную кандидатуру. Дуйзенберг — голландец, однако немцы рассматривают его как своего ставленника, и сегодня, очевидно, больше всех хотели бы оттянуть приход Трише, надеясь посредством Дуйзенберга удержать свое влияние в главном финансовом институте еврозоны.

В последние месяцы, особенно после декабрьского саммита ЕС в Ницце, обозреватели полюбили тему франко-германских трений. Обозревая весь двухсторонний путь послевоенного периода, они отмечают, что нынешний этап — самый недружественный. Руководящий пост в ЕЦБ — еще одно, очередное трение. Германия, как самая «запаздывающая» среди крупных евроэкономик, по мнению Парижа, исчерпала свой ресурс на лидерство в европейских структурах. Однако же и Франция, как считают в Берлине, не может, исходя лишь из временных экономических успехов в пределах еврозоны, диктовать свои правила обустройства Европы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно