НА ПОДСТУПАХ

6 октября, 1995, 00:00 Распечатать

К ПРИВАТИЗАЦИИ УКРАИНА НАПОРОЛАСЬ НА ИНВЕСТОРОВ Иван ПЕРЕВЕРЗЕВ Особый подход в приватизации са...

К ПРИВАТИЗАЦИИ УКРАИНА НАПОРОЛАСЬ НА ИНВЕСТОРОВ

Иван ПЕРЕВЕРЗЕВ

Особый подход

в приватизации самого дорогого

Споткнувшись на проблеме с приватизацией очень крупных и имеющих стратегическое значение объектов - так сказать, столпов украинской экономики, представляющих наибольший интерес для западных инвесторов, государство решило не применять в этом случае принятые типовые подходы. Отныне по каждому из объектов (коих около двухсот) будут утверждать на уровне правительства индивидуальные схемы приватизации.

Дабы оградить предприятие от исключительно «бумажной» приватизации за сертификаты, которая может добить наполовину «лежачие» заводы, в числе участников покупки акций будут предусмотрены стратегические инвесторы. Этот особый, индивидуальный подход в приватизации «самого дорогого», что есть у государства, был бы абсолютно хорош, если бы не тот факт, что отсутствие стандартной схемы в этом случае (в России, например, применялась схема инвестиционных торгов) порождает и отсутствие общих правил игры. А игра без правил влечет за собой столкновение различных «стратегических» интересов «игроков», претендующих на солидный пакет акций крупного объекта.

Нечто подобное происходит сейчас вокруг Николаевского глиноземного завода, решение о приватизации которого уже сегодня разожгло большие аппетиты. Благоприятная конъюнктура на мировом рынке цветных металлов, выгодность сделок с российским алюминием и возможность подступиться к дешевой сырьевой базе как в России, Казахстане, так и теперь в Украине подвигнули известные компании ввязаться в предприватизационную борьбу за обладание контрольным пакетом акций НГЗ.

Среди желающих его заполучить сегодня называют четыре группы предприятий и компаний: первая - Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) вместе с созданной по его инициативе в Сибири ФПГ «Транснациональная алюминиевая компания»; вторая - корпорации «АЙОК» (США), «Кайзер Алюминум» (США) и Корпорация по частным инвестициям за рубежом при правительстве США (OPIC); третья - Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), французская «Алюминиум Пешине» совместно с менеджментом (управляющим составом) самого НГЗ; четвертая - Братский алюминиевый комбинат (БрАЗ) и его партнеры. Эти группы официально заявили о своем желании принять участие в приватизации завода и приступили к разработке своих стратегий по завоеванию НГЗ. Правда, выступить стратегическим инвестором пожелали из них только трое: группы БрАЗа, «АЙОКа» и менеджмента завода. На разном уровне ими было заявлено об инвестициях в НГЗ.

Механизма участия всех вышеназванных структур в грядущей приватизации завода нет. И о нем пока никто не думает. Мало того, уже на этапе подготовки НГЗ к приватизации в Фонде госимущества столкнулись с активным лоббированием тех или иных интересов. В драку ввязались даже депутаты Верховного Совета, накалив страсти вокруг объекта своим обращением к Президенту и премьер-министру Украины.

Судя по всему, некоторые из потенциальных претендентов на контрольный пакет НГЗ решили отвоевать свое место под лучами будущей приватизации путем кабинетных интриг. Для чего это делается, можно объяснить только, оценив реальные возможности и шансы. Сможет ли каждая из групп полноценно участвовать на общих основаниях в инвестиционных конкурсах (или торгах), если таковые вдруг объявят?

Алюминиевая интеграция

в «ТаНАКо»: кто заказывает музыку?

Несмотря на то, что глиноземные комбинаты России вырабатывают все вместе взятые гораздо больше сырья, чем НГЗ, эти сырьевые объемы не удовлетворяют потребности российских алюминиевых заводов. С приватизацией последних у их новых собственников возникло вполне естественное желание получить контроль также над глиноземными предприятиями, в том числе за рубежом. В связи с этим началось формирование вертикальных холдингов под видом финансово-промышленных групп. К примеру, такую ФПГ во главе с Красноярским металлургическим заводом уже создали на базе трех сибирских предприятий, куда вошли также КрАЗ и Ачинский глиноземный комбинат (АГК). В свою очередь КрАЗ объединил под своим началом в ФПГ «Енисейская» Красноярскэнерго, железную дорогу, угольный разрез, страховую компанию, пенсионный фонд, банк.

Аналогичных ФПГ в России уже порядка двенадцати, и их преимущества давно уже никто не оспаривает. Интеграция через приватизацию металлургических заводов с сырьевыми, а также со всей необходимой инфраструктурой дает контроль за всей производственной цепочкой и снижает риск неожиданных колебаний, которые могут повлиять на стабильность производства, а главное - на цену продукции. Она же позволяет экономить на себестоимости алюминия за счет сырья.

НГЗ пока не может войти ни в одну ФПГ акционерным капиталом, поскольку является предприятием арендным. Тем не менее, известно, что на заводе отдают предпочтение Красноярску. Помимо того, что завод занимается толлингом на КрАЗе (по сведению «Коммерсанта», этим занимаются две американские компании - дочерние структуры НГЗ, имеющие два контракта на 40 тыс. тонн алюминия в год), в начале года предприятие решило войти в состав российской ФПГ «Транснациональная алюминиевая компания» («ТаНАКо»), куда также входят 11 российских предприятий под эгидой КрАЗа. В уставных документах ФПГ «ТаНАКо» от 25 июля с.г. стоит печать некоего АО «Николаевский акционерный глиноземный завод», существующего с конца 1993 года (в то время как ныне действующее арендное предприятие «НГЗ» появилось в апреле 1995 года).

Многие считают выбор николаевского завода неудачным. Во-первых, у лидера «ТаНАКо» - КрАЗа - уже есть своя сырьевая база в лице Ачинского глиноземного комбината, к тому же долги КрАЗа и убыточность контролируемого им АГК способны лишь отпугнуть любого партнера. Преимущества же самой «ТаНАКо» в сфере инвестиционной деятельности, как это вытекает из анализа проекта ФПГ, не распространяются на НГЗ, то есть для николаевского завода не предусмотрен ни финансовый заказчик из числа участников ФПГ, ни иностранный инвестор, под чьи инвестиции группа дает консолидированные гарантии. Для российских же участников группы выгода от ФПГ достаточно обширна и включает всевозможные льготы. Может, поэтому, несмотря на незначительность государственной доли в «ТаНАКо», ее создание активно лоббировалось на правительственном уровне, а теперь и на межгосударственном - со стороны России.

Существует предположение, что решение НГЗ связать свою судьбу именно с красноярскими заводами продиктовано намерениями в перспективе участвовать в приватизации самого себя через группу «ТаНАКо». Есть даже письмо, направленное председателю Фонда госимущества Украины координационным комитетом «ТаНАКо», где ФПГ просит рассмотреть вопрос о ее особом участии в приватизации НГЗ либо возможность передачи ей в доверительное управление 20% акций.

При этом данная просьба о передаче крупного пакета не отвечает целям, продекларированным ФПГ: из координатора отдельных взаимовыгодных для всех проектов она превращается в орган управления, так как НГЗ попадает в зависимость от российских предприятий - акционеров «ТаНАКо», имеющих в ней контрольный пакет.

По мнению председателя координационного комитета ФПГ К.Гиберта, заявленному в украинской прессе, передача в управление ФПГ пакета николаевского завода позволит украинскому государству избежать скупки его акций «воротилами западного бизнеса». Но тогда неясно другое: почему «замораживание» большого пакета акций именно в руках российской ФПГ и есть наилучший выход для государства, которое не в состоянии проинвестировать завод (впрочем, как и сама ФПГ)?

Есть и другое утверждение. Связав свою судьбу с КрАЗом, николаевцы ничего, кроме долгов, не получат. Его сырьевой придаток - Ачинский глиноземный комбинат - закончил прошлый год с балансовым убытком в 79 млрд. рублей и рентабельностью минус 12%. К тому же, долги КрАЗа Павлодарскому глиноземному заводу в Казахстане привели к тому, что ему было отказано в павлодарском глиноземе.

Мотивировать экономической логикой решение НГЗ сделать ставку на запевалу ФПГ «ТаНАКо» - КрАЗ - не представляется возможным. Тем не менее, генеральный директор НГЗ В.Мешин лично просил в письме вице-премьера РФ О.Сосковца включить его предприятие в финансово-промышленную группу, а ее учреждение оформить межправительственным соглашением.

«АЙОК» и «Кайзер Алюминум»: если рисковать деньгами, то чужими

После большого скандала на КрАЗе вокруг незаконного вычеркивания руками его руководства из списков акционеров Залогбанка и АО «Русский капитал» - доверенных компании Trans-cis Commodites (TCC) (Монако) * - практически единственным торговым партнером красноярцев становится компания «АЙОК». Ее московский представитель, человек очень известный в российских бизнес-кругах, Ф.Львов посредничал также между КрАЗом и американскими компаниями «Alcoa» и «Кайзер Алюминум». В свое время «Кайзер» совместно со своим постоянным трейдером «АЙОК» высказывал желание инвестировать в красноярские заводы 150 - 200 млн. долл. (на покупку 40% акций КрАЗа и АГК). Желание осталось нереализованным. Но такая возможность не исключается, несмотря на предположения некоторых специалистов, как пишет «Сегодня» (18.07.95 г.), что возможности «Кайзер Алюминум» в мобилизации средств на красноярский проект достаточно ограничены, поскольку эта компания профессионально работает в инжиниринговой сфере, но не обладает необходимой для осуществления гигантского проекта финансовой мощью.

Что же касается инвестиционного проекта ведущей на мировых рынках корпорации «Alcoa», которая могла бы составить «Кайзер» конкуренцию, то после скандала на КрАЗе с вычеркиванием акционеров она заморозила его развитие. Кстати, относительно своих планов в Украине эта крупнейшая компания никаких заявлений пока не делала. Кроме того, смерть Феликса Львова (убит неизвестными 7 сентября с.г.), которому доверяли налаживание связей многие компании, сыграла свою роль в снижении их инвестиционной активности в России. **

Вряд ли кто из этих компаний захочет сегодня рисковать собственными деньгами на просторах СНГ. Не случайно же в таких спайках, как «АЙОК» - «Кайзер» или НГЗ - «Пешине», как правило, появляется прослойка в лице пассивных кредиторов - ОРІС или ЕБРР.

Та же «АЙОК» в своем инвестиционном предложении относительно НГЗ указала ОРІС как источник инвестиций, что еще раз подтверждает нежелание «АЙОК» или «Кайзер» инвестировать собственные средства. Имелось предположение, что ОРІС, как пассивный инвестор, предоставит под проект «АЙОК» и «Кайзер» долгосрочный кредит на сумму до 100 млн. долл., но с очень жесткими инвестиционными условиями: получение контрольного пакета по номиналу и контроль за последующей продажей акций. Что изначально исключает другие условия, которые могут быть выставлены на инвестиционном конкурсе государством. Впрочем, чтобы удовлетворить эти запросы, потребуется разрешение Антимонопольного комитета Украины: выставленные условия предполагают поглощение завода.

Резюмируя сегодняшнюю ситуацию, эксперты полагают, что в отсутствие Феликса Львова какие бы то ни было проекты с участием «АЙОК» в Украине маловероятны, а без «АЙОК» ни OPIC, ни «Кайзер» не станут продвигаться на украинский рынок до его стабилизации.

Планы менеджмента - побольше планов

Забив «колышек» в Красноярске, менеджмент николаевского завода решил расставить их и в других местах. Ведутся переговоры о приватизации НГЗ совместно с ЕБРР и «Пешине». Акцент делается на необходимости сохранить нынешний аппарат управления, поскольку только в этом случае, считает данная группа, завод сможет укрепить свое положение на мировом рынке.

Если БрАЗ сегодня открыто называет суммы предполагаемых инвестиций, а «АЙОК» говорил об обусловленном кредите OPIC, то эта группа компаний пока конкретных цифр не выдает. В ее инвестиционные планы входит пока лишь покупка акций, и она, видимо, выжидает, когда хоть что-нибудь прояснится со стоимостью уставного фонда НГЗ. Кроме того, некоторую часть акций предполагается оплатить технологиями, а не деньгами. Менеджмент со своей стороны не скрывает возможности самому дополнительно выкупить крупный пакет, найдя источники финансирования за границей. В одной из украинских газет уже высказывалась версия о том, что хозяйственная деятельность НГЗ за границей в лице совместных предприятий и валютные операции по увеличению их уставных фондов могли позволить накопить определенный капитал, который можно запустить под приватизацию. С другой стороны, вряд ли эти суммы достаточны для выкупа большого пакета.

Но в резерве есть варианты с распределением кредита ЕБРР (кстати, опять-таки речь идет о заемных средствах, а не инвестициях). Так или иначе, но менеджмент серьезно рассчитывает сосредоточить в своих руках контроль над предприятием.

Есть и запасной вариант. В проекте плана приватизации, переданном заводской администрацией в Фонд госимущества, 22% акций по льготной подписке предлагается отдать трудовому коллективу; 7% - обменять на сумму стоимости имущества организации арендаторов. При этом под каждым пунктом проекта стоит строка - «с передачей в управление дирекции». В плане приватизации, даже если это всего лишь проект, она абсолютно лишняя, поскольку вопрос передачи своих акций кому-то в управление - личное дело самих акционеров.

Таинственные люди с БрАЗа

Четвертый участник будущего «дележа» НГЗ - Братский алюминиевый завод - имеет по сравнению с другими два плюса.

Во-первых, у него нет долгов перед поставщиками, как, например, у КрАЗа, и во-вторых, он готов инвестировать в НГЗ свои собственные деньги, т.е. прибыль. По данным Роскомметаллургии РФ, в 1994 году она составила 490 млрд. руб., а в первом квартале этого года - 396 млрд. руб. Очередное собрание акционеров АО «БрАЗ» постановило направить всю заработанную за полтора года прибыль (а это - 120 млн. долл.!) на инвестирование предприятий-смежников в Украине и Казахстане, рассчитывая получить на это разрешение от Центробанка. В Роскомметаллургии поддержали эти намерения (письмо Минпрому Украины), заверив, что устойчивая прибыль завода позволит ему выполнить инвестиционные обязательства.

В апреле БрАЗ сообщил в ФГИ Украины, что готов выступить стратегическим инвестором НГЗ и попросил включить своего представителя в комиссию по приватизации. Понятно, что факт вхождения представителя БрАЗа в комиссию по приватизации, а эксперта российской фирмы «ЮНИКОН», являющейся аудитором БрАЗа, - в комиссию по инвентаризации имущества НГЗ, не дает покоя администрации НГЗ, сделавшей сегодня ставку на КрАЗ.

Ничего противозаконного во включении российских граждан в эти комиссии, как оказалось, нет. Никто почему-то не говорит о том, что «ЮНИКОН» имеет просто огромный опыт проведения аудиторских исследований предприятий СНГ (нам известно, по крайней мере, три десятка крупнейших из них, в числе которых не только БрАЗ, но и КрАЗ). Замалчивают также тот факт, что в документах, предоставленных заводской бухгалтерией в комиссию по инвентаризации, стоимость имущества занижена. В то же время за два дня работы на заводе бухгалтер-эксперт «ЮНИКОНа» обнаружила «забытого» имущества на 44 млрд. крб.

К сожалению, никаких подробностей относительно дальнейших планов БрАЗа по инвестированию не известно. Непонятно, в какие сроки и какие именно суммы завод намеревается пустить на «николаевский проект». Не сообщалось также о партнерах, примкнувших к этому проекту. Правда, как утверждается в письме, направленном генеральным директором НГЗ В.Мешиным в Фонд госимущества «по поручению конференции трудового коллектива», фактическим владельцем Братского завода является английская компания «Trans World group», против которой выступает руководство НГЗ.

Из проверенных источников известно, что компания «Trans World group» (Великобритания), как и другая известная компания - «Reynolds Metals Comp.» (США), по крайней мере поддерживают «николаевский проект» БрАЗа. Но никакого отношения к акциям российских заводов не имеют.

«Reynolds»: оборот за 1994 год - 5,2 млрд. долл., активы - 6,7 млрд. долл.; производит более 1 млн. тонн первичного алюминия и около 500 тыс. тонн глубокой переработки (в изделиях), имеет 100 заводов в 22 странах. Капитальные инвестиции за 1993 г. составили 400 млн. долл. В «мировой десятке» компаний по объему выпускаемого алюминия (по данным 1995 г.) занимает второе место после «Alcoa».

«Trans World»: оборот (1994 г.) - 5 млрд. долл., активы - 4 млрд. долл. В России с 1991 года: за 1991 - 92 годы инвестировала в порты, терминалы, транспорт более 50 млн. долл.; общепризнано, что внедренная ею схема толлинга в России спасла алюминиевые заводы от остановки.

Предубеждение генерального директора НГЗ против партнеров БрАЗа, возможно, объясняется неудачными в прошлом торговыми сделками с компанией «Trans World». (Как следует из заявления НГЗ, необоснованные и умышленные отказы компании «Trans World group» принять продукцию николаевцев привели к большим финансовым потерям глиноземного завода в прошлом году.) В то же время на НГЗ вряд ли смогут предоставить контракты с «Trans World», из которых вытекает, что завод понес убытки по вине компании.

Из информации, просочившейся в прессу, известно также, что администрация НГЗ фактически уже владеет более чем 20% акций БрАЗа (кстати, самым крупным пакетом). При этом она сейчас находится в оппозиции по отношению к остальным фирмам-акционерам с мелкими пакетами акций и акционерам - работникам БрАЗа. Т.е. не исключены также конфликты между руководством НГЗ и БрАЗом на уровне солидарного фронта большинства акционеров последнего.

Инвестиционный конкурс вместо борьбы «под ковром»

Умозрительно заключить, кто из рассмотренных групп имеет больше шансов завоевать контрольный пакет николаевского завода, сегодня невозможно. Шансы есть у каждой из них. Остается только предоставить равные стартовые условия для их реализации. Но именно этот аспект является самым проблематичным. Понятно почему. Проявить себя во всей своей красе каждый из потенциальных покупателей сможет лишь на конкурсных началах. Только конкурс инвестпроектов или инвестторги, проводимые по единым для всех правилам, могут показать, кто чего стоит, и определить самого перспективного инвестора. Так считают многие эксперты, в том числе и российские, наученные опытом «алюминиевой приватизации».

Ну, а на наш взгляд, такое решение проблемы положило бы конец и заказным кампаниям в прессе: скандалы вокруг НГЗ не работают на его имидж. Будем надеяться, что с началом приватизации Николаевского глиноземного завода по четко намеченной Фондом госимущества программе борьба за НГЗ, просходящая нынче «под ковром», войдет в нормальное, цивилизованное русло.

Выбирая инвестора, не забыть бы о своих

Не стоит забывать и о тех социальных лозунгах, как-то равное право на госимущество всех граждан Украины, провозгласив которые, государство, как это с ним случается, оказалось не в состоянии их соблюсти.

Начало приватизации такого промышленного гиганта - очень удобный случай, чтобы погасить «задолженность» государства перед сторонними владельцами ваучеров. Даже небольшой пакет акций НГЗ на сертификатном аукционе - это десятки тысяч реализованных приватизационных сертификатов. Причем необходимо дать возможность вложить ваучеры не только трудовому коллективу, который отгородил «арендной автономией» имущество завода от всех остальных владельцев ваучеров. И если это удастся, то гораздо реже будут звучать упреки, которые особенно любят провозглашать в стенах Верховного Совета Украины, в том, что к половине госсобственности народ уже не подпускают.

* ТСС при поддержке О.Сосковца заняла с начала 1993 года лидирующее положение на красноярских заводах. На КрАЗе имела эксклюзивное право на поставку всего сырья, три четверти всего толлинга, договор на 10 лет. С конца 1994 г. новое руководство КрАЗа разрывает с ней все производственные отношения и отнимает у ее доверенных фирм 17,7% акций.

** Кстати, как стало известно «Известиям» (12.09.95 г.), Львов руководил вовсе не дочерней компанией AIOC Corporation (открыта в Москве в 1989 г.), а обществом с ограниченной ответственностью AIOC Capital (основано в Москве в 1993 г., зарегистрировано в 1995 г.), созданным кипрской AIOC Capital, не являющейся дочерней от АIOC (США).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно