НА крючке

2 сентября, 2011, 15:28 Распечатать Выпуск №31, 2 сентября-9 сентября

И лесная отрасль, и деревообработчики оказались на коротком поводке Гослесагентства.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Как мы и предполагали в предыдущих публикациях, конфликт между Государственным агентст­вом лесных ресурсов Украины и отечественными деревообработчи­ками достиг своего пика и потребовал экстренного вмешательства высшего руководства страны. Напомним, что стартовые цены на древесное сырье, выставляемые на проводимые агентством аукционы, на протяжении трех кварталов нынешнего года без каких-либо рыночных или экономических обоснований были подняты лесным монополистом на 60%. Огромное количество проб­лем накопилось в самом механизме проведения аукционов, а также в монопольно диктуемых условиях поставки продукции украинским деревообработчикам.

После многочисленных обращений предпринимателей в вышестоящие инстанции, а также письма правительственного уполномоченного по вопросам дерегуляции хозяйственной деятельности Михаила Бродского, в котором были изложены конкретные факты злоупотребления Госагентством лесных ресурсов мо­нопольным положением и ущемления законных прав су­бъектов малого и среднего предпринимательства, первый вице-премьер-министр Украины Анд­рей Клюев распорядился упорядочить механизм реализации необработанной древесины постоянными лесопользователями. Сог­ласно этому распоряжению Минэкономразвития, Мин­агро­политики, Гослесагентство, Мин­промполитики и правительственный уполномоченный по вопросам дерегуляции должны создать механизм реализации необработанной древесины исключительно на бирже, путем проведения аукционов, внедрить механизм проведения электронных торгов и разработать научно обоснованные методики формирования стартовой цены.

Кроме того, в распоряжении первого вице-премьера подчеркивается, что аукционы должны проводиться прежде всего для отечественных производителей (т.е. экспортные поставки надо осуществлять по остаточному принципу после удовлетворения внутренних потребностей в сырье). Однако распоряжение А.Клюева весь накопившийся комплекс проблем, естественно, не решило.

Выстраданный компромисс

В третьем квартале Гослес­агентство подготовило деревообработчикам новый сюрприз, в одностороннем порядке изменив условия договоров купли-продажи лесоматериалов. Условия их поставки стали не просто дискриминационными, но и, по мнению промышленников, во многих случаях просто невыполнимыми (например, приемка технического и фанерного сырья на складе Гослесхоза). Ознакомившись с уровнем цен на лесоматериалы, предлагаемые на аукцион IV квартала, и не получив от Гослесагентства ответов на свои обращения, доведенные до отчаяния деревообработчики были вынуждены фактически поставить ультиматум руководству лесохозяйственной отрасли, заявив о невозможности участия в торгах на предлагаемых условиях.

И вот 29 августа журналистам на совместной пресс-конференции по итогам расширенного совещания представителей деревообрабатывающих предприятий с директорами лесхозов и руководством Госу­дарственного агентства лесных ресурсов Украины было торжественно заявлено, что долгожданный компромисс все-таки достигнут.

«Сегодня мы поняли главное: если не будем работать совместно и не будем друг другу помогать — ничего хорошего в нашей стране не сделаем, — заявил председатель Гослесагентства Виктор Сивец. — Если лесники не будут получать достаточно средств на ведение должным образом лесного хозяйства, у нас никогда не будет новых лесов, развитой инфраструктуры, таких лесных и охотничьих угодий, какие мы видим в соседних странах. Также мы понимаем, что если не будем помогать отечественному товаропроизводителю, которому нужны серьезные инвестиции в модернизацию производства, если не приложим общие усилия, чтобы наши ДСП и фанера были дешевле, чем в Европе, то не сможем иметь конкурентную деревообрабатывающую и мебельную промышленность. Поэтому сегодня мы договорились, что идем на компромисс и цены на аукционе по продаже необработанной древесины четвертого квартала оставляем на уровне третьего квартала».

«Сегодня мы декларировали принципы, по которым должны далее сотрудничать, — дополнил президент ассоциации «Мебельдрев­пром» Сергей Сагаль (ассоциация объединяет 86 мебельных и деревообрабатывающих предприятий и перерабатывает в год более 3 млн. кубометров древесины). — В дальнейшем работа должна проходить в направлении совершенствования механизмов реализации необработанной древесины, как это определено в распоряжении первого вице-премьер-министра. Для нас главным, пожалуй, является справедливый механизм формирования стартовой цены на древесину. Пока вопрос не нашел решения — у нас разные взгляды на эту проблему. Как всегда, решение лежит где-то посередине. В конечном счете мы все работаем на потребительский рынок, и его подрыв не выгоден никому».

И все же общее позитивное впечатление от пресс-конференции и достигнутого компромисса несколько блекло от понимания того, что кардинальное решение главных проблем лесопромышленного комплекса страны отложено на неопределенный срок, да и каким оно будет, зависит от достаточно субъективных подходов руководства Гослесагентства. Поэтому стоит напомнить, в чем же корень сложившихся разногласий в подходах к данной реально существующей проблеме.

История конфликта

Государственное агентство лесных ресурсов Украины было создано в апреле нынешнего года в рамках административной реформы, проводимой президентом и правительством страны. Уже первые аукционы, проведенные Гослесагентством, вызвали у предпринимателей заметное недовольство. Возникли вопросы по объемам и качеству выставляемого на торги леса. Потребности многих покупателей удовлетворялись лишь частично. Например, в ходе подготовки к большому специализированному аукциону, который состоялся 22 февраля в Киеве, деревообработчики заявили, что готовы приобрести 760 тыс. куб. м технического лесосырья для производства ДСП, но лесхозы выставили лишь 450 тыс.куб.м.

Недовольство участников аукционов вызвало и повышение стартовых цен на лесосырье. В некоторых аукционах по определенным видам лесоматериалов деревообработчики солидарно не участвовали из-за высоких стартовых цен, а также из-за разной сортности древесины в лоте. Правда, бойкот не имел массового характера, поскольку деревообработчики знали, что им негде законно купить древесину, кроме как на аукционе.

При этом председатель Гослес­­агентства Виктор Сивец излучал оптимизм и полное удовлетворение результатами аукционов. «На аукционы было выставлено 2640,6 тыс. куб. м древесины, из которых продано 82%. Это свидетельствует о том, что мы полостью обеспечили сырьем отечественных производителей. На мировых и европейских рынках наблюдается рост цен на древесину, поэтому она подорожала и в Украине на 23—25%»,— объяснил свою позицию Виктор Сивец (Середа Елена «Пилодрама», «Бизнес» №11(946) от 14.03.2011).

В результате новаций госчиновников по «усовершенствованию механизмов» продаж необработанной древесины цены на древесину только за два аукциона 2011 года выросли на 45—50% и продолжили стремительный рост.

На так называемых прозрачных аукционах по продаже необработанной древесины цены на технологическое сырье для производства древесных плит в I квартале т.г. выросли на 20—30%, во II квартале — на 23%, а на III квартал — еще на 20%. Таким образом, если в прошлом году техническое сырье для производства ДСП покупали по 110—140 грн./куб. м, фанерное сырье по 315—330 грн./ куб.м, то на третий квартал текущего года цены составили уже 190—227 грн./куб. м и 374—428 грн./куб. м соответственно.

Понятно, что столь стремительный рост цен на основное сырье не может пройти бесследно для любого производства. У деревопереработчиков, а позднее и у мебельщиков стали возникать проблемы со сбытом подорожавшей продукции, и намечавшийся в начале года выход отраслей из кризиса уже к лету сошел на нет. Производственные показатели предпринимателей до сих пор не достигли даже уровня 2008 года. А на складах начала скапливаться нереализованная продукция. И это при том, что мебельная и деревообрабатывающая промышленность Украины имеют значительный производственный потенциал. Реализация промышленной политики по защите отечественного рынка от недобросовестной конкуренции путем введения антидемпинговых мер в свое время предоставила возможность деревообрабатывающим предприятиям привлечь значительные объемы инвестиций для дальнейшего развития. Менее чем за 10 лет в развитие отрасли было вложено более 1 млрд. долл. США. Мощности предприятий по производству древесных плит и фанеры выросли в полтора раза. Соответственно выросли и потребности в лесных сырьевых ресурсах. В частности сегодня для обеспечения стабильной работы заводов по производству ДСП и фанеры необходимо свыше 3 млн. куб. м технологического сырья и 650 тыс. куб. м фанерного.

Одновременно в последние годы наблюдается устойчивая тенденция роста экспорта необработанной древесины из Украины, которую отечественные производители считают крайне негативной. По их мнению, в условиях ограниченности собственных ресурсов древесины наращивание объемов экспорта лесоматериалов для государства является экономически нецелесообразным, а для деревооб­рабатывающей промышленности — губительным.

Не ценой единой

Конечно, главные претензии участников рынка к регулятору заключаются в безосновательном, на их взгляд, повышении стартовых цен на аукционах. Именно цены в результате подрывают экономику отрасли. Однако монопольное положение Госкомлесхоза позволяет ему диктовать свои условия и в других аспектах взаимоотношений с потребителями леса.

«Без согласования с деревооб­работчиками вводятся дискриминационные нормы поставки лесоматериалов в плане условий оплаты и приемки, — говорится в письме Михаила Бродского к первому вице-премьер-министру. — Эти условия договора на поставку лесоматериалов противоречат типовой форме, согласованной с деревообработчиками и Государственным
комитетом лесного хозяйства Украины от 4 ноября 2010 г. за №4-02/5306, а также требованиям инструкций о порядке приемки лесопродукции по количеству и качеству — П-6; П-7; ДСТУ4020-2-2001, 2034-92. При таких ограничениях малый деревообрабатывающий бизнес вообще не может участвовать в указанных аукционах. Размер лотов, суммы регистрационного и гарантийного взноса, вносимых за полтора месяца до даты проведения биржевых торгов, необходимость подавать множество справок и бухгалтерских документов делает прак­­тически невозможным его участие. Запрет на прямые договоры реально заставляет малый и средний бизнес или закрываться, или «договариваться» с лесхозами с использованием теневых схем. В частности, начиная с III квартала 2011 года существенные изменения претерпел типовой договор на поставку лесосырья между лесхозами и потреби­телями, разработанный Государственным агентством лесных ресурсов Украины без всякого согласования с потребителями лесной древесины».

Данные изменения значительно усложнили работу потребителей древесины с гослесхозами. Прием сырья по количеству и определенному качеству преимущественно осуществляется на верхнем складе «продавца», соответственно, такого понятия, как «рекламация», теперь просто не существует. Это вынуждает предприятие дополнительно привлекать рабочие ресурсы, что вызывает изъятие из оборота значительные финансовые ресурсы.

Если «покупатель» в одном из месяцев квартала по разным причинам не получил месячного объема поставки, «продавец» имеет право в следующем месяце этот объем не поставлять.

Установлено обязательное требование осуществлять 100-процентную предоплату в объеме месячного объема приобретения древесины, что также требует отвода из оборота значительных финансовых ресурсов.

Очевидно, что кабальная редакция нового типового договора купли-продажи лесодревесины разработана лишь в интересах «продавца». Однако проблема заключается не только в ухудшении условий типового договора. Гослесхозы теперь вообще не рассматривают протоколы разногласий к договору, а без подписанного «покупателем» договора с 1 июля 2011 отпуск продукции не производится.

Среди существенных причин, которые также тормозят развитие отрасли и требуют немедленной дерегуляции, следующие.

Большинство гослесхозов имеют возможность выполнять поставки железнодорожным транспортом, но такие поставки происходят исключительно на экспорт, а на внут­ренний рынок — только самовывоз. Заключая договор на условиях поставки с «верхнего склада», предприятия вынуждены дополнительно оплачивать услуги лесхозов или их коммерческих структур, имеющих соответствующую технику для загрузки лесосырья на транспортное средство, которое приводит к увеличению его стоимости. У предприятий деревоперерабатывающей отрасли фактически нет выбора. Учитывая необоснованно высокие цены на услуги лесхозов, цена на лесосырье становится настолько высокой, что производство из него является даже убыточным.

«В нынешней системе продажи необработанного лесного сырья искусственно создаются условия для снижения внутреннего спроса, чтобы направлять древесину на экспорт, — делает вывод правительственный уполномоченный по вопросам дерегуляции хозяйственной деятельности. — Я считаю, что действия руководства Государственного агентства лесных ресурсов Украины и подчиненных ему гослесхозов не отвечают современным требованиям обеспечения роста украинской экономики и формирования конкурентной среды».

Выход из тупика

Следует отметить, что общая ситуация в отрасли, впрочем, как и политика нынешнего его руководства, не удовлетворяют и самих работников лесных хозяйств. Да, им немного повысили зарплату, однако ее среднестатистический уровень по лесхозам еще очень далек от показателей, позволяющих считать эту профессию престижной и компенсировать моральные потери. Из самостоятельных субъектов хозяйствования лесхозы сегодня фактически превратились в бессловесных исполнителей воли руководства Госкомлесхоза. Как утверждают эксперты, хорошо знакомые с «кухней» отрасли. директора лесхозов получают сверху указания не только, по какой цене и сколько продавать древесину, но порой — кому конкретно продавать лесоматериалы. Разумеется, указания зачастую расходятся и с экономической целесообразностью, и иногда даже с возможностями лесхозов.

Конечно, нужно искать компромиссы и разумный баланс между потребностями лесхозов и отраслей промышленности, потребляющих лесную продукцию. Разумеется, должен существовать постоянный, открытый диалог между монополистом и всеми представителями бизнеса, жизненно зависящими от лесной древесины. Главное, чтобы этот диалог был равноправным, а не превратился в диалог просящего и дающего милостыню. А для этого необходимы четкие правила игры на этом рынке. В этой связи, пожалуй, первоочередная задача всех участников рынка и правительственных чиновников состоит сейчас в том, чтобы добросовестно выполнить распоряжение первого вице-премьер-министра, не заболтать его или попросту забыть выполнить, как это нередко бывает в наших властных коридорах. Хотелось бы, конечно, чтобы последующие реформы отрасли были все же направлены в сторону более цивилизованных форм рыночных отношений, т.е. создания полноценных бирж древесины с ежедневным, а не ежеквартальным проведением торгов, развития полноценного мелкооптового и розничного рынков лесных материалов. А в идеале — разделения функций выращивания леса, контроля и охраны лесных угодий, лесозаготовки и
торговли лесными материалами и сырьем. Может быть, именно тогда профессии лесника, егеря и дровосека станут в ряд самых престижных профессий, как это происходит сейчас в соседней Польше, Венгрии или Австрии. А деревопереработчики и мебельщики будут думать исключительно о качестве и удовлетворении растущих эстетических запросов конечного потребителя, вынужденного сегодня у нас оплачивать монопольные амбиции госчиновников.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно