НА ЭНЕРГОРЫНКЕ — ПЕРЕБАНКОВКА

7 декабря, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 7 декабря-14 декабря

Никогда не говори «никогда» — особенно в Украине. Хорошая мысль В августе прошлого года руководитель Проминвестбанка Украины (ПИБ) Владимир Матвиенко публично заявил, что «отныне с энергетикой мы не сотрудничаем»...

Никогда не говори «никогда» — особенно в Украине.

Хорошая мысль

В августе прошлого года руководитель Проминвестбанка Украины (ПИБ) Владимир Матвиенко публично заявил, что «отныне с энергетикой мы не сотрудничаем». Сказано это было, несомненно, сгоряча и в сильном раздражении. Но и повод был вполне достойным — банк только что лишили статуса главного банкира украинского Энергорынка, отдав эти функции Ощадбанку.

Обиду усиливало и то обстоятельство, что каких-то претензий к ПИБу не было, он просто попал под раздачу. Борьба за платежи на Энергорынке тогда достигла апогея. Только что были приняты поправки к закону об электроэнергетике, запретившие бартерные расчеты. Облэнерго и выметаемые с рынка независимые поставщики топлива, часто на грани истерики, предсказывали, что отмена горячо любимого (а уж выгодного-то насколько!) бартера непременно приведет зимой к катастрофе.

Причем было очевидно, что если не изменить систему расчетов на рынке, то так оно и будет. Облэнерго обросли кучей счетов в «дружественных» банках, в лабиринтах которых даже те немногие уплаченные потребителями деньги исчезали почти наполовину. Часто они возникали вновь — только уже в оффшорах. Разбираться в системе взаимоотношений банков и облэнерго было практически невозможно, да и некогда. Поэтому ее просто разрушили, решив все платежи потребителей направить в один банк. Чуть позже пришли к выводу, что этот банк должен быть государственным. Что фактически сводило выбор к Ощадбанку. Полностью приватизированный Проминвестбанк временно остался не у дел. Ему только-то и оставалось, что делать резкие заявления и публично намекать на непрозрачность процедуры выбора нового банкира Энергорынка.

Впрочем, уже в конце августа прошлого года ПИБ успокоили, переведя к нему на обслуживание другого суперклиента — «Нефтегаз Украины». По иронии судьбы, ПИБу суждено было сыграть ту же самую роль, что и Ощадбанку на Энергорынке.

Вокруг НАКа процветала целая куча разнокалиберных банков; акционером некоторых из них непосредственно являлся Игорь Бакай. Расчеты за газ шли по практически аналогичной запутанной схеме, и до «Нефтегаза» живых денег доходило немного. Проминвестбанк, чьи акционеры к этой схеме причастны не были, и должен был заняться «зачисткой» этого рынка.

В общем, получился едва ли не хэппи-энд — и овцы почти целы, и волки относительно сыты. Однако полной идиллии, как это часто бывает, не получилось.

Одной из целей привлечения Ощадбанка было получение доступа к дешевым кредитным ресурсам. Банк также намеревался путем создания консорциума привлечь в энергетику и ресурсы других финансовых институтов. С консорциумом не сложилось. Да и кредиты получились не слишком уж дешевые и в гораздо меньших, нежели хотелось, масштабах. Сильно преувеличенной оказалась и степень влияния правительства на государственный банк. Попытка сместить с поста председателя наблюдательного совета Ощадбанка нардепа Игоря Плужникова (фракция СДПУ(о) закончилась многомесячным скандалом и в конечном счете провалилась. Хотя и сам банк не давал каких-то поводов обвинить его в партийных пристрастиях.

Платежи на Энергорынок пошли. Сейчас облэнерго, обеспечивающие совершенно фантастический (для начала прошлого года) уровень оплаты деньгами в 60% , уже вызывают на ковер, «полощут» и угрожают всяческими бедами. Средний уровень сбора платежей достиг 70—80%, и сейчас за месяц на Энергорынке собирают больше денег, чем раньше за год. Несомненно, в этом есть и толика заслуги обслуживающего банка.

Тем не менее над Ощадным потихоньку стали собираться тучки. В частности, горячо любимые международные спонсоры не уставали напоминать правительству, что кредитование украинской энергетики — вещь довольно-таки рисковая и небезопасная и что сам Ощадбанк нуждается в серьезной реорганизации. После краха «Украины» появились высказывания, что следующим «загнется» именно Ощадбанк. Сам банк слухи опровергал, указывая, что его положение хотя и не блестяще, но все-таки улучшилось. В этом году он впервые за последнее время получил прибыль. Правда, ее размеры — меньше миллиона гривен для банка с 7,9 тыс. отделений! — хорошо смотрелись только на фоне 27-миллионных убытков прошлого года. А тут еще Всемирный банк включил оздоровление Ощадбанка в условия программного системного займа на 750 млн. долл. Причем в комплексе обсуждаемых с украинскими властями банковских оздоровительных процедур обслуживание Энергорынка не числилось.

В середине нынешнего года случилась одна неприятная история. Со счета Энергорынка налоговой администрацией Ривненской области было списано 20,9 млн. грн. Согласно законодательству по электроэнергетике, этого делать было нельзя. Правда, согласно банковскому — можно. В принципе, как раз в таких случаях можно и, наверное, нужно было стоять до конца, отстаивая интересы клиента. Хотя, как утверждают сотрудники Ощадбанка, решение суда подлежит немедленному исполнению, да и самого клиента неоднократно предупреждали о ситуации, и он тоже должен был шевелиться быстрее, оспаривая действия налоговой. Однако деньги все-таки сняли. В итоге совет Энергорынка обвинил банк в том, что он «сдал Энергорынок» и недостаточно защищает интересы энергетиков, а также порекомендовал сменить обслуживающий банк.

Сначала казалось, что это чисто для острастки, но вскоре стало известно, что дело куда хуже. Совет Энергорынка заседал 2 августа, а еще неделей ранее Президент поручил Кабмину «до 1 октября текущего года освободить ОАО «Государственный ощадный банк Украины» от функций уполномоченного банка по обслуживанию счетов, по которым осуществляется движение денежных средств потребителей электроэнергии». Новый банк было поручено выбрать на тендере. 1 августа было подписано соответствующее поручение и премьера Кинаха. Так что фактически решение совета Энергорынка было уже предопределено и ничего не меняло.

Но провести процедуру тендера и перевод счетов за два месяца не удалось. Только в конце ноября правительство определилось, кто будет новым банкиром. Кстати, в тендере участвовали три банка — днепропетровский Приватбанк, харьковский «Мега-банк», ну и, конечно же, ПИБ (очевидно, срок «никогда» к тому времени уже закончился). Проминвестбанк и стал победителем. То есть все вернулось на круги своя. Более того, фактически позиции крупнейшего украинского банка даже окрепли — ведь «Нефтегаз» у него никто не забирал. А уровень расчетов деньгами за газ поднялся в несколько раз, достигнув сейчас вполне приличных 92%.

Так что у ПИБа начались приятные хлопоты — по подготовке к приему на обслуживание нового клиента с ежемесячным оборотом по счетам в 1,2—1,5 млрд. грн. Работы, конечно, предстоит немало. Придется открыть сотни новых распределительных счетов (порядка шести сотен), подготовить, где нужно, персонал и проч. Но все это проблемы решаемые, да и дело вполне прибыльное.

Вообще банк можно поздравить. Он фактически завязал на себя весь ТЭК— как энергетику, так и нефтегазовый комплекс. А если вспомнить, что и многие из угольных шахт являются клиентами ПИБ, то он с энергетикой действительно «не сотрудничает» — он ее просто контролирует.

Совсем другие проблемы у Ощадбанка. Их сразу несколько: чем заменить дыру от ухода клиента такого масштаба (только его обслуживание давало до 15 млн. грн. комиссионных в месяц) и что будет с возвратом кредитов, которые были все-таки выданы Энергорынку (что-то порядка 400 млн. грн.). Последнее тревожит больше всего. В условиях, когда на Энергорынке процентов 20 отпускаемой электроэнергии все-таки не оплачивается, кредиты вполне могут зависнуть. Когда банк ведет счета Энергорынка, особых проблем с получением денег у него нет, тем более что кредитные договора составлены под залог текущих платежей. Но вот когда счет этих самых платежей будет вести кто-то другой, тогда уже возможны разные варианты.

И удастся ли Ощадбанку выйти из этой ситуации с честью — вопрос достаточно интересный. Причем не только для него одного: население, часто по привычке, несет денежку именно в сберкассы. В ряде мест и нести больше некуда. К примеру, за год вклады населения в банк увеличились более чем в 1,5 раза — до 1,74 млрд. грн. Так что проблемы Ощадного автоматически станут проблемами страны. И неплохо бы проследить, чтобы он смог благополучно получить свои кредиты в энергетику.

Что же касается компенсации, то пока банку обещают перевод на обслуживание всевозможных бюджетных счетов. Кроме того, Анатолий Кинах заявил, что Кабмин готовит «комплекс мер, которые должны повысить надежность Ощадбанка, уверенность его в гарантированном будущем развитии». Что именно имелось в виду, не уточнил. Что же касается прошлогоднего назначения Ощадбанка уполномоченным по обслуживанию счетов Энергорынка, то премьер уверен, что то была «ошибка, и это мнение поддерживают международные эксперты».

Эксперты — это, конечно, святое. А ошибки следует исправлять, но еще лучше — изначально не допускать их. С «Украиной», которую вроде тоже собирались спасать (и тоже с советниками) правительство уже прокололось. И промахов подобного класса лучше все-таки не повторять…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно