МЯСНЫЕ РЯДЫ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

5 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

На этой неделе англо-французская «говяжья» война, похоже, достигла своего апогея, перекинувшись н...

На этой неделе англо-французская «говяжья» война, похоже, достигла своего апогея, перекинувшись на совершенно неожиданные фланги - от горящих глаз, но сдержанных уст политиков до явно нетолерантной стилистики масс-медиа по обе стороны Ла-Манша; от сборов в поход «за правое наше дело» британских министров, фермеров плюс членов королевской семьи до шока по случаю неожиданной победы французов в воскресном матче полуфинала мирового первенства по регби, проходящего на стадионах Уэльса и Англии. (На этом последнем «фланге» реакция была разновариантной, но корень имела общий: мало того, что не пускают к себе наше мясо, еще и выиграли нашу игру, не важно, что у Южной Африки, а все-таки нашу... Оказывается, Уэльс - родина регби.)

А ведь еще недели три тому контуры битвы не проглядывались, да и сама война, как считали в Британии, вот-вот закончится в ее пользу. В середине октября на саммите глав правительств стран-членов ЕС в Тампере (Финляндия) британский премьер Тони Блэр сказал французскому коллеге Лионелю Жоспену о том, что его правительство «очень недовольно» французским запретом на ввоз британской говядины. Поскольку встречу описывали как дружескую, то, очевидно, далее тем же приятным голосом англичанин пригрозил французу разбирательством в Высшем европейском суде, поскольку Европейская комиссия сняла трехлетнее эмбарго на британскую говядину еще с 1 августа с.г. На что французы, надо понимать, мило улыбнулись и сказали, что свое решение о запрете будут отстаивать жестко, поскольку французские ученые считают, что британская говядина (не вся, но какая-то ее часть) может быть зараженной «коровьим бешенством».

Как известно, Европейская комиссия ввела тотальный запрет на экспорт из Британии говяжьего мяса и продуктов из него в 1996 году, после вспышки так называемой болезни коровьего бешенства. Ученые опасались тогда, что болезнь преодолела барьер между животными и людьми в виде варианта смертельно опасного поражения мозга, известного как болезнь Кройцфельда-Якоба. От нее в Британии умерло более 50 человек, которые заразились, употребляя в пищу говядину.

В Тампере, кстати, премьеры так и не договорились. Все осталось в подвешенном состоянии, то есть в ожидании 28 октября, когда Высший ученый совет при ЕК должен был рассмотреть правомерность доказательств французских исследователей о небезопасности британской говядины. Уже накануне страсти начали накаляться, поскольку ни одна из сторон не чувствовала себя уверенной на все сто процентов. В Лондоне быстренько собрали фермеров под эгидой их Национального союза на семинар «Еда Великобритании». Тори-оппозиция начала свой обстрел с того, что обвинила Блэра и его кабинет в бесхребетности и неспособности постоять за страну. Но г-н Блэр выглядел уверенным в правоте «британского дела» и посему заявил, что «на нашей стороне закон, наука и качество британского мяса». При этом, он, правда, не упомянул, что говядина в самой Британии разрешена, но только мякоть, а национальная гордость - «биф на косточке» - запрещена к продаже и подаче в ресторанах.

Судя по высказываниям Т.Блэра, он не жаждал торговой войны ни с Францией, ни с кем-либо из европейцев вообще. Для его проевропейской политики это был бы ощутимый урон. Из Европейской комиссии британскому премьеру подсказали также, что процесс в Европейском суде займет ни много ни мало - более пяти лет. (Вот уж тогда французы с немцами совсем отвыкли бы от британского мяса!). Не рвались в открытый бой и французы. Поговаривали о возможных компромиссах с ужесточением контроля за фермами и прочее.

Но тут в дело ввязалась самая что ни на есть тяжелая артиллерия - пресса, демонстрируя не просто свои «таланты», но и культурное различие средств и методов. Очень ярко выступила британская - всегда отважная, иногда правдивая, почти что независимая и… самая скандальная в Европе. Позаимствовав крепкую лексику из мясных рядов старой (например, Пиквикской) Англии, она мастерски применила ее на злобу дня. Чего стоила одна Daily Mail с огромным «merde» на всю первую страницу! Не говоря уже о ярко-желтой Sun, французский вариант которой светился словом «война». Французские журналисты вели себя поскромнее, но тоже с достоинством, правда, интеллектуальным, вылившимся в вопрос «To beef or not to beef?».

Словом, понеслось. Лондонские газеты моментально раскопали историю французского мяса, и оказалось, что поля, где пасутся галльские коровы, поливают из канализационных цистерн (в Британии, кстати, их поливают тем же, правда, после отстойников). (В этом месте я порадовалась, что ввиду отсталости моей родной страны, на поля вносится только перегной). Благодаря той же британской прессе, стало известно, что на французских фермах в корм скота добавляют те же отходы, что и на поля, а также кровь убитых животных. (Источник - The Sunday Times, 31.10.99). Тони Блэр вынужден реагировать: он объявляет «игру по правилам», что означает запрет французского мяса, вскормленного на нечистотах. Пара-тройка ресторанов отказываются от французских продуктов. В графстве Девон фермеры выходят с протестом под окна местных властей, поскольку в ужасе от того, что их дети в школах во время завтрака едят французские куриные бургеры. Некоторые супермаркеты поспешили очистить свои полки от французского товара - от сыров до хлеба. Во Франции заговорили об умышленном раздувании франкофобии.

В то же время министр сельского хозяйства в кабинете лейбористов Ник Браун, известный своими крепкими связями с фермерами, решил им помочь, и обратился ко всем местным властям с просьбой, чтобы в школы и тюрьмы закупали британское мясо, утверждая, что все оно - свинина, баранина и говядина - самое безопасное в мире. Министр также пообещал фермерам 15 млн. фунтов помощи: 5 - для подъема свиноводческих ферм, 10 - для органического фермерства. Сам Ник Браун, кстати говоря, известен пребыванием в затяжном персональном бойкоте по отношению ко всей французской продукции. Другие министры не афишировали свою позицию относительно французского, как и не объявляли, впрочем, едят они британскую говядину или нет.

Между тем, ученый совет ЕК, прозаседав два дня, вместо одного, вынес желанный вердикт: у французской стороны не было никаких оснований вводить собственный запрет на ввоз британской говядины. Однако ликование на Британских островах продлилось всего один день, субботу, ибо в воскресенье премьер-министр Франции Жоспен, вернувшись в Париж из поездки на Карибы, прервал свое дипломатическое молчание заявлением, что его правительство будет пересматривать эмбарго. Британия опять встрепенулась газетной волной. Однако это не выход, что прекрасно понимают в кабинетах на Даунинг-стрит. Посему Ник Браун отправляется в поездку по Европе.

Его переговоры во вторник в Брюсселе очень разозлили британских обозревателей - по их мнению, британские позиции были сданы под обещания французских компромиссов. Новая комиссия, которая будет создана в ЕК, будет работать по плану из пяти пунктов, куда входят идентификация происхождения мяса, процедуры тестирования, контроль за изделиями из мяса, контроль за мясом и маркировка. И напрасно Ник Браун пытался приуменьшить значение комиссии, говоря, что все пункты плана чисто технические - от этих заявлений некоторые фермеры на просторах Соединенного королевства просто впали в ярость, они требуют либо немедленной отмены запретов ввоза говядины в Германию и Францию (два самых крупных в прошлом импортера), либо отставки премьер-министра.

Вообще, так уж сложилось в странах ЕС, что защита собственных фермеров - дело национальной чести. Что в этом направлении будет предпринимать кабинет лейбористов, пока трудно прогнозировать. Хотя, учитывая опыт предыдущих лет, месяцев и даже последних двух недель, можно прикинуть, что эффект могут дать только обстоятельные переговоры.

Сегодня Франция, пораженная скандальной отставкой собственного министра финансов, может, и ослабит свой запрет на импорт британской говядины, но что касается Германии, то тут орешек будет покрепче. Не только потому, что немцы - народ педантичный, предпочитающий знать наверняка, а не догадываться. Но еще и потому, что социальная защита в этой стране плюс уровень медицинского обслуживания - одни из самых высоких в Европе. На фоне нынешних тотальных неуспехов правящей коалиции вряд ли кто-то рискнет нарушить уверенность населения в этих традиционных стандартах. Уже 7 из 16 местных властей Германии заявили, что не допустят в свои земли британский биф. Что ж до самого федерального правительства, то именно в данном вопросе «зеленые» не позволят «красным» пойти на компромисс с другом Блэром.

В любом случае, следуя логике человеческого самосохранения или обычного здравомыслия, трудно поверить, что после трехлетнего эмбарго, а затем политически форсированного импорта британской говядины, обычный француз или немец ринется к прилавку в поисках оной. Значит, продолжение «военных действий» следует?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно