Мясная карусель

30 марта, 2012, 14:25 Распечатать Выпуск №12, 30 марта-6 апреля

Домашние хозяйства предпочитают терпеть убытки, чем отказываться от услуг посредников-закупщиков.

© Flickr/fudj

Отечественный рынок мяса попал под воздействие нескольких разнонаправленных факторов. В результате, с одной стороны, за последнее время существенно сократился ввоз мяса из-за рубежа (кстати, далеко не всегда качественного). Также возросли объемы украинского мясного экспорта, и на этом фоне прослеживается тенденция роста производства. Поэтому можно утверждать, что отрасль получила возможность для дальнейшего развития, а украинцы потребляют в основном мясо отечественного производства.

Но, с другой стороны, рынок не радует устойчивостью и предсказуемостью. Меняются правила игры, «пляшут» закупочные и розничные цены, понуждая производителей уходить с непредсказуемого рынка или корректировать планы. Не всегда в направлении наращивания производства. Вот и нынче рыночные «качели» колыхнулись не в лучшую сторону. За первые месяцы этого года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого, производство мяса сократилось более чем на 2%. Отрицательная динамика в свиноводстве до сих пор полностью не преодолена. На 01.03.2012 г. поголовье в отрасли сократилось с 7,97 до 7,42 млн. голов. Подобная ситуация и с крупным рогатым скотом (КРС), где поголовье за то же время сократилось с 4,77 до 4,70 млн. голов. Нелады коснулись даже птицеводства, демонстрирующего в последние годы хорошую динамику роста. И здесь после пика, достигнутого в середине 2011 года, наблюдается спад. По разным причинам остановили работу несколько крупных предприятий, а ряд региональных производителей из Одесской, Житомирской, Запорожской и других областей в первые месяцы нынешнего года сократили производство мяса птицы от 20 до 9% по сравнению с 2011-м.

Потери реализации

Особенность внутреннего мясного рынка состоит в том, что из-за низкой покупательной способности населения потребление мяса, начиная с 2009 г., почти не растет. И эксперты украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ) не ожидают в будущем существенных сдвигов. Изменения в сфере потребления в основном происходят только благодаря увеличению/уменьшению одного вида мяса за счет другого. Если нелады последнего времени в птицеводстве (их можно объяснить последствиями быстрого развития, «перегревом» сектора, занявшего за короткое время львиную долю отечественного мясного рынка, а также сложностями сбыта) можно преодолеть за счет дальнейшего роста экспорта, то в других подотраслях ситуация более сложная. В свиноводстве, несмотря на постоянные колебания поголовья, просматриваются положительные изменения. Это тот случай, когда рост производства обеспечивается растущим количеством крупнотоварных комплексов (имеющих собственную кормовую базу) и усилиями мелких производителей. Такое сочетание позволяет вытеснять импортеров, наращивать экспорт. Свиноводы серьезно нарастили свою долю на внутреннем рынке, за счет чего за два последних года снизился импорт всех видов мяса с 500 тыс. тонн до 150.

На этом фоне особенно уныло выглядит давно стагнирующее скотоводство. Уровень производства и потребления говядины в стране до неприличия низок. Как сообщили ZN.UA эксперты УКАБ, на основе балансовых расчетов определено, что потребление мяса птицы составляет 50,8%, свинины — 29,3%, говядины — 14,7%. Т.е. украинцы потребляют говядины более чем в два раза меньше, чем свинины и в 3,5 раза меньше, чем мяса птицы. Особых перспектив в плане изменений такого соотношения, отражающего бедность большинства населения, не просматривается.

Для пессимизма есть основания. В последнее время мелкое животноводство сосредоточено в домашних хозяйствах. И оно, лишенное поддержки как государства, так и местных органов власти, стагнирует. Падение поголовья КРС, длящееся два десятилетия, продолжается. Это негативно сказывается не только на производстве говядины, но и молока. Ведь более 80% всего наличного в стране поголовья КРС удерживается во дворах населения, где доминирует ручной малопроизводительный труд. А инвестиции в отрасль, продукция которой не имеет достаточно большого спроса на внутреннем рынке, не идут.

Отношение власти к нуждам мелких производителей, которые, несмотря на крайне примитивную технологию, все еще производят большую часть животноводческой продукции, остается прохладным. К примеру, в конце февраля премьер-министр Н.Азаров публично дал поручение главе Минагрополитики «срочно разработать целевой механизм дотаций из имеющихся бюджетных ресурсов». Казалось бы, хорошее дело для всего АПК. Но, оказывается, грядущая помощь предназначается не всем и не в одинаковой мере. Когда премьер говорил о помощи крупным предприятиям, его речь пестрела словами «срочно», «обязательно», а как дошло до мелких производителей, то указания носили необязательный характер: «Хозяйствам населения можно помочь в удешевлении кормов». Можно помочь, а можно и забыть об этом. И можно не сомневаться, каким образом в управленческих структурах на местах после таких указаний будут распоряжаться средствами, и кто получит преимущество.

Если же вести речь о создании нормальных условий для работы всех аграриев, то развитие мелкого предпринимательства требует не меньшей, а большей помощи. В распоряжении крупных животноводческих предприятий, как правило, есть все необходимое как для выращивания животных, так и для их убоя и разделки. А вот для мелких производителей, хозяйствующих в своих дворах, с инфраструктурой туго. Вырастит селянин бычка или свинью на мясо, и возникают проблемы со сбытом. Предприятий для убоя и разделки скота, особенно малыми партиями, не найти. Остается два пути: сдаться на милость посредников-закупщиков, продать им живность, избавившись от хлопот, но потеряв при этом добрую четверть заработанного. Или туши разделываются для последующей продажи прямо во дворах.

Нужны ли свинье «клипсы»?

Отдачу от своего труда селянин может увеличить за счет организации сбыта, но дополнительные хлопоты вряд ли дадут возможность этому радоваться. Чиновники, проявляя равнодушие к внедрению новых организационных форм ведения животноводства, созданию инфраструктуры услуг для сельских хозяев, в то же время всерьез заботятся, чтобы все держать под контролем. Заниматься убоем и разделыванием животных, кроме как на собственном дворе, большинству селян просто негде. Потому что работники боен покупают живность, а не предоставляют услуги, т.е. действуют так же, как и обычные заготовители. С тем же неутешительным исходом для селян.

— Я понял, почему мои земляки предпочитают терпеть убытки, но не отказываться от услуг посредников, — рассказал корр. ZN.UA молодой сельский хозяин из Бородянки. Его рассказ типичен. Довелось побегать за двумя справками — на убой и для предоставления на рынке. Искать убойщика с сертификатом, а потом, не имея опыта, вести переговоры с администрацией рынка и с рубщиками туш. Эксперты же УКАБ, дополняя рассказ, обращают внимание на то, что при остром дефиците многие бойни не загружены, работают вполсилы и проблемы их более эффективного использования можно решить, если местные власти побеспокоятся о создании и поддержке обслуживающих кооперативов. Те бы могли арендовать на определенное время свободные площади боен и разделочных цехов для использования их сельскими хозяевами.

Побуждать население к развитию инфраструктуры для животноводческого бизнеса у чиновников нет ни средств, ни желания. А вот в дополнение к уже имеющимся контролирующим структурам создавать новые — легко. Уже несколько лет создано и работает агентство по учету и идентификации животных. Его работникам, занявшим кабинеты в райцентрах для предоставления услуг (небесплатных), в частности, вменено в обязанности помечать сельскохозяйственных животных всех форм собственности специальными бирками. Их полномочия — значительны. Мясо животного, не помеченного биркой, на базаре не продашь. Но если КРС в большинстве случаев вовремя метят бирками, то о наделении такими знаками быстрорастущих свиней хозяева (впрочем, как и работники агентства) часто забывают, и проблема всплывает уже в предбазарной суете. Тогда хозяин дает домашним поручение — «пойти к ветеринарам и купить для свиньи «клипсы».

От подворного убоя, как и от иных примитивных технологий, разводящих антисанитарию, придется отказаться. Тем более что время уже отмеряно. Согласно принятому закону о качестве и безопасности пищевых продуктов, начиная с 2015 года, убой и разделка туш во дворах запрещены. Значит, потребность в бойнях, разделочных цехах, холодильных установках, а также в мини-фермах, не уступающих оснащением современным комплексам, станет такой, что от нее не отмахнешься.

Генеральный директор ассоциации УКАБ В.Лапа, излагая ZN.UA свое видение ситуации, полагает, что в ряде стран накоплен заслуживающий внимания опыт модернизации мелких производителей животноводческой продукции. В большинстве стран Восточной Европы с помощью фондов ЕС проводят модернизацию и оснащение мелких ферм, доводя их до уровня и масштабов среднего бизнеса. Новая Зеландия удивляет мир эффективностью своих сельхозкооперативов, которые объединяют мелких производителей на разных уровнях и выводят их не только на внутренний, но и на внешние рынки.

В Украине для превращения мелких хозяйств в средние предприятия деньги вряд ли найдутся. Значит, есть смысл остановиться на создании обслуживающих кооперативов. Но для этого нужна, полагает эксперт, тщательно продуманная, последовательная и напряженная работа. Без государственной программы, рассчитанной на восемь-девять лет, не обойтись. Поскольку необходимо принять меры не только на местах, но и в «верхах», ведь нужно вносить коррективы в нормативные документы, включая законодательство. Неслучайно кооперативов, о которых так много говорят, мало. Их создание в нынешних условиях невыгодно, поскольку не решен вопрос о налогообложении, признании таких объединений некоммерческими организациями.

Вместо стабильности — ценовые «качели»

Почему достижения животноводов в 2008—2011 гг., давшие надежду на стабильное развитие, сменились спадом? При знакомстве с показателями отечественного рынка бросается в глаза его нестабильность, взлеты чередуются с резкими спадами. Если уровень закупочных цен, дополненных государственными дотациями, оптимален, то животноводческие предприятия, получая доходы, работают в приемлемом для переработчиков и потребителей ценовом поле. Но такое благополучие длится не долго. Достигнув достаточных для реализации бизнес-планов объемов заготовок, переработчики стремятся «заморозить» или даже снизить закупочные цены на сырье. На такие сигналы аграрии отвечают соответствующе — пересматривают планы и намерения, снижают поголовье скота, сокращают производство. После того, когда рынок подает сигнал бедствия и дело доходит до повышения розничных цен, — все начинается сначала, закупочные цены на животных возвращаются на приемлемый уровень, а активность аграриев на мясном направлении возрастает. Снова-таки — ненадолго.

От таких колебаний, вызывающих необходимость периодически менять планы и намерения, теряют все участники рынка. Постоянные ценовые перепады, уменьшая и так незначительную рентабельность производства, снижают и без того невысокую инвестпривлекательность отрасли. В этих условиях без государственных дотаций в те сектора животноводства не обойтись. И перенаправление средств, ранее получаемых аграриями, на помощь крупным производителям в строительстве животноводческих объектов ни к чему хорошему не привело. Спад производства мяса, уменьшение поголовья в первые месяцы нынешнего года — один из результатов не оправдавших себя изменений в правилах игры.

Как известно, привычный для участников рынка порядок, когда мясомолочные предприятия переводили НДС от реализации своей продукции на спецсчета для последующей выплаты аграриям в соответствии с количеством и качеством продажи сырья, был изменен. Эти средства, в соответствии с новым законодательством, концентрируются в спецфонде госбюджета. И предназначены в основном на поддержку строительства больших животноводческих комплексов, комбикормовых заводов. Таких объектов, по данным Минэкономразвития, в прошлом году было построено больше
сотни, на это затрачено свыше 600 млн. грн. Но потери от такого перенаправления средств превысили пользу. Лишение дотаций больно отразилось на состоянии мелких и средних производителей. В большинстве случаев производимая ими животноводческая продукция стала убыточной, а последствия сужения рынка, ухода из него ряда предпринимателей сказываются и после того, как в отношении использования средств был найден компромисс.

НДС-компромисс

Полемика по поводу дотаций вышла за пределы участников рынка, в ней приняли участие специалисты и ученые, общественность, депутаты всех уровней. Трудно сказать, чем бы это обсуждение закончилось, если бы не стало очевидным критическое состояние молочного скотоводства. Общая проблема посадила на голодный паек переработчиков и потребителей молока и говядины. Борьба велась преимущественно вокруг двух позиций — министерской (в основном оставить все как есть) и аграриев (вернуться к прежнему подходу в выделения дотаций). Она закончилась компромиссом. В Налоговый кодекс были внесены изменения, согласно которым 70% средств от НДС мясомолочных предприятий должны использоваться для дотаций аграриям, а 30% — расходоваться на поддержку строительства крупных объектов животноводческой отрасли. Эксперт В.Лапа полагает, что такой компромисс пойдет на пользу делу. Производители животноводческой продукции смогут поправить свои пошатнувшиеся дела, а Минагрополитики сможет поддерживать строительство крупных объектов, способствуя переходу отрасли на современную основу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно