МЫ БЕДНЫ, ПОТОМУ ЧТО БОГАТЫ?

21 января, 2000, 00:00 Распечатать

Фермы никогда не были украшением села. А вот гордостью — были. А еще чаще — просто кормилицами: именно благодаря им, особенно свиноводческим, водилась в колхозах живая копейка...

Фермы никогда не были украшением села. А вот гордостью — были. А еще чаще — просто кормилицами: именно благодаря им, особенно свиноводческим, водилась в колхозах живая копейка. Изменились времена, но и сегодня животноводство — как палочка-выручалочка для безденежного села. Нужны солярка, бензин, удобрения, семена — везут скот на убой. Больше средств взять неоткуда. Минувший год особенно обезглавил подольское животноводство. Заоблачные цены на горючее заставили хозяйства пустить под нож огромное стадо. По сравнению с 1998-м количество крупного рогатого скота на Хмельнитчине сократилось без малого на 90 тысяч голов! Тут нужно не восклицательный знак ставить, а криком кричать, так как при таких темпах уничтожения (иное определение подобрать трудно) менее чем через пять лет на животноводстве в области можно будет поставить крест.

— Вырастим, — отмахнутся от этих цифр закоренелые оптимисты. Хотя реальность отметает любые утешительные прогнозы. Кормов в области заготовлено намного меньше, чем в 1998 году. Кормят скот чем придется. Процентов на пять упал средний удой на корову, почти на десять — привесы в животноводстве. По-другому и быть не могло: молоко у коровы на языке, да и мясо нарастает, когда есть что есть. А тут похвалиться области вроде бы нечем.

Впрочем, это не совсем так. Хмельнитчина имеет нечто, способное повысить и удои, и привесы, и выживаемость стада, и даже качество продукции. Это нечто называется… глиной. Но не простой, а сапонитовой. Ее залежи на Хмельнитчине — самые крупные в мире.

Золото под ногами

Красная глина на Славутчине, у сел Ташки и Варваровка, была всегда. Места, где она выходила на поверхность, особенно любили коровы: паслись они здесь с удовольствием, причем ели и траву, и землю, то есть глину. И прибавляли в весе не по дням, а по часам, да и доились хорошо. И потомство у них было крепким, здоровым.

Было бы преувеличением сказать, что крестьяне заметили это и начали наделять красную глину какими-то сверхъестественными свойствами. А в 70-х годах на своеобразие здешних грунтов обратили внимание геологи. И открыли месторождение сапонита, огромные объемы которого поколебали все представления о возможном в природе количестве этого минерала. Однако полезность его для народного хозяйства страны надо было еще доказать — путем многолетних исследований, наблюдений и экспериментов, так как стихийный крестьянский опыт аргументом, понятное дело, быть не мог. Словом, предстояло пройти привычный путь первооткрывателей: от тривиального утверждения «ерунда все это» до «в этом что-то есть» и, наконец, «да это же очевидно, как дважды два!». Этот путь, и в стабильные времена довольно длинный и трудный, стал еще более каменистым в эпоху перестройки и новейшие времена. И, скажем честно, вряд ли бы он был ознаменован хоть небольшими победами, если бы не убежденность людей, которые по долгу службы хоть раз соприкоснулись с проблемами и осознали удивительную перспективность «мыльного камня».

Оговоримся сразу: исследования его свойств должны еще долго продолжаться, а их результаты — изучаться. Но первые итоги свидетельствуют о высокой эффективности сапонитов в разных отраслях промышленности, сельского хозяйства и медицины. Наиболее детально исследовано применение минерала в агропромышленном комплексе. Может, потому, что это уже проторенная дорожка: за рубежом минеральным кормовым добавкам, содержащим макро- и микоэлементы, уделяется большое внимание. Мы же, как всегда, отстаем. И привычно объясняем это отставание нехваткой средств. Но в данном случае все в наших руках.

Расчеты Института кормов Академии аграрных наук Украины свидетельствуют о несомненной эффективности использования сапонитовой муки как минеральной примеси при откорме сельскохозяйственного скота и птицы. Прирост живой массы поросят увеличивается на 9%, (10,8 кг на одну голову), телят — на 6% (18 кг), птицы — на 5% (0,6 кг), удои молока возрастают на 10% (250 литров). То есть экономическая эффективность при откорме одной головы составляет: свиней — 31,9 гривни, бычков и телок — 32,4 гривни, птицы — 3 копейки, дойных коров — 45,5 гривни. Остается умножить эти цифры на количество скота и птицы — и получим результат. Из которого следует, что при условии применения в кормах сапонитовой муки экономический эффект для Хмельницкой области мог бы составить более 22,5 миллиона рублей. Потребность в добавке для области — около 20 тысяч тонн в год, для Украины — почти 500 тысяч тонн.

Созданное шесть лет назад малое совместное аграрное предприятие «Минерал» после открытия карьера и строительства цеха по переработке сапонитовой глины в муку произвело около 500 тонн продукции. И еле распихало ее по всей Украине. Сейчас предприятие в простое: спроса на продукцию нет…

«Мы ленивы и нелюбопытны»

Веяли гречку, и гречишная шелуха оседала, как пыль. Куча отходов была почти такой, как куча семян. «Вы куда шелуху выбрасываете — в пруд, рыбе на корм?» — между прочим поинтересовался кто-то. «Да нет, мы и ее — в экструдер, — ответил председатель Ставчинецкого КСП, что в Хмельницком районе, П.Грач. — Корм получается — поросят за уши не оттянешь».

Петр Андреевич экструдер бережет, как зеницу ока. Работает механизм в крытом помещении, хлопцы приставлены к нему надежные. Произведенный корм может храниться год — лишь бы помещение сухое. «И, главное, его не воруют! — не может нарадоваться председатель. — Не знают еще, что это такое».

А радоваться действительно есть чему. В хозяйстве — тысяча свиней и 1300 голов крупного рогатого скота. Для такого стада кормовая база нужна солидная. Экструдер — машина для термической обработки кормов, то есть для производства сухого гранулированного корма. Для изготовления используется любое зерно — пшеница, кукуруза, ячмень, отходы гречихи, отруби. Добавляется сапонитовая мука — 50 килограммов на одну тонну зерна. Чистое зерно в корме усваивается на 60%, а кормовые гранулы с сапонитом — на 95%. Прибавка в весе бычков — 800 граммов против прежних 500, свиней — 350 (а было 220). Производство тонны корма обходится хозяйству в 50—70 гривен. Плюс экономится фуражное зерно.

— Мы разработали новую технологию, — рассказывает член-корреспондент ААН, профессор Винницкого института кормов М.Кулик. — Влажное зерно кукурузы консервируется в нераздробленном виде. Ведь в сапонитах есть следы серебра, золота, висмута, а следовательно, они имеют консервирующие элементы и бактерицидные свойства. Макро- и микроэлементы, имеющиеся в сапоните, на 15% повышают яйценосность птицы, способствуют рождению потомства большей массы, с повышенным иммунитетом. Не случайно по нашей технологии уже в прошлом году в двух хозяйствах Виннитчины припасено 700 тысяч тонн кормов. Предусмотрительные хозяева только в этом видят перспективу кормопроизводства.

Но без специальной техники такой корм не произведешь. «Где взять экструдер?» — интересовались прошлым летом директора. И ушам своим не поверили, когда на заседании областной организации УСПП директор хмельницкого объединения «Термопластавтомат» Р.Хунович ответил: «У нас».

Завод заинтересовался этой проблемой года три назад. В поисках своей ниши в производстве хмельнитчане обратили внимание на возросший спрос на отечественную сельскохозяйственную технику. Как правило, производственники занимались техникой для растениеводства. А на «Термопласте» обратились к потребностям животноводов. И не прогадали. Правда, машину пришлось существенно изменить: раньше это был огромнейший по размерам и тяжелейший по весу агрегат. Совместная работа с учеными Технологического университета Подолья позволила создать современное компактное устройство.

Окупается экструдер за полгода, за его изготовление нередко рассчитываются сельхоз- продукцией. Однако, принимая во внимание сложное финансовое положение большинства сельскохозяйственных предприятий, в области ищут возможности коллективного пользования экструдером — то ли на базе МТС, то ли — комбикормовых заводов, то ли — как «передвижного» механизма. Но, как это у нас принято, ищут на удивление долго. Между тем за три года завод сделал только четыре экструдера. А мог бы производить 20 штук ежемесячно…

Кто разорвет заколдованный круг?

Вот уже действительно парадоксы наших дней: потребность есть, спроса — нет. Мало информации? Возможно. Вечная крестьянская осторожность, приучавшая не семь, а сто раз отмерить, пока отрежешь? Тоже имеет место быть. Нехватка средств? Но ведь находятся же деньги закупать за рубежом и корма, и племенной скот, и импортную сельскохозяйственную технику, и семена. Это уж потом как-то невзначай оказывается, что семена к нашим грунтам и климатическим условиям не приспособлены, а отборный скот, которому при нашей бедности скармливают все подряд, превращается в неплеменной. Следовательно, деньги пущены на ветер. Золотой ручеек в который раз убежал к соседям, не подпитав родимого отечественного производителя.

Снова все упирается в деньги, то есть в их отсутствие. Надежды на инвестиции угасли очень быстро. Зарубежные гости приезжали, восхищенно ахали, но условия сотрудничества выставляли такие, что назвать их партнерскими было никак нельзя. А те сто гривен, что платят за тонну сапонитовой муки украинские потребители, при мизерном их количестве не позволяют не то что расширить производство, но хотя бы выживать имеющемуся. Дело еле теплится на голом энтузиазме нескольких человек. Вряд ли может «потянуть» его одна область. Но государственного интереса все нет как нет.

Единственная надежда — на время. Но неужели, чтобы разумно распорядиться дарованным природой богатством, нам нужно столько же времени, как природе — для его создания.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно