МОЖНО ПРОВЕРНУТЬ ЛЮБУЮ СДЕЛКУ - И ГОСУДАРСТВО БУДЕТ ГАРАНТИРОВАТЬ?

9 декабря, 1994, 00:00 Распечатать

У меня на руках копия одной государственной облигации товарных ресурсов. Из каких источников я ее получил - в данном случае не суть важно...

У меня на руках копия одной государственной облигации товарных ресурсов. Из каких источников я ее получил - в данном случае не суть важно. Существо вопроса в том, что государственные товарные облигации выпущены, но как они используются, никто не знает. Я несколько раз обращался к председателю парламентской комиссии по финансам В.Суслову с просьбой рассмотреть этот вопрос, чтобы депутаты узнали наконец, как это происходит, куда поступают деньги, под какие программы, но он эти обращения игнорировал.

А ведь вопросы эти не из праздного интереса. Рынок Ценных бумаг изначально должен быть прозрачным, полностью открытым. Тем более, рынок ценных бумаг государственных, которые, кстати говоря, во всем мире освобождаются от регистрации, потому что информация о них полностью открыта. Только вот у нас получается наоборот.

Группа депутатов, по поручению которой я выступил в парламенте, не ставит под сомнение необходимость выпуска ценных бумаг. Мы ставим вопрос о том, как это происходит и куда вкладываются получаемые деньги. А также - зачем на облигациях гриф «государственные». Хотят промышленно-инвестиционный банк, инвестиционный банк, кредитный банк и другие, в поддержку инициативы которых, как отмечено в президентском указе, и создан Украинский кредитный фонд, привлекать иностранную валюту? Пусть привлекают, но за счет собственных активов, а не государственных. Почему, если кто-то хочет проводить спекулятивные операции на рынке ценных бумаг, гарантом должно выступать государство?

Говорят, что полученные под залог облигаций кредиты пойдут на поддержку госпредприятий. Очень хорошо. А теперь давайте смоделируем ситуацию, при которой предприятие, получив кредит, успешно его «продает». Оно пойдет с молотка на покрытие задолженности перед кредитором.

Значит, будет изъято из процесса приватизации в ущерб интересам граждан Украины. Не потому ли у нас тормозится приватизация?

Нет, я никоим образом не хочу кого-то в чем-то обвинять. Давайте будем исходить из того, что все замечательно. Но даже если одна облигация продана, для Украины это довольно большая сумма. А 10 миллиардов долларов, то есть стоимость 400 таких облигаций, - сумма просто огромная. К тому же, согласно общемировой практике, должен быть и запас, кредитору должен быть гарантирован возврат, то есть имущества закладывается в 2,5 раза больше номинальной стоимости облигаций. Таким образом, речь идет о 25 миллиардах долларов. А мы тут бьемся за приватизацию...

В связи с президентским указом об облигациях возникает множество вопросов. Кто давал право Президенту распоряжаться имуществом Украины, если, согласно Конституции, это прерогатива Верховного Совета? Несмотря на то, что на первый указ было наложено вето, Президент издает второй указ, причем специально в то время, когда старый парламент был уже не у дел, а новый Верховный Совет к работе еще не приступил.

Я ставлю себя на место владельца облигации. Итак, в пункте 17 указа записано: «Государство гарантирует выполнение обязательств, вытекающих из условий выпуска и обращения облигаций». Чем? Если это не записано в указе, то где же прозрачность?

Украинский кредитный фонд, судя по этому документу, фактически является банком. А есть ли у него надлежащим образом оформленная банковская лицензия?

«Фонд несет ответственность по обязательствам, вытекающим из условий выпуска государственных ценных бумаг, а также относительно средств, привлеченных фондом». Чем отвечает? Какими активами? Каковы активы фонда вообще?

С одной стороны, «государство гарантирует»; а с другой - «средства фонда не входят в госбюджет и изъятию не подлежат». То есть можно провернуть любую сделку, а государство должно гарантировать?

В совет Украинского кредитного фонда, согласно указу, входят представители Минфина, Минэкономики, Нацбанка Украины, десяти ведущих банков страны. Контроль за деятельностью Украинского кредитного фонда возложен на НБУ, Минфин, «другие соответствующие государственные органы». По идее, они должны знать, куда пошли деньги от продажи облигаций. Но знают ли? Пока такой информации нет.

Если бы я был консультантом по инвестициям, я бы ни одному своему клиенту эти облигации не предложил: из-за каждой неясности может возникнуть имущественный спор. Я готов предположить, что разработчики этого указа допустили несообразности не из злого умысла, просто понадеялись на «авось». Но ведь порядок наводить надо.

Поэтому еще и еще раз возвращаюсь к мысли о необходимости создания независимой от политических структур комиссии по ценным бумагам. Ее статус должен быть на уровне статуса Национального банка, с одним отличием - Нацбанк действует на денежно-кредитном рынке, комиссия - на всем инвестиционном.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно