Мощный углеводородный потенциал недр Украины — основа грядущей энергетической независимости

4 декабря, 2009, 15:07 Распечатать Выпуск №47, 4 декабря-11 декабря

Пагубные политические и социально-экономические последствия разрушения геологоразведочной отра...

Вячеслав ШЕСТОПАЛОВ, академик-секретарь отделения наук о Земле НАНУ, академик НАНУ, Петр ГОЖИК — директор Института геологических наук, академик НАНУ,
Александр ЛУКИН — директор Черниговского отделения Украинского геологоразведочного института, член-корреспондент НАНУ

Пагубные политические и социально-экономические последствия разрушения геологоразведочной отрасли Украины (в былые времена — одной из передовых в мире) и ее мощного топливно-энергетического комплекса (ТЭК) очевидны. Сегодня даже не верится, что еще 40 лет назад Украина добывала до 70 млрд. кубометров газа (в середине 70-х годов — треть союзной добычи) и до 14,5 млн. тонн высококачественной нефти. Но «в карете прошлого далеко не уедешь». Главное — что ожидает Украину в этом отношении в ближайшем будущем?

Согласно данным, опубликованным в январе 2009 года в авторитетном издании Journal of the Petrotech. Society, структура «мировой энергетической корзины» в ближайшие 20 лет кардинально не изменится. Несмотря на увеличение роли биогаза и различных альтернативных, так называемых возобновляемых источников энергии, к 2030 году в структуре мирового ТЭК будут доминировать углеводородное сырье и уголь. Согласно прогнозу департамента энергетики США, в 2030 году по сравнению с 2005-м роль газа как энергоносителя в различных отраслях промышленности возрастет почти в десять раз. Разумеется, сжигание газа в столь больших объемах — это зло с точки зрения глобальной экологии, но значительно меньшее, чем сжигание нефти и угля.

Но сегодня речь о другом — о месте Украины в этой «глобальной энергетической корзине», степени ее энергетической, а следовательно, об экономической и политической зависимости от внешних источников энергии.

Катастрофическое снижение (почти в три раза) объемов поисково-разведочного бурения и развал геологоразведочной отрасли Украины привели к обвальному падению прироста запасов нефти, конденсата и газа. С середины 90-х годов прошлого столетия объемы их извлечения из недр стали превышать прирост запасов. С начала 90-х годов в СМИ постоянно муссируются слухи о полном истощении недр Украины, бесперспективности геологических исследований. В последнее время, в том числе в связи с мировым кризисом, эти панические слухи, цель которых, с одной стороны, приуменьшить последствия преступной политики 90-х годов в сфере освоения недр Украины, а с другой — отвлечь внимание от немалых разведанных запасов нефти и газа как основного источника обогащения части нынешней так называемой элиты, усилились.

К счастью, несмотря на изощренные попытки «прихватизировать», пока не удалось окончательно развалить эту жизненно важную для Украины отрасль. В какой-то мере продолжаются поисково-разведочные работы и ведутся (Институт геологических наук НАНУ, Украинский государственный геологоразведочный институт и др.) научные исследования в области нефтегазовой геологии. Их результаты свидетельствуют о несостоятельности представлений об истощении углеводородных ресурсов украинских недр. Обратимся к конкретным данным.

По состоянию на 1 января 2009 года в Украине известно 385 месторождений нефти и газа. Среди них около 30 месторождений имеют извлекаемые запасы от 30 до 700 млн. тонн условного топлива (у.т.). Показательно, что и в последние годы, несмотря на общий упадок отечественной нефтегазогеологоразведочной отрасли, открываются новые месторождения. За восемь с половиной лет ХХI века в Украине открыто 50 месторождений с нефтяными, газоконденсатными и газовыми залежами в разновозрастных комплексах (включая такие значительные, как Кобзевское газоконденсатное и нефтяное Субботинское). При этом коэффициент успешности поисково-разведочного бурения (0,5—0,62) существенно превышает общемировые показатели (0,3—0,33), что свидетельствует об эффективности научного прогноза нефтегазоносности.

Всего из украинских недр добыто около 360 млн. тонн нефти с конденсатом и 1,8 трлн. кубометров газа, что составляет примерно четверть начальных ресурсов. Неразведанные углеводородные ресурсы (категорий С3 + Д) Украины, по оценкам специалистов Черниговского и Львовского отделений УкрГГРИ, составляют около 5,5 млрд. тонн у.т. Однако геологические закономерности нефтегазоносности украинских недр свидетельствуют о том, что приведенные цифры, сами по себе вполне достаточные для продолжения геологоразведочных работ, следует рассматривать как минимальные оценки углеводородного потенциала недр нашей страны. Указанные 5,5 млрд. тонн у.т. — это те прогнозные ресурсы, которые «обеспечены» соответствующим фондом уже известных локальных структур, контролирующих разнообразные ловушки нефти и газа.

Но это лишь часть прогнозных ресурсов. Здесь не учтены крупные зоны нефтегазонакопления в разновозрастных рифогенно-карбонатных комплексах, разуплотненных породах кристаллического фундамента, закономерных группировках песчаных тел, не говоря о мощных нетрадиционных источниках углеводородов. Перспективность этих направлений освоения углеводородного потенциала украинских недр не вызывает сомнений, поскольку доказана не только мировым, но и отечественным опытом. Так, суммарные неразведанные запасы углеводородов некоторых рифогенно-карбонатных зон нефтегазоносных регионов Украины составляют около 5,5 млрд. тонн у.т., то есть примерно столько, сколько неразведанные ресурсы категорий С3 + Д.

Судя по типам залежей открытых в последние годы месторождений, весьма значительные перспективы нефтегазоносности связаны с неантиклинальными и комбинированными ловушками. Их закономерные пространственные группировки часто можно рассматривать как единые крупные месторождения. Примечательно, что в России, с ее нефте- и газоносными гигантами, в последние годы этому направлению уделяется все больше внимания.

Важнейшим стратегическим направлением поисков нефти и газа являются большие, свыше 5 км, глубины. В этом отношении высокоперспективны все основные регионы Украины, а практические результаты уже получены в центральной и юго-восточной частях Днепровско-Донецкой впадины. Здесь открыты десятки месторождений с залежами в интервале 5—6 км и глубже, включая самый глубокий на Евразийском континенте промышленный приток газа с конденсатом на глубине 6300 м (Перевозовское месторождение в Полтавской области). Распределение разведанных запасов газа и конденсата в Украине свидетельствует об увеличении с глубиной их прогнозных ресурсов. Это открывает большие перспективы прироста запасов углеводородов, в частности газа. Напомним, что бурение скважин глубиной 8—10 км и более стало обычной практикой в США (Мексиканский залив и др.). Все больше других стран выходит на большие и сверхбольшие глубины.

К сожалению, состояние экономики Украины, ее нефтяной и газовой индустрии не позволяет самостоятельно осваивать это направление поисково-разведочных работ. Необходимо привлечение мощных современных компаний («Шелл» и др.), имеющих большой опыт бурения глубоких и сверхглубоких скважин на нефть и газ в различных регионах мира. А количество перспективных поисковых объектов на глубинах свыше 5 км достаточно велико, особенно на востоке Украины. По самым скромным оценкам, в интервале глубин 5—8 км здесь сосредоточено свыше 5 млрд. тонн у.т.

Таким образом, с учетом указанных направлений геологоразведочных работ на нефть и газ, неразведанные традиционные углеводородные ресурсы Украины составляют, по крайней мере, 25 млрд. тонн у.т.

Однако углеводородный потенциал недр, согласно современным данным науки о нефти и газе, включает в себя, помимо традиционных, нетрадиционные источники углеводородов. В Украине это прежде всего тяжелая высоковязкая нефть и битумы, газ плотных коллекторов, водорастворенный и угольный метан, а также газогидраты Черного моря. Все это — самостоятельные направления освоения углеводородного потенциала, которые успешно реализуются в США, Канаде, Китае, Японии и некоторых других странах. Для Украины они весьма перспективны и крайне актуальны, хотя им сейчас не уделяется должного внимания.

Тяжелые высоковязкие нефти и битумы среди нетрадиционных источников углеводородов занимают особое место, что обусловлено, во-первых, генетическим и химическим родством со стандартными сортами нефти, а во-вторых, их колоссальными мировыми ресурсами (свыше 300 млрд. тонн в Западной Канаде, свыше
250 млрд. тонн в Венесуэле и т.п.). Именно благодаря их успешному освоению на основе современных технологий Канада в последние годы вышла на одно из первых мест в мире по объему добываемой нефти.

В Украине существуют все геологические предпосылки для накопления больших промышленных скоплений тяжелых сортов нефти и битумов.

Целый ряд залежей тяжелых нефтей установлен на нефтяных и газоконденсатных месторождениях Днепровско-Донецкой впадины. При подсчете запасов они не учитывались, хотя среди них есть и крупные скопления. В качестве примера можно привести одно из крупнейших — Яблуновское газоконденсатное месторождение. Успешный опыт разработки этого месторождения свидетельствует о целесообразности «подключения» этого дополнительного источника углеводородов при добыче нефти, газа и конденсата.

Наиболее перспективны в отношении битумоносности пограничные зоны нефтегазоносных бассейнов Украины. Это крайний северо-запад Днепровско-Донецкой впадины, где давно известны месторождения тяжелых нефтей, мальт и асфальтов (Бахмачское, Тваньское, Холмское и др.), склоны Воронежского кристаллического массива и Украинского щита. В частности, есть все основания, по аналогии с близкой в геологическом отношении Западной Канадой, ожидать открытия крупных нефтебитумных месторождений в пределах обширной Волыно-Подольской перспективной нефтегазоносной области. По самым скромным подсчетам, в недрах Украины сосредоточено не менее 2 млрд. тонн у.т. тяжелых нефтей и битумов. Однако по мере разбуривания и детального изучения прогнозных нефтебитумных поясов Украины эта цифра может существенно увеличиться.

Важный аспект освоения тяжелых нефтей и битумов связан с высокими концентрациями в них урана, никеля, ванадия, платиноидов, ряда других редких и рассеянных элементов, включая и те из них (скандий, рений и др.), которые ценятся на мировом рынке при любой конъюнктуре.

Близким по своей природе дополнительным источником углеводородов являются остаточные нефти и конденсаты. Их ресурсы на известных месторождениях составляют не менее 500 млн. тонн.

Следует подчеркнуть, что освоение тяжелых и остаточных нефтей — дело не будущего, а настоящего, поскольку существует система апробированных технологических методов их разработки. Опыт Канады, России, Китая и других стран свидетельствует о том, что освоение тяжелых и остаточных нефтей является важнейшим стимулом внедрения современных методов интенсификации нефтеотдачи пластов, что приводит к быстрому росту нефтедобычи.

Большие резервы в виде нетрадиционных источников имеет и газодобывающая промышленность Украины. Это, прежде всего, газ низкопроницаемых коллекторов, сосредоточенный в центральных частях нефтегазоносных бассейнов. Его извлекаемые ресурсы в центральной и юго-восточной частях Днепровско-Донецкой впадины на глубинах до 4,5 км, по данным специалистов ЧО УкрГГРИ, составляют 8,5 трлн. кубометров, что превышает начальные ресурсы свободного газа (в традиционных ловушках) по Украине (7,25 трлн. кубометров). В целом по стране эта цифра будет, по меньшей мере, вдвое большей.

По своей природе и методам извлечения к центральнобассейновому газу близок угольный метан, ресурсы которого только в пределах украинской части Донбасса, по различным оценкам, оцениваются в пределах от 12 до 25 трлн. кубометров. Освоение этих мощных дополнительных источников газа, как и в случае с тяжелыми нефтями и битумами, — дело дня сегодняшнего, о чем свидетельствует опыт США, а также Китая и некоторых других стран.

Кроме того, важным источником газообразного метана в ближайшем будущем могут стать газогидраты Черного моря. По оценкам академика Е.Шнюкова, ресурсы газогидратного метана в украинском секторе Черного моря составляют не менее 7 трлн. кубометров. При этом следует учесть, во-первых, восполнение этого источника благодаря современным процессам газогидратообразования, а во-вторых, их связь с «подгидратными» газовыми залежами, запасы которых могут быть очень велики. Наконец, огромным источником газа является водорастворенный метан нефтегазоносных бассейнов Украины. Кстати, с ним, в частности, связаны процессы перманентного восполнения некоторых газовых месторождений Украины (Шебелинка и др.).

Таким образом, в свете современных научных данных недра Украины обладают огромным (свыше 50 млрд. тонн условного топлива в нефтяном эквиваленте) углеводородным потенциалом, пренебрегать которым недопустимо. Если рассматривать наши перспективы на ближайшие 10—15 лет, то, по самым осторожным оценкам, но при условии активной финансовой, нормативно-законодательной и организационной поддержки отрасли, в Украине может быть получено 4—5 млрд. тонн у.т. Это приблизительно в два раза больше, чем добыто в стране газа и нефти за все время эксплуатации недр!

Еще раз подчеркнем — это весьма осторожная оценка. Будущие поколения украинцев не простят нам того, что мы не воспользовались возможностью сделать Украину энергетически, а следовательно, экономически и политически независимой. Пока еще сохранились остатки квалифицированных кадров, необходимо вывести из упадка отечественную нефтегазодобывающую отрасль, существенно увеличить объемы геофизических исследований и бурения, возродить украинскую нефтегазогеологическую науку.

В свое время один известный геолог-нефтяник, отвечая на вопрос о скором истощении углеводородного потенциала недр, сказал, что открытию новых крупных месторождений мешает «отсутствие воображения, новых идей и технологий». Реалии современной Украины, к сожалению, требуют добавить к этому и другие необходимые предпосылки успешного наращивания запасов природного углеводородного сырья: внимание к отрасли со стороны государства, компетентное руководство, соответствующее финансирование и разумная ценовая политика, делающая рентабельными поиск, разведку и разработку собственных месторождений нефти и газа, а не бездумный, с позиций истинных интересов государства, но выгодный некоторым нефтегазовым богатеям импорт.

Это касается не только собственно геологоразведочных работ. Можно привести известный объясняющий пример. В акватории Черного моря выполняется разведка перспективного Одесского месторождения. Для его освоения необходимо не только пробурить порядка 20 глубоких скважин, проходка которых задерживается из-за недостатка средств, но также построить 90-километровый трубопровод, для которого необходимо около 10 тыс. тонн труб. А еще создать новые емкости подземного газового хранилища, так как существующее Глебовское ПХГ не в состоянии принять прогнозируемый дополнительный объем газа.

Из этого примера видно, что для мощного развития нефтегазовой отрасли необходим комплексный подход, включающий снижение финансового давления на отрасль с одновременным усилением контроля за использованием средств для выявления и освоения месторождений, внедрение постоянного отечественного научно-технического сопровождения основных работ в отрасли. Это означает, что целесообразно внедрить механизмы финансового поощрения компаний в отношении обязательного финансирования научно-технического сопровождения и внедрения его разработок в основные виды производства. Только в этом случае научно-техническая деятельность займет важное место в развитии нефтегазовой отрасли, а сама отрасль выйдет из состояния застоя и будет развиваться в полном соответствии с потребностями страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно