МОРСКОЙ УЗЕЛ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

МОРСКОЙ УЗЕЛ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

28 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Национальная программа развития горно-металлургической отрасли Украины предполагает не только миллиардные долларовые инвестиции...

Владимир Мовчан
Владимир Мовчан

Национальная программа развития горно-металлургической отрасли Украины предполагает не только миллиардные долларовые инвестиции. Немаловажны и другие составляющие, например, минимизация производственных издержек, т.е. профессиональные расчеты, нацеленные на экономию. Такие правила игры обусловлены причинами известными — падением спроса и цен на металлургическую продукцию с одновременным ростом стоимости электроэнергии.

Подтверждением сложности нынешнего экономического процесса может служить конкретный пример. Так, если в минувшем году объем закупок железорудных окатышей заводами страны на криворожском Центральном горно-обогатительном комбинате (ЦГОК) составлял 2 млн. тонн, то реально продано было чуть более 1,7 млн. В нынешнем году и того труднее: подтверждающих заявок пришло меньше, т.е. налицо тенденция к снижению потребности в сырье.

Как утверждают специалисты, себестоимость добычи руды, к примеру, в карьере №4 ЦГОКа выросла до 20 грн./т, а на шахте им. Орджоникидзе — с 13 до 15 грн./т. Экономическая нецелесообразность дальнейшей эксплуатации упомянутых объектов, снижение уровня сбыта автоматически уменьшают потребность в концентрате, добыче и переработке руды комбинатом. Что, в свою очередь, приводит к высвобождению людских ресурсов. По этим причинам на том же ЦГОКе только по фабрике окомкования было высвобождено 242 человека, чуть меньше — 113 человек — по четвертому карьеру. Всего же на комбинате по тринадцати структурным подразделениям было высвобождено и переведено на другую работу на этом же предприятии без малого 500 человек. На арендованной в то время шахте им. Орджоникидзе — почти столько же. С шахты-то, собственно, и начался дождь писанины в мыслимые и немыслимые инстанции с жалобами на руководство комбината, что в общем-то понятно. Но оправданно ли — вопрос.

И в «верхах», и в «низах» известно, что горнорудная промышленность Кривбасса ныне переживает период существенных перемен. Напомним, из 17 некогда работавших здесь крупных рудоуправлений и шахт 10 уже закрыто. На очереди консервация шахты Орджоникидзе, против чего и выступают горняки данного предприятия. Письма-жалобы, ответы, проверки, очередные выводы — ситуация и в самом деле напоминает морской узел, положить начало распутыванию которого мы попросили заместителя главного инженера по проектированию предприятий подземных разработок руд государственного института «Кривбасспроект» Юрия Власенко.

Юрий Яковлевич, как говорится, с младых ногтей работает в отрасли. Несколько лет как лучший специалист он трудился в Германии в должности главного инженера проектов АО «Висмут». Автор более сорока работ и авторских свидетельств, патентов на изобретение. Имеет солидный опыт в горнорудном производстве, поэтому мнение специалиста такого уровня достаточно авторитетно. Надеемся, что профессиональность предстоящего объяснения поможет и делу, и людям.

— Главная причина уже состоявшейся и еще предстоящей ликвидации шахт, — считает Ю.Власенко, — это отработанные запасы. Так случилось с шахтами «Гигант», «Саксагань» и др. Во-вторых, как в данном случае с шахтой им.Орджоникидзе, «помогло» снижение спроса и цен на наше сырье как на внутреннем, так и на мировом рынках. В-третьих, наблюдается внутренний рост себестоимости продукции, производственные фонды давно устарели, а значит, необходимы капитальные вложения, которых у большинства предприятий нет. На мой взгляд, сегодняшнее положение вещей связано прежде всего с экономическим состоянием всего комплекса. По этим причинам, собственно, были законсервированы небольшие шахты рудоуправления им.Кирова, шахта «Первомайская», теперь вот аналогичная судьба ожидает и шахту им. Орджоникидзе. Но о последней можно сказать подробнее, так как ситуация там — уже притча во языцех...

Действительно, запасы на шахте есть, чего никто и не отрицает. Но тут существенная деталь: износ основных производственных фондов, что подтверждено работой авторитетной комиссии, составляет около 90%, а их активной части — 95 и более процентов. Это ставит на повестку вопрос немедленного технологического обновления всей шахты. То есть для продолжения ее работы, столь желанной для всех горняков, нужны капитальные вложения средств и ресурсов, связанные, к примеру, с передачей подземных блоков дробильного комплекса горизонта 527, подготовкой выработок к добыче и пр.

Естественно, пояснял далее Ю.Власенко, правомерно возникает вопрос о мотивах аренды шахты Центральным ГОКом у Криворожского железорудного комбината (КЖРК). На мой взгляд, продолжает он, мотивы носили экономический характер. До 1998 г. шахта им. Орджоникидзе находилась в составе ГПО «Кривбассруда» и продавала магнетитовые кварциты ЦГОКу.

И все бы шло своим путем, если бы не 20-процентный НДС, который комбинат, находившийся в то время в тяжелейшем финансовом положении, должен был платить за продукцию шахты. В то время ЦГОК не имел собственных подготовленных запасов, было погашено 60 млн. грн. накопившейся кредиторской задолженности. Поэтому аренда шахты сулила комбинату дивиденды: удешевится добыча, выровняется ценовая прямая подземной и наземной добычи. Напомню, речь идет о декабре 1998 года, когда, собственно, и был заключен между ЦГОКом и КЖРК договор аренды. Так что на тот момент такой шаг ЦГОКа был вполне оправданным. И ЦГОК вложил в шахту около 7 млн. грн.

Параллельно специалистами комбината под непосредственным руководством председателя правления ОАО «ЦГОК» Владимира Мовчана была научно разработана долгосрочная программа по выводу комбината из кризисного состояния.

Но ничто не вечно под луной, рассказывал дальше Ю.Власенко. Менялась экономическая ситуация в мире, в Украине. И вкладывать на постоянной основе большие деньги в развитие предприятия, на котором все сыплется и валится, означало бы для ЦГОКа одно — посадить собственный корабль на мель, залезая в бесперспективную долговую яму. А ведь комбинат — не пятьсот человек, это тысячи и тысячи работников, сложнейший хозяйственный механизм, где каждое звено играет определенную роль.

Забегая вперед, отметим, что, побывав в неравном браке два года, арендатор-ЦГОК и арендодатель КЖРК в лице г-на Сыричко на основе «Дополнительного соглашения» расстались по-свойски — мирно и без претензий. Оба понимали на момент разлуки, что лучше расстаться с шахтой — одним предприятием, чем со временем загубить оба — шахту и ЦГОК. Наверное, и ситуация в экономике к такому решению обязывала: повысилась рыночная конкурентность, снизился спрос на отечественное сырье, произошло резкое удорожание тарифов на перевозки, энергоносители и пр., пр.

И здесь уместно сказать о самом руководителе Центрального горно-обогатительного комбината хотя бы для того, чтобы дальнейшее было понятно.

Владимир Петрович Мовчан — кандидат технических наук, член-корреспондент Академии горных наук Украины, заслуженный работник промышленности страны. Своей работой в должности генерального директора ЦГОКа, неординарностью личности и реальной заботой о людях он сумел преодолеть доставшуюся в наследство от советских времен патологическую нелюбовь народом чиновников всевозможных рангов и мастей. Это стоит дорогого.

Квинтэссенция стиля работы Мовчана — курс на опережение времени, что не всегда и не всем по душе. Когда речь идет об успехе своего предприятия, Владимир Мовчан готов на смелые и современные поступки, что тоже кое-кому не нравится. Как председатель правления ОАО «ЦГОК» Мовчан обязан и всегда держит совет с акционерами комбината, среди которых, к слову, не только государство. Как человек глубоко образованный и прагматичный хозяйственник, он постоянно отслеживает и анализирует рыночные процессы, конъюнктуру рынков. Скрупулезный расчет на пользу предприятию, которым Мовчан руководит пятый год, а значит, и Кривбассу, да и стране в целом. Надо полагать, именно за эти качества Владимир Петрович Мовчан удостоен ряда правительственных наград, хотя таким, как он, часто достаются не только розы, но и тернии нынешнего сложного времени. Однако вспомним нашенское: за одного битого семь небитых дают.

Несмотря на различные сложности, на ЦГОКе начала работать упомянутая выше внутрикомбинатовская актикризисная программа. В результате на трех тамошних карьерах по итогам 2000—2001 гг. себестоимость значительно снизилась. С минувшего года внедрена технология отработки и обогащения лежалых хвостов шламохранилища, где содержание железа достигает 14%. К тому же, если учесть, что железорудная масса хвостов продроблена до 74 мкрн., т.е. на 90 процентов, то для додробления и добычи требуются несравнимо меньшие энергозатраты, да и дополнительных капитальных вложений не нужно. Выгодно? Безусловно. Ну а кто не считает, тот, понятное дело, прогорает. Это аксиома.

Кстати, таких шламохранилищ на территории Кривого Рога предостаточно, они есть у каждого ГОКа. Однако только Мовчан — первый и пока единственный — начал добычу железа из отходов, получая из шести тонн хвостов тонну отличного концентрата. Это ли не злободневно? Но такие решения, наверное, под стать только сильным и мудрым хозяйственникам, крепко подкованным в горнорудной экономике. Таков Мовчан, что хорошо известно в отраслевых кругах.

Недремлющее око хозяина всматривается в современные правила экономики. Ведь и решение об аренде шахты было прагматичнее, чем кажется на первый взгляд. Заключалось оно в возможности использования разницы между существовавшей на тот момент отпускной ценой тонны шахтной руды (4,1 долл.) и шахтной себестоимостью — 6,5 грн./т. С учетом среднегодовых поставок в полтора миллиона, именно эта разница позволяла иметь от 2 до 2,5 млн. грн. экономии, которую комбинат и планировал направить на подготовку нового, 527-го горизонта шахты им. Орджоникидзе.

Но если цены на энергоносители и росли, то на самом комбинате себестоимость концентрата и окатышей падала. Снизилась и себестоимость добычи руды. Однако по шахте Орджоникидзе затраты на ее добычу продолжали ползти вверх и выросли в конце концов на 2,17 грн./т, т.е. на 17%. Так что когда подсчитали реалии аренды, то, как говорится, прослезились. Ситуация не могла не взволновать акционеров Центрального комбината. Результатом «круглого стола» и стал приказ №1050 «О мерах по стабилизации производства и продукции». Это с одной стороны. С другой — 17 сентября 2001 года арендные отношения фактически и юридически прекращены, что и было скреплено печатями и подписями В.Мовчана и г-на Сыричко. Казалось бы, делу конец, да не тут-то было.

Тема каждого очередного конфликта не очень-то желанна и для нас, журналистов. Особенно когда понимаешь сложную вязь и хитросплетения, разновекторность действий, когда видишь, как, надрываясь, выкарабкивается из сложнейшего состояния крупное предприятие. Любая волокита идет во вред не столько личности конкретного руководителя, изматывая и сбивая с тяжелого производственного ритма, внося сумятицу в и без того сложный график его работы, но коллективу прежде всего. Вместе с тем и отмежеваться нельзя, ибо недоброжелатели постараются из массы объективных фактов соорудить нечто такое, что непременно бросит тень, и уж тогда, будьте уверены, одни и те же реальности будут истолкованы во зло уже не Владимиру Мовчану, например, конкретно, а делу. Конфликт ради конфликта — бывает и такое в нашей буче — боевой, кипучей.

Конечно, кто спорит, нет ничего важнее человека, а тут все же коллектив, недовольный предложенной работой, а потому сокращенный. Между прочим, зарплату ЦГОК предложил горнякам шахты равную той, что они получали на прежнем месте.

Это подтверждается массой всевозможных документов. Но кто-то из рабочих согласился и уже давно трудится, другие же предпочитают «воевать». И благо бы, вопрос стоял о рабочем месте, зарплате или социальной защите. Но бывшие горняки требуют продолжения работы шахты. А это уже не прерогатива ЦГОКа: шахта государственная и находится теперь во власти КЖРК.

Разговаривая с опытным правоведом И.Шенцевым, услышала профессиональный комментарий:

— Как в любом правовом государстве, руководством к разрешению любого спора может быть только КЗоТ Украины, статья 43 прим. которого — «Расторжение трудового договора по инициативе собственника или уполномоченного им органа без предварительного согласия профсоюзного органа», к сожалению для украинских юристов, может быть истолкована двояко, что и создает правовую ловушку. Например, если следовать строго тексту статьи, то независимые профсоюзы горняков Кривого Рога (НПГ), защищающие орджоникидзевцев, немотивированно утверждают, что они-де не дадут согласия на сокращение людей. Здесь налицо позиция, цель которой — приумножение очков своей популярности. Однако правовая ловушка есть и состоит в том — и этим НПГ умело пользуется,— что в упоминаемой статье КЗоТа нет конкретики, а именно, четко не указана роль профсоюзов и предприятия в случае прекращения деятельности одного из структурных подразделений. Именно отсутствие этого правового поля, необходимого для разрешения вполне жизненной ситуации, и привело к конфликту, в котором закон трактуется каждым по своему усмотрению.

Это одна сторона вопроса. Есть и вторая, разрешение которой вполне возможно на местном уровне, но, по-видимому, кому-то интереснее общение с Киевом.

Как утверждают знатоки истоков, после официального расторжения договора аренды между ЦГОКом и КЖРК был подписан договор о купле-продаже имущества шахты им. Орджоникидзе. Фонд государственного имущества Украины посчитал такие действия сторон преждевременными и противоречащими закону. На это замечание ЦГОК оперативно отреагировал, подав ряд документов, признающих правомерность замечания ФГИУ. В этом случае, как утверждают специалисты ГАК «Укррудпром», договор может быть аннулирован с обоюдного согласия сторон. Но дилемма и состоит в том, что КЖРК, по словам противной стороны, ставит заведомо невыполнимые условия, не имеющие ничего общего с законом. Условие в следующем: ЦГОК забирает шахту снова в аренду и только после этого КЖРК подписывает отказ от договора купли-продажи ее имущества. Естественно, Центральному горно-обогатительному комбинату не остается ничего иного, как подавать в Хозяйственный суд страны, решения которого и ждет весь многотысячный коллектив ЦГОКа.

Ну а что же сам генеральный директор Владимир Мовчан? А Мовчан работает, принимает в горсовете избирателей, баллотируется в ВР Украины. На то он и слывет человеком сильным, современным руководителем. Так, в текущем году сырье комбината стало на три гривни дешевле, и только за первые месяцы 2002 года предприятием сэкономлено уже более шести миллионов гривен.

И в унисон. Главный бич современных производств — энергозатраты. Так вот, если в 1998 году их удельный вес в себестоимости составлял аж 38%, то к сегодняшнему дню он снизился до 20%! А лучшим подтверждением правильности избранного Мовчаном курса является тот факт, что устроиться на работу на ЦГОК крайне сложно: счет желающих идет на сотни. Так что стиль и стратегическое видение Мовчана правильные, комбинат набирает обороты…

P.S. Как-то оказалась на приеме, который вел депутат горсовета Мовчан. Признаюсь, не поверила глазам своим. Представьте огромную, человек триста избирателей, толпу «страждущих и обремененных». Каждый с надеждой на помощь депутата. Свидетельствую, люди выходили из приемной, получив реальную поддержку. И никакого бюрократизма, чинопочитания, лизоблюдства. По всему было видно, что Мовчан знает избирателей не только в лицо, он в курсе их трудностей, проблем и чаяний. Прием прошел четко, оперативно, депутат и его аппарат работали как одна команда.

Непривычный глазу стиль, подумалось тогда. Но современный и донельзя привлекательный. С такими руководителями самые сложные морские узлы распутаем…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно