МОРКОВКА ПО-КОРЕЙСКИ

18 декабря, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 18 декабря-29 декабря

По сути нам известны три крупнейших южнокорейских автопроизводителя: Деу, Киа и Хенде. Недавно на ...

По сути нам известны три крупнейших южнокорейских автопроизводителя: Деу, Киа и Хенде. Недавно на лавры автомобильного магната стал серьезно претендовать Самсунг, хотя последнему долго придется воевать с имиджем телевизора на колесиках. Как-то незаметно быстро они вошли в нашу жизнь, как-то парадоксально нескромно и молниеносно они поставили себя в ранг если не давно известных, то уже популярных машин. Но ведь так быстро в мире, в том числе и в автомобильном, ничего не делается. Имидж зарабатывается десятилетиями. Однако у корейского бизнеса свои критерии и законы. Корейцы не останавливаются на Восточной Европе и бесцеремонно вторгаются в рынок, а значит, и в души считающей себя самой автомобильно-непоколебимой нации. По словам главы компании Деу Вучонг Кима, в этом году предполагается продать в США 30 000 машин, а к концу столетия довести ежегодный объем продаж до 100 000.

А как же великая детройтская тройка? Куда же смотрят эти три автомобильных богатыря, пока их прерии покоряют сначала варяги, потом Колумб, потом японская техника, а теперь уж и вовсе маленькие, но очень южные корейцы. Не все так просто. Великая автомобильная, да и вообще техническая война между Америкой и Японией до недавних пор просто всерьез не воспринимала ни как союзника, ни как противника южнокорейские автомобильные силы. Но недооценивать противника, значит проиграть. А светлых умов всегда хватало и в стране Восходящего и в стране Заходящего солнца. Америка и Япония оборонительно выжидали первых резких, а значит, и уязвимых ходов соперника. И они не заставили себя ждать. Сейчас в Южной Корее всерьез рассматривается вопрос об ограничении импорта автомобилей иностранного производства в страну до 10 000 штук в год. В то же самое время сама Южная Корея экспортирует уже свыше 250 000 машин. Несправедливость налицо. Если адекватные меры примет хотя бы Америка, юной и агрессивной южнокорейской промышленности не позавидуешь. По крайней мере учиться на чужих ошибках Южной Корее есть у кого.

Перестройка. Этим набившим нам, постсоветским людям, оскомину процессом долго болел южнокорейский гигант Киа Моторс. Любая, самая мирная экономическая революция, даже в рамках отдельного предприятия, происходит не от хорошей жизни. В данном случае у Киа наступили черные дни финансовой импотенции. Ведущий южнокорейский концерн, не имея возможности выплатить в срок кредиторам наличными, оказался на гране финансового краха. По оценкам коммерческих банков, долги Киа составляли 10,7 млрд. долларов.

В ответ на просьбу правительства банки-кредиторы согласились отсрочить возврат долгов до конца сентября. Со своей стороны коммерческие банки пообещали выдать ссуду при условии предоставления руководством концерна аргументированного плана выхода из кризиса. Обещанная сумма - 212 млн. долларов.

До недавнего времени Киа имел 28 дочерних компаний, в том числе сталелитейный завод, строительную фирму. На балансе концерна была и собственная профессиональная команда баскетболистов. Теперь, согласно плану реструктуризации, предполагалось сохранить лишь пять компаний во главе с Киа Моторс, непосредственно связанных с изготовлением автомобилей. Продажа недвижимого имущества и дочерних предприятий должна была принести 3,5 млрд. долларов. Предполагалось также к новому году уволить 8,8 тыс. человек и довести общее число работающих до 44 тысяч.

Однако в очередной раз банкиры отказали в выдаче кредита по причине «неудовлетворительного плана финансовой реабилитации». Одно из основных их требований - наличие письменного согласия руководства профсоюзов, объединяющих работников концерна, на предполагаемое руководством увольнение людей и снижение заработной платы для остающихся.

Помните образ толстого Мистера Твистера, карикатуры РОСТа и пламенные, вбитые как гвозди, слова Маяковского. А тут банкиры не соглашаются на увольнение тысяч рабочих и ждут письменного разрешения. Но удивляться нечему, Че Гевара, Сандино, Мальчиш-Кибальчиш, Тимур и его команда еще не добрались до руководства южнокорейских банков. Просто немалая часть акций Киа Моторс находится в руках самих работников. Если выкинуть их за ворота, рабочие вряд ли будут патриотично настроены к предприятию-мачехе. Да и жить за что-то надо. На рынке могла бы появиться масса акций завода. Разумеется, они тут же должны были упасть в цене. А это никому не выгодно, в том числе, например, Форду, которому через японскую Мазду принадлежало 17 процентов акций. Да и губить раскрученную марку, в которую вложено много денег, в том числе и в пять новых разработок, невыгодно ни низам, ни верхам. Так что слухи о преждевременной кончине Киа были сильно преувеличены. Что-нибудь обязательно должно было произойти.

Так и случилось. В конце осени стало известно, что длительный трехразовый тендер и спор за право владеть одной из самых крупных автомобильных компаний Азии окончательно решился. Шум вокруг Киа нарастал и благодаря аресту одного из основных руководителей Киа, и скандалам, связанным с хищениями гигантских сумм этой немаленькой фирмы. Судебные разбирательства еще не закончены, но основной пакет акций Киа Моторс наконец-то продан.

Правительство Южной Кореи, бывший владелец основного пакета, официально объявило о продаже группы Киа Моторс южнокорейской компании Хенде. Самое сенсационное в этом то, что еще за ночь до объявления решение практически было на стороне компании Форд. Должностные лица Киа заявили, что выбор в пользу Хенде сделан при консультации с американской консультационной компанией Андерсон и укрепляется французским банком «Националь де Пари». Представители Киа Моторс также заявили: Хенде подчинился самой лучшей комбинации запрошенных долговых погашений и согласился на предложенные цены акций и для Киа Моторс, и для ее подразделения Азия Моторс.

В тендере принимали участие такие гранды, как Самсунг и Деу. Аукцион начинался уже в третий раз и продолжался с августа этого года. Должностные лица Киа Моторс и правительство Южной Кореи решили не раскрывать основные подробности сделки, включая погашение долгов Киа.

Хенде - один из основных производителей Южной Кореи. Форд безусловно мощнее, но Хенде подчинен банкам-кредиторам самой Южной Кореи. Соответственно, может, не лучший на первый поверхностный взгляд выбор говорил о политической дальновидности вершащих великие дела в верхах страны. Патриотизм в многомиллиардных суммах ни при чем. Взгляд на свою страну через много лет, вот что отличает умный подход власть имущих к своей стране. Это, к сожалению, и отличает западную, равно как и всегда мудрую восточную философию от нашей славянской ментальности, ищущей сиюминутную выгоду.

Однако этот спектакль, даже несмотря на гигантские суммы не был бы шедевром режиссуры, если бы после коды не прозвучал последний аккорд. Спустя еще одну ночь всех причастных окончательно добили еще одной сенсацией. Как было заявлено, участвовавших в тендере фордовцев якобы подвело некорректное поведение. Тем не менее, утро вечера всегда мудренее, и на следующий день компания Алекса Тротмана восстановила статус-кво. Хитрые корейцы, раскрутив шумиху и страсти на следующее утро объявили о совместном участии Форда и Хенде в судьбе Киа Моторс, а заодно и в судьбе его дочернего предприятия Азия Моторс. После этого тройного удара вся автомобильная общественность мира проглотила язык. Прав был товарищ Сухов: восток - дело тонкое. Однако, где тонко - там и рвется. Интрига, развернутая корейскими режиссерами вокруг Киа, несравнима по креативной мысли ни с разделом Роллс-Ройса, ни с Крайслером, ни тем более с убогими мексиканскими телесериалами. Ни что так не подогревает страсти, а заодно и деньги, как хорошенький скандал и политика игры на высших амбициях.

Единственное, что поражает, так это неистовое желание Форда завладеть Киа любой ценой. Может, это горячее чувство хищника, но скорее - холодный, прагматичный расчет. Владея хоть частично одним из мощных корейских драконов, последователи Генри Форда прорубают себе еще одно окно в Европу, только с другой, уже проверенной практикой, восточной стороны.

Парадоксально, но одновременно с этим фордовцы добровольно сдают бастионы в самом Старом Свете. В конце октября в Будапеште компания Форд информировала министра экономики Португалии о том, что сейчас ведутся переговоры о передаче всего пакета акций португальского автозавода в Палмели, начиная с января 1999 года, компании Фольксваген. На этом предприятии на равных долях с немцами Форд выпускал «Форд-Гелекси», «Фольксваген-Шаран» и «Сеат-Алхамбра». Все это еще раз демонстрирует, что приоритет рынков уже давно перестает основываться на трех китах: Америке, Европе и Японии. Желает кто-то этого или нет, но Южная Корея уже внесла свою лепту в мировую автопромышленность и мировую экономику. Восточный финансовый кризис, захлестнувший более 40 стран мира, к сожалению, и нас в том числе, начинался именно с Южной Кореи, а если буквально, то непосредственно с компании Киа Моторс. Именно поэтому судьба концерна так сильно приковала внимание всего мира. Возможно, окончательное решение судьбы нашумевшего предприятия наконец-то станет началом окончания этого не виданного доселе огромного финансового беспредела.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно