МОЛОЧНЫЕ РАЗБОРКИ

17 мая, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 17 мая-24 мая

Когда цена литра молока в магазинах поднялась до 100 тысяч карбованцев, терпение у запорожцев лопну...

Когда цена литра молока в магазинах поднялась до 100 тысяч карбованцев, терпение у запорожцев лопнуло и они стихийно избрали не новый, но действенный метод пассивного протеста - почти полное игнорирование молочных отделов. Благо условия для этого сложились вполне подходящие. Во-первых, частники на базаре предлагали намного более качественный продукт на треть дешевле, а во-вторых, торговлей без посредников активно занялись колхозы. И потянулись цистерны с ферм, предлагая горожанам молоко на разлив на улицах и во дворах в два раза дешевле, чем магазины. Конечно, это прибавило крестьянам забот: одно дело отправить продукцию по проторенной дорожке на ближайший молзавод оптом, а совсем иное - возиться с ее розничной реализацией. Но ведь известно, что далеко не всегда самый короткий путь получается наилучшим. В данном же случае он и вовсе стал никудышным. На фоне «ну очень смешных» закупочных цен, компенсировавших лишь половину затрат по производству молока, посреднический произвол проступал как нельзя явственнее.

Нельзя сказать, что власти к сложившейся проблеме относились совершенно безучастно. Время от времени ею занимались различные отделы, инспекции, управления, обладающие контролирующими функциями. Количество их, надо признать, более чем достаточное, а вот результаты проверок - будто под копирку писаны. Дескать, все правильно, нарушений не обнаружено. А то, что в рамки элементарного здравого смысла такое «правильно» никак не укладывается, похоже, никого не беспокоило. Вот и выходило, что заводы платили колхозам от силы 15 тысяч за килограмм сданного молока, имевшего жирность не ниже 3,6 процента, а магазины его предлагали по 100 и больше тысяч, но уже 2,2-процентной жирности. По самым скромным подсчетам, накрутки превышали 1000 процентов.

Покупательский протест госторговлю не обескуражил, поскольку с незапамятных времен к реализации молокопродукции она относится как к обузе, сулящей одни лишь убытки. А вот переработчики всполошились всерьез. Когда из-за отсутствия сырья удается задействовать лишь десятую часть имеющихся мощностей, начинает попахивать банкротством. Не избалованные рыночным «воспитанием», они по старинке стали уповать на административные методы.

Первыми откликнулись городские власти, решив, не мудрствуя лукаво, разрешить противоречия методом кавалерийского наскока. Распоряжением Запорожского горсовета реализация молока из бидонов и цистерн была запрещена. Официальной мотивировкой была борьба с нарушением санитарно-эпидемиологического режима. Это вынудило колхозы перейти к партизанским методам торговли: цистерны стали прятать в жилых кварталах, продавать с них молоко вопреки грозным предупреждениям и даже штрафам. Да и электорат на заботу о его же здоровье, как и следовало ожидать, откликнулся взрывом негодования, что вынудило власти несколько умерить административный пыл.

На областном уровне торговую самодеятельность колхозов не стали трогать, сочтя за лучшее решать проблему «наездом» на посредников. Велено было предельную розничную цену молока ограничить 60 тысячами карбованцев за литр. Для этого молзаводы должны снизить отпускные цены, а цена торговой надбавки не должна превышать 20 процентов. Примерно такая же схема работает в соседнем Днепропетровске, удерживая розничную цену молока на уровне 58 - 59 тысяч карбованцев. И это при том, что колхозы сдают молоко на заводы по более высокой цене, чем в Запорожье. Однако традиционные противоречия между посредниками в который раз стали главным камнем преткновения в осуществлении задуманного.

Стоило лишь собрать вместе торговцев и переработчиков, как взаимные упреки посыпались, будто из рога изобилия. Реализаторы принялись небезосновательно обвинять молзаводы в том, что они как монополисты склонны получать прибыль не за счет наращивания объемов производства, а повышая стоимость единицы продукции. Поэтому отпускная цена молока превышает 60 тысяч карбованцев за килограмм, что делает невыгодной его розничную реализацию при любых условиях. Не менее веские доводы и у молзаводов. Это и 50 миллиардов долга торговли за полученную молокопродукцию, и торговые надбавки на нее, которые подчас превышают 80 процентов оптовой цены...

Следует заметить, что ставка на административные методы управления процессом ценообразования на молочную продукцию сделана в благоприятный период. С приходом весны производство молока в колхозах стало возрастать, что вынуждает крестьян реализовывать его на любых, пусть даже и невыгодных условиях. Но нет никаких гарантий, что через 3 - 4 месяца проблема не напомнит о себе снова.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно