Могучий ветер

24 марта, 2006, 00:00 Распечатать

Еще за три с половиной тысячи лет до нашей эры мореплаватели использовали силу ветра, чтобы ходить под парусами по Нилу в Древнем Египте...

Еще за три с половиной тысячи лет до нашей эры мореплаватели использовали силу ветра, чтобы ходить под парусами по Нилу в Древнем Египте. На протяжении многих столетий в Украине, как, впрочем, и во всей Европе, основным источником энергии была сила ветра. Ветер передвигал парусные суда, крутил деревянные лопасти ветряных мельниц, приводил в движение лесопилки и при этом не загрязнял окружающую среду. В средние века самой энерговооруженной страной в Европе была Голландия — там находилось 100 тысяч ветряков, которые, кроме вышеперечисленных ремесел, еще и откачивали воду для осушения болот. В Украине ветряные мельницы перемалывали миллионы пудов зерна, используя при этом всего лишь 7% энергии ветра. С открытием парового двигателя о ветряках начали забывать.

И теперь, когда страны осознали, что запасы органического топлива не бесконечны, а вредные выбросы в атмосферу от сжигания угля и газа угрожают глобальной экологической катастрофой, приходится пересматривать стратегию развития энергетики в сторону увеличения удельного веса ветровых электростанций (ВЭС). В директивах Европейского Союза даже установлен индикативный показатель по производству электроэнергии возобновляемыми источниками энергии — в энергобалансе страны он должен составлять 12%, а к 2020 году возрасти до 22%. И если Украина не станет придерживаться этих требований, с присоединением к Европейскому Союзу придется повременить.

Украина имеет богатейший потенциал возобновляемых источников — это энергия ветра, малая гидроэнергетика, солнечная и геотермальная энергия, а также энергия биомасс. Однако в энергетическом балансе Украины их доля пока не превышает 0,1%, причем в основном это ветроэнергетика. За годы независимости в Украине развернуто строительство пяти промышленных ветроэлектростанций общей проектной мощностью 226 МВт, из них на сегодня уже введено в эксплуатацию 72 МВт мощностей. До 2030 года долю возобновляемых источников предполагается увеличить в пять раз. Однако и тогда удельный вес этих источников будет в 200 раз ниже, чем действующая норма для стран Европейского Союза. Столь низкие темпы развития ветроэнергетики обусловлены дефицитом средств, а также наличием в стране огромного излишка генерирующих мощностей тепловых и атомных электростанций.

Объявив о намерении стать членом Европейского Союза, правительству Украины необходимо резко ускорить развитие ветроэнергетики. Стартовые условия для такого ускорения уже созданы. Недавно в парламентском комитете по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности состоялся круглый стол по проблемам законодательного обеспечения нетрадиционных и возобновляемых источников энергии. Вывод экспертов гласит: ускоренное развитие возобновляемой энергетики зависит от внедрения «зеленого» тарифа, обеспечивающего возврат вложенных инвестиций. Принцип формирования «зеленого» тарифа стал поводом для острых дискуссий.

Нужен «зеленый тариф»

Среди стран СНГ Украина оказалась наиболее подготовленной к освоению энергии возобновляемых источников, так как в нашей стране были сконцентрированы основные научные исследования бывшего СССР. Лидирующие позиции в области внедрения возобновляемых источников заняла ветроэнергетика.

По данным Межотраслевого научно-технического центра ветроэнергетики Национальной академии наук Украины, территория нашей страны обладает значительным ветроэнергетическим потенциалом. Всего специалисты выделяют семь регионов, где использование ветра считается экономически целесообразным — это Карпатский, Приазовский, Донбасский, Западно-Крымский, Горно-Крымский и Керченский, а также зона Харьковской и Полтавской областей. Ученые доказали, что за счет использования силы ветра можно получить электроэнергию в объемах, позволяющих обеспечить не менее 50% общего потребления страны! Прагматики весьма скептично оценивают выставленную учеными планку. Между тем за счет ветроэнергетики Дания хочет покрыть до 50% общего потребления страны, Испания — 25, Германия — порядка 25—30%.

Не исключено, что ветер, наравне с углем, когда-то станет национальным стратегическим ресурсом. Ученые-теоретики утверждают, что ориентация электроэнергетики на использование угля и ветра обеспечит стране независимость от импортных поставок энергоресурсов. С этим можно спорить, однако не стоит категорически отбрасывать советы ученых. К тому же ведущие страны уже доказали на практике целесообразность развития ветроэнергетики столь высокими темпами.

Опыт этих стран, где доля ВЭС уже достигла 5—20% (Испания, Германия, Дания), показал, что развитие ветроэнергетики осуществляется за счет тарифной политики, стимулирующей приток инвестиций в экологически чистую отрасль. В этих странах действует «зеленый» тариф на электроэнергию (примерно 7—9 центов за кВт.ч), и собираемые на рынке средства уходят на строительство ВЭС. Украина планирует позаимствовать подобный опыт, поэтому и возникла идея об утверждении «зеленого» тарифа. Согласно расчетам, он должен составлять 6,46 цента, то есть примерно 32 коп. Это гораздо выше, чем тариф, действующий на Оптовом энергорынке Украины. Тепловые электростанции продают энергию рынку примерно по 18 коп. за киловатт, атомные станции — по 8, ГЭС — примерно по 4 коп.

Справка:

Атомные и гидроэлектростанции не работают в условиях конкуренции — они продают свой товар по цене, установленной Национальной комиссией регулирования электроэнергетики НКРЭ на базе расчетов, сделанных самими станциями. Цена энергии от АЭС и ГЭС, соответственно, примерно в два и четыре раза ниже, чем у тепловиков (себестоимость энергии, производимой ТЭС, определяет высокая составляющая стоимости угля и газа — примерно 85%, и энергоемкое оборудование ТЭС). Понятно, что при таких диспропорциях в ценах тепловые электростанции не могут конкурировать ни с АЭС, ни с ГЭС, поэтому правила рынка позволяют конкурировать им только между собой. Это первый перекос, возникший с запуском ОРЭ.

Понятно, что представители традиционной энергетики не захотят пускать на рынок такого «дорогого» игрока, как ВЭС. Но в этом-то и заключается роль государственного регулятора (в лице НКРЭ), обязанного сбалансировать интересы всех производителей электроэнергии, включая и нетрадиционную энергетику.

Поданный в парламент законопроект (три варианта) о введении «зеленого» тарифа для возобновляемых источников энергии предполагает, что он не должен превышать тариф для действующих угольных электростанций (ТЭС) после их модернизации, то есть с учетом инвестиционной составляющей для осуществления такой модернизации. «Зеленый» тариф должен обеспечивать возврат вложенных инвестиций на сооружение ВЭС в течение семи лет. «Если «зеленый» тариф узаконят, в Украине не будет проблем с привлечением инвесторов — и отечественных, и иностранных, которые уже стоят в очереди, предлагая новейшие технологии ветроэнергетики», — говорит первый заместитель генерального директора «Уиндэнерго» Лев Дульнев.

Ученые Института возобновляемой энергетики НАН Украины считают, что доля ВЭС в общем объеме потребления электроэнергии должна быть доведена как минимум до 35—40%. Поэтому государство должно создать условия для ускоренного строительства ВЭС. Так думают ученые, но Минтопэнерго, координирующее политику развития всех сегментов электроэнергетики, вряд ли в обозримом будущем согласится на такой скачок. И в этом есть большая доля истины, ведь тогда придется «похоронить» огромную часть простаивающего потенциала традиционной энергетики.

«Свой» и «чужой» производитель

Наша страна занимает 25-е место в мире и 14-е в Европе по объемам производства ветровой электроэнергии и считается лидером не только среди стран СНГ, но и Восточной Европы. Создавать ветровую энергетику Украина начала с 1997 года. Тогда правительством была утверждена Комплексная программа строительства ВЭС, координатором ее выполнения стало Государственное научно-промышленное предприятие «Укрэнергомаш». В реализации программы вначале были задействованы более полусотни крупнейших отечественных предприятий военно-промышленного комплекса, которые на тот момент пребывали в глубокой депрессии из-за невостребованности их продукции оборонного назначения.

По данным директора «Укрэнергомаша» Виктора Дядюся, реализация программы предполагала финансирование на период до 2010 года в объеме 3 млрд. грн., из которых 1,4 млрд. — государственные средства, а оставшуюся часть планировалось привлечь за счет инвесторов. В действительности же строительство ВЭС проходит исключительно за государственные средства, причем их объемы были в два раза меньше планируемой суммы. Финансирование этой программы налажено за счет надбавки к оптовому тарифу на электроэнергию в объеме 0,75%, что позволяло ежегодно аккумулировать на развитие ветроэнергетики в специальном фонде порядка 80 млн. грн. Но в действительности таких денег производители ветроустановок очень долго не видели.

До 2000 года, когда платежи на энергорынке Украины еле-еле достигали 10% от стоимости отпущенной энергии, с наполнением этого фонда были большие проблемы. Машиностроительные предприятия, задействованные в программе, не получали требуемых средств. В результате построенные в Украине ветроагрегаты имели ряд недостатков и не обеспечивали надежности при эксплуатации. Были случаи, когда в ходе испытания вращающиеся лопасти турбин срывались с огромной высоты, падали и от удара грузли в земле. К счастью, никто не пострадал, но с широким внедрением отечественных разработок пришлось повременить. Создание новой отрасли требовало продолжить дальнейшие научно-экспериментальные исследования.

Параллельно правительство принимает решение о привлечении в Украину иностранных фирм, зарекомендовавших себя интересными разработками. И это не противоречило идеологии действующей программы создания ветроэнергетики, предполагавшей участие иностранных инвесторов. С этой целью еще в 1994 году в Украине было создано предприятие «Уиндэнерго», соучредителем которого стала американская компания WindPower. Совместное предприятие получило лицензию от WindPower на право производить ветроустановки. Кроме того, у WindPower были куплены три готовых агрегата мощностью 107 кВт каждый. Стоимость лицензии и агрегатов была внесена в уставный фонд СП — это была одна из первых иностранных инвестиций в Украину на сумму 5 млн. долл. Сборка ветроагрегатов была налажена на днепропетровском «Южмаше».

А тем временем украинские предприятия продолжали научно-исследовательские изыскания. Всего за восемь лет выполнено более 40 исследовательских работ, проведена опытная эксплуатация нескольких типов ветроэнергетических установок, которые так и не были внедрены в жизнь. Зато украинские производители были подготовлены к тому, чтобы адаптировать к нашим стандартам проектную документацию на производство ветроустановок (мощностью 107 кВт) по лицензии американской WindPower. К настоящему времени в Украине выпущено 750 таких агрегатов. В результате на их базе ведется строительство упомянутых пяти станций общей мощностью 226 МВт. Уже введено в эксплуатацию 72 МВт — это на треть меньше, чем, к примеру, мощность одного далеко не самого крупного энергоблока тепловой электростанции.

Производимые в Украине агрегаты стоят дешевле, чем в США. Там создание установки в пересчете на один киловатт обходится от 800 до 1400 долл., а в Украине — 420 долл. Секрет в том, что все компоненты и узлы производят отечественные заводы, где рабочая сила гораздо дешевле, чем в высокоразвитых странах. Между тем причастных к созданию «Уиндэнерго» иногда обвиняли (в прессе) чуть ли не в измене интересов национального производителя в пользу американской компании, якобы предложившей Украине устаревшее оборудование. Однако эксперты опровергают эти обвинения, утверждая, что на то время агрегаты фирмы WindPower были на достойном уровне. До сих пор 4 тыс. агрегатов этой компании успешно работают на ветростанциях Калифорнии в США. Хотя наблюдаются мировые тенденции по переходу от производства маломощных установок к более мощным. По такому же пути намерена двигаться и Украина, и для этого нужны немалые средства.

Новое поколение

В настоящее время «Южмаш» готовится к серийному производству ветроагрегатов мощностью 600 кВт. Лицензия на производство этих установок в 2003 году была приобретена у бельгийской компании «Турбовиндс» (Turbowinds). Коэффициент использования установленной мощности ВЭС новых агрегатов возрастет до 38% (а у 107-киловаттных он был немногим более 10%). Но и это не предел. По словам Льва Дульнева, в ближайших планах — организовать производство более нового поколения ветроагрегатов, мощность которых составит 2,5 МВт. Однако и требуемые инвестиции для запуска такого производства резко возрастут. Но если это удастся, то коэффициент использования установленной мощности увеличится до 48%. Сегодня на «Южмаше» идет подготовка к производству машин следующего поколения. Главное требование иностранных инвесторов — в течение десяти лет вернуть вложенные инвестиции с прибылью. Инвесторы готовы к старту, но при условии, что в Украине будет введен «зеленый» тариф.

Европейские прогнозы

По данным Европейской ветроэнергетической ассоциации, к 2010 году мощности ВЭС в странах Европы в среднем составят 10% от общего энергопроизводства. Это позволит сэкономить 13 млрд. евро, которые не будут потрачены на приобретение органического топлива. Но главное, в окружающую среду не будет выброшено 523 млн. тонн углекислого газа, что обеспечит на треть выполнение требований Киотского протокола по улучшению климата на Земле. К 2020-му Европа доведет мощности ВЭС до 12% от общего энергопроизводства — всего будет установлено 1245 гигаватт, что сопоставимо с мощностью 1200 ядерных блоков-миллионников. Объем инвестиций в создание такого потенциала в Европе составит 70 млрд. евро. При этом себестоимость ветровой энергии снизится с нынешних 5 центов до 3,5, тогда как стоимость энергии угольных станций останется на уровне пяти центов.

Украина имеет такой же потенциал для строительства ВЭС, как и Германия, а там ветроэнергетика уже замещает шесть атомных энергоблоков. Строительство ВЭС ведут не только богатые страны, но и развивающиеся — Индия, Пакистан, Китай, Бразилия. Украина тоже должна ускорить развитие ветроэнергетики. В Институте возобновляемой энергетики НАН Украины утверждают, что наша страна могла бы ежегодно экономить 37 млн. тонн условного топлива, если бы доля возобновляемых источников в общем энергетическом балансе страны выросла хотя бы до 10%. В этом институте разработан атлас развития возобновляемых источников энергии по всем областям Украины. И если депутаты поддержат стимул в виде «зеленого» тарифа, программы получат реальный шанс на внедрение.

Лидер по выбросам

Развивать ветроэнергетику Украине придется еще и потому, что наша страна ратифицировала Киотский протокол об изменении климата, согласно которому в период с 2008-го до 2012 года Украине позволено выбрасывать в атмосферу «парниковые» газы на уровне 1990 года. Пока еще Украина имеет резерв по квотам на выбросы, но с подъемом экономики он быстро закончится. Известно, что Украина побила мировой рекорд по объемам «парниковых» газов, выбрасываемых в атмосферу. В перерасчете на каждую 1000 долларов стоимости валового внутреннего продукта Украина выбрасывает в атмосферу 2,5 тонны «парниковых» газов, тогда как Швейцария, Швеция, Франция — примерно 0,1—0,3 тонн.

Вполне очевидно, что Украине придется пересмотреть перспективы развития энергетики за счет экологически чистых возобновляемых источников, в том числе и ветроэнергетики. Как этого достичь? Нужно учесть опыт развитых стран. К примеру, в Германии действует самый высокий «зеленый» тариф — 6 центов за кВт.ч электроэнергии. Плюс к нему есть надбавка 3,5 цента, которая вводится на определенный срок, например, на первые три года с момента введения ВЭС в эксплуатацию. Казалось бы, кто будет покупать такой дорогой товар, если на рынке есть более дешевые предложения? Но регулирующий орган Германии издал документ, обязывающий потребителей покупать часть электроэнергии, к примеру, 20% требуемого объема, по «зеленому» тарифу с надбавкой, а остальные 80% выбирать у более «дешевых» поставщиков.

Украине предстоит найти свою модель развития ветроэнергетики, в которой были бы заложены механизмы финансирования. Для этого необходимо разработать такую нормативную базу, которая бы служила стимулом для производителей и потребителей электроэнергии возобновляемых источников энергии. И одним из главных стимулов для производителей должен стать «зеленый» тариф, можно с надбавкой, а можно и без нее. Главное, чтобы через 7—10 лет вложенные инвестором средства вернулись к собственнику. И этот постулат должен стать определяющим для Верховной Рады, когда депутаты будут голосовать за внедрение «зеленого» тарифа. В противном случае ни один инвестор не вложит свои средства, не имея гарантий их возврата.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно