МНОГОГОЛОВЫЙ ДРАКОН АГРАРНОГО КРИЗИСА - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

МНОГОГОЛОВЫЙ ДРАКОН АГРАРНОГО КРИЗИСА

25 января, 2002, 00:00 Распечатать

…Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: «Долой разруху!» — я смеюсь… Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!..

…Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны кричат: «Долой разруху!» — я смеюсь… Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев — своим прямым делом, разруха исчезнет сама собой.

Михаил Булгаков, «Собачье сердце»

К десятилетию независимости Украины Господь порадовал нас приличным урожаем зерновых. На волне всеобщего восхваления достигнутых успехов СМИ возопили и об успехах аграрных реформ. Однако не следует поддаваться эйфории. Слухи по поводу успехов аграрных реформ, как когда-то и слухи о смерти Марка Твена, возможно, сильно преувеличены. Давайте спокойно попробуем разобраться в ситуации.

C первыми лучами «прожектора перестройки» вслух заговорили о необходимости реформирования сельского хозяйства. С тех пор было опробовано много способов: хозрасчет, аренда, развитие фермерских хозяйств, МТС и пр. и пр. Каждое из этих новшеств вызывало медленно затихающую бурю восторгов в СМИ. Однако статистические данные из года в год становились все печальнее и печальнее. За 15 лет безуспешных попыток улучшения дел в сельском хозяйстве можно было бы и понять, что кавалерийскими наскоками этих проблем не решить. Сейчас как никогда остро стоит вопрос о том, что же делать в создавшейся ситуации. Здесь мы представляем наше видение сложившейся ситуации и попытаемся показать, почему принимавшиеся меры оказались, в лучшем случае, безрезультатными.

Экономика в целом и сельское хозяйство как ее составная часть не являются механизмом, в котором достаточно подкрутить гайку — и он заработает. Это — скорее организм с множеством обратных связей. В такой системе любое воздействие может иметь большое количество социальных, экономических, технологических и политических последствий. Некоторые из них оказываются негативными и с лихвой нивелируют ожидаемый положительный эффект. Поэтому для решения проблем сельского хозяйства не применим технократический подход, с оценкой прямых эффектов воздействий. Здесь более уместен медицинский подход к лечению больного организма.

Итак, имеем пациента, именуемого сельским хозяйством. Очевидно, что он тяжело и хронически болен, хотя жизнь в нем еще не угасла, несмотря на все старания «врачей». Медикаментозное лечение (в виде вливаний с техникой, горючим, удобрениями, пестицидами, краткосрочными кредитами и прочим) хотя и не дает больному отойти в мир иной окончательно, серьезно его состояние не улучшило. Попытки хирургического вмешательства, подобные операциям по изменению пола, в виде бесконечного реформирования колхозов в лучшем случае не принесли особого вреда. Колхозы как были, так и остались по своей сути колхозами, называй их «коллективными сельскохозяйственными предприятиями», «агрофирмами», «частно-арендными предприятиями» или как-нибудь иначе. И все же именно здесь производят большую часть товарной продукции сельского хозяйства.

Общий диагноз — глубокий системный кризис. На основании осмотра, результатов анализов и жалоб больного аграрного организма выделим основные недуги, которыми он страдает (назовем их кризисными блоками).

Экономический кризис

Это наиболее очевидный недуг, выражающийся в неспособности современного сельского хозяйства производить рентабельную и конкурентоспособную продукцию.

Данный кризис — прямое следствие резкого изменения социально-экономических и политических условий, к которым производственная система, формировавшаяся длительное время в других условиях, оказалась не приспособленной.

Во-первых, с развалом СССР Украина (бывшая аграрная провинция империи) получила, с одной стороны, громадную долю сельского хозяйства в ВНП (35%, что сопоставимо с Мозамбиком — 33%). С другой — потеряла рынки сбыта продукции в странах СНГ.

Во-вторых, на внутреннем рынке спрос (в том числе и на сельхозпродукцию), который, как пишут в любом учебнике маркетинга, определяет предложение, крайне ограничен низкой покупательной способностью населения. Поэтому даже если продукции будет производиться больше, покупать ее у граждан не за что. И так будет до тех пор, пока у граждан не появятся деньги (т.е. пока не заработает промышленность, сфера услуг и работникам не начнут платить нормальную зарплату).

В-третьих, выход на мировой рынок крайне затруднен по двум причинам. Те, у кого есть деньги, предпочитают платить их за продукцию собственным фермерам. При этом создаются всяческие препятствия пришлым. Те, у кого денег нет, вообще заплатить не способны. К тому же высокая себестоимость нашей продукции, обусловленная крайней неэффективностью ее производства, и зачастую низкое ее качество резко ухудшают конкурентоспособность.

В-четвертых, экономика СССР базировалась на энергоносителях, цены на которые были значительно ниже мировых. С распадом Союза ситуация коренным образом изменилась. По сельскому хозяйству это ударило с двух сторон. С одной — резко поднялись цены на технику, удобрения и т.п., что сразу отразилось на себестоимости продукции. С другой — энергетическая эффективность отечественных технологий значительно отстает от современных требований.

Идеологический кризис

Связан с отсутствием в обществе разумной, осуществимой, устоявшейся и разделяемой большинством его граждан точки зрения на то, каким должно быть эффективное сельское хозяйство. Десять лет независимости прошли в шараханьях. Очередное «эпохальное» решение, призванное превратить сельское хозяйство Украины в высокодоходное, а его тружеников — в богатых людей, предлагалось, расхваливалось в СМИ и забывалось — после в лучшем случае безрезультатной попытки осуществления. Реальной программы реформирования сельского хозяйства, учитывающей все социальные, экономические, политические и технологические аспекты, у правительства не было и нет. А у народа и подавно.

Демографический кризис

Симптомы: превышение смертности над рождаемостью, «старение» сельского населения, миграция наиболее молодой, активной и предприимчивой части населения в города. Одним словом, это называется депопуляция.

Основные причины, на наш взгляд, следующие: ограниченность социальных ролей, наиболее распространенные из которых — механизатор да доярка; худшие по сравнению с городом условия труда и быта; физическая тяжесть вкупе с низкими престижностью и доходностью сельского труда.

Демографические проблемы остро стоят не только у нас. Они актуальны даже для таких благополучных стран, как США, Канада, Германия и Швеция. Однако там работа по их решению не так безобразно запущена.

Финансово-кредитный кризис

В целом он связан с врожденными недостатками сельского хозяйства, как-то сезонность (острая нужда в ресурсах весной, а расчет за них осенью) и высокая рискованность вложений (в любое время года могут возникнуть обстоятельства, которые объективно не позволят рассчитаться за взятые кредитные ресурсы).

Кроме того, ситуация осложняется и другими проблемами. Притчей во языцех стало отсутствие у государства ресурсов для кредитования сельского хозяйства, которых взять при нынешнем состоянии экономики просто негде. К тому же отечественная банковская система рассчитана на кредитование крупных производителей — колхозов и аграрных фирм. Хотя в настоящее время уже около 50% валовой продукции сельского хозяйства производится на приусадебных участках граждан. Этот сектор никто не кредитует, а напрасно. Мелкий собственник скорее вернет долг, взятый под залог собственной коровы, чем колхоз, в лице его председателя, вернет долг, взятый под залог полуразвалившегося коровника.

Социальный кризис

Состоит в разрыве между городом и селом — в условиях и оплате труда, наличии свободного времени и условиях отдыха, уровне социальной защиты, медицинского обслуживания, образования, культуры, бытовых условиях. Ни для кого, в том числе и для реформаторов, не секрет, что ситуация крайне запущена.

Организационный кризис

Заключается в невозможности эффективного ведения хозяйства крупными многоотраслевыми производственными структурами типа колхозов, сформированными на основе крупных населенных пунктов (сел). Наиболее очевидные причины этого:

1. Коллективизация разделила всех участников производственного процесса на руководителей и исполнителей. А длительное воспитание исполнителей отбило у них всяческую ответственность за результат их деятельности.

2. Крупные размеры хозяйств (2500—3000 га) были хороши в эпоху жесткого административного управления (сверху легче командовать) и дешевых энергоносителей. Сейчас по закону командовать вроде некому (хотя командуют, еще и как!). А хозяйствование на площади 25—30 квадратных километров не выгодно из-за огромного объёма внутрихозяйственных перевозок. Это при мировых ценах на энергоносители выливается в копеечку.

3. Сосредоточение животноводства на крупных фермах также играет злые шутки. В крупных стадах ухудшается эпизоотическая и зоопсихологическая ситуация, нарушаются психологические контакты между человеком и животными, что не дает эффективно использовать генетические возможности стада. Высокая концентрация животных в одном месте препятствует эффективному использованию кормовых ресурсов, разбросанных по агроландшафту пастбищ. С другой стороны, она определяет высокую стоимость доставки кормов. Вес суточного рациона коровы составляет примерно 60 кг. Средняя длина внутрихозяйственных перевозок — 5,5 километра. Нетрудно подсчитать, что перевозка суточной дачи кормов для стада в 300 голов выливается в 99 тонно-километров.

Другие типы сельскохозяйственных производителей, такие как крупные агрофирмы, импортной техникой обрабатывающие арендованную землю, фермерские хозяйства, мелкие частные хозяйства граждан, находятся в зачаточном состоянии. Так же, как инфраструктура их обслуживания и государственные рычаги влияния на них.

Такие вопросы не решаются за один год и одним указом.

Энергетический кризис

Как только на телеэкране появляется лицо председателя КСП или кого-нибудь рангом повыше, обязательно звучат магические слова «топливо», «бензин», «солярка». Однако это не значит, что в стране энергетический кризис. Стада дорогих машин, заполонившие города, — лучшее тому подтверждение. Просто при нынешней эффективности использования энергоресурсов ни у кого не хватит средств на их закупку в достаточном количестве.

Приведу некоторые цифры. По существующим технологиям, 62% энергозатрат в сельском хозяйстве приходится на уборочно-транспортные работы, причем, заметьте, 40 — на внутрихозяйственные перевозки. Не просто много, а неоправданно много.

Существенный вклад в общую «систему расточительности» вносит несовершенство самих технологий и неразумное применение их отдельных приемов. Ярким примером этого может служить систематическое сгнаивание скирд соломы на дальних от ферм полях. А ведь топливо на их скирдование было потрачено. Не лучше ли было использовать эту солому как органическое удобрение?

Если же ко всему вышесказанному добавить еще и отношение работников к экономии горючего... Вывод очевиден: энергетическая неэффективность нашего хозяйства с лихвой «окупает» даже практически нулевую стоимость трудовых ресурсов.

Кризис системы управления

В стране пока не существует государственной, региональной и местной системы управления сельским хозяйством, соответствующей рыночным условиям. Однако в силу высокой инерционности управленческих механизмов она и не может быть создана быстро. Прежде необходимо выработать принципы и методы государственного влияния на все типы производителей, а также воспитать кадры, способные эффективно работать в сложившихся (т.е. постоянно изменяющихся) условиях.

Увы, существующая система создает больше проблем на всех уровнях управления сельским хозяйством, чем решает.

На уровне сельхозпредприятия (колхоза) руководитель оказался в незавидном положении, особенно если он хочет и может работать. С одной стороны, в сложившихся условиях материально-технического обеспечения его усилия неэффективны и бесперспективны, как сизифов труд. С другой — после «прививки» митинговой демократии любые попытки наладить трудовую и технологическую дисциплину, а также прекратить или, по крайней мере, сократить разворовывание имущества наталкиваются на сопротивление снизу, от самих работников хозяйства. А за неэффективную деятельность, по старой доброй традиции, получишь «по шапке» еще и сверху — от районного, областного и прочего руководства.

Кризис систем управления на уровне хозяйства тесно переплетается со сложностями на локальном уровне (уровне села). По существующему законодательству, все земли находятся во власти местных советов. Именно к ним жители обращаются по земельным вопросам, основной из которых — расширение наделов до установленных законом 2 га. Это приводит сразу к нескольким негативным последствиям.

1. У колхозов нарушаются севообороты, составляющие основу технологии.

2. Наделы в 2 га оказались не по силам большинству собственников. Такую площадь уже не обработаешь голыми руками или лопатой. А производство мини-техники не налажено, да и средств на ее закупку у народа просто нет.

3. Местные советы, распоряжаясь земельными ресурсами, не несут никакой ответственности за их неэффективное использование. Хотя земля, по многочисленным заверениям «отцов нации», является главным достоянием Украины.

На региональном (районном и областном, т.е. наиболее близком к производству) уровне только в последнее время наблюдаются попытки перейти от изжившего себя административно-командного инструментария к организации материально-технического обеспечения, переработки и сбыта продукции. Однако усилия сосредоточены на обслуживании крупных общественных форм хозяйствования. Из поля деятельности выпал такой перспективный сегмент производителей, как приусадебное хозяйство. Это недопустимо, если учесть его нынешнюю роль в валовом производстве сельхозпродукции. Работа с владельцами приусадебных хозяйств требует создания абсолютно новой (по крайней мере, для нашей страны) системы материально-технического, экономического и, главное, информационного обслуживания.

На государственном уровне все десять лет шел поиск чудо-рецептов, которые позволили бы за год решить весь комплекс проблем. Надо было набить очень много шишек, дабы осознать: быстрые, одношаговые и безболезненные решения невозможны. К сожалению, это пока самый большой успех в формировании государственной политики в аграрной сфере.

На всех уровнях управления кризис отягощен кадровыми проблемами. Воспитать достаточное количество работников, способных эффективно действовать в создавшихся условиях, невозможно. Да и, по большому счету, некому: воспитатели сами находятся в положении капитанов, не ведающих, в каком направлении плыть.

Кризис системы влияния на аграрный рынок

Важнейшими функциями любого нормального государства в этой области являются:

1. Отслеживание долговременных процессов на внешнем и внутреннем рынке, а также реагирование на них путем стимулирования производства определенных видов продукции.

2. Реализация на внутреннем рынке системы мероприятий, способствующих соблюдению баланса между спросом и предложением, что обеспечивает стабильность цен.

3. Реализация государственной политики в области импорта (всячески мешать) и экспорта (всячески способствовать) сельскохозяйственной продукции.

В большинстве стран этим занимаются специальные государственные органы, обладающие полномочиями, кадрами и средствами. Например, в соседней Польше — Агентство аграрного рынка. У нас такого органа нет. А жаль.

Психологический кризис

Он может быть определен как инерция основной массы участников производственного процесса. Нынешний сельский труженик сформирован путем тщательного негативного отбора (где «выбраковывалось» все несоответствующее) в ряду поколений. Создан определенный социальный уклад и тип сельского работника — исполнителя чужой воли, с низким уровнем материальных, социальных и культурных запросов. Он одновременно эксплуатируется колхозом (низкая зарплата, а сейчас и полное ее отсутствие) и паразитирует на нем (воровство). Он не желает да и не способен выйти и вести самостоятельную производственную деятельность.

Именно о психологию сельских тружеников разбились идеи всеобщей и поголовной фермеризации, акционирования, паевания и т.п., ибо они рассчитаны на того самого эффективного собственника, которого только предстоит создать. Несомненно, разобьются и более свежие кабинетные идеи, не учитывающие особенности основной массы крестьян.

Генетический кризис

В течение практически всего последнего столетия происходило уничтожение или вытеснение из сельского социума интеллектуально наиболее развитой, предприимчивой и активной его части.

Бури ХХ века, такие как первая мировая война, революция и гражданская война, коллективизация и раскулачивание, голод 1933, 1947 и репрессии 1937 годов, Великая Отечественная война, в полной мере затронули территорию Украины. И в них в первую очередь гибли социально ответственные и интеллектуально развитые индивидуумы.

В относительно тихий послевоенный период сельский труд и сельский образ жизни не мог удовлетворить разносторонние и растущие потребности людей. Поэтому наиболее интеллектуально развитая и активная часть молодежи мигрировала в города.

Этот кризис является наиболее сложным препятствием на пути любых реформ. И если некоторые кризисные явления можно относительно быстро преодолеть, то здесь предстоит длительная и кропотливая работа по восстановлению глубоко нарушенных генетических основ сельского социума.

Кризис аграрной науки

Проблемы аграрной науки не возникли на ровном месте. Они накапливались весь советский период и особенно обострились сейчас. В их развитии и углублении особую роль сыграли следующие факторы.

1. Непрерывное ухудшение качества научных кадров, начиная с революции. Из-за эмиграции, репрессий, гибели в войнах страна теряла ученых — носителей определенных знаний. Таким образом, нарушалась преемственность в науке. При этом увеличение количества не компенсировало потери качества, ибо даже 100 современных кандидатов наук не смогут сделать столько, сколько один Вавилов.

2. Беспрецедентная идеологизация науки затормозила, если не уничтожила, развитие ряда биологических и практически всех социально-экономических направлений.

3. Бюрократический стиль и методы управления наукой, отсутствие демократии в виде открытой борьбы идей за средства для их осуществления сделали науку негибкой.

С развалом СССР и началом попыток построения демократического государства на основе рыночной экономики положение усугубилось. Нарушились связи между научными учреждениями бывшего СССР, в информационное пространство которого входила Украина. Это усложнило обмен информацией и идеями.

Наука оказалась неспособной предвидеть и быстро отреагировать на резкое изменение экономических условий. Система, в которой технологические исследования превалировали над экономическими, доказала свою неэффективность.

В стране отсутствует существующая во всем мире служба внедрения — эдакое связующее звено между наукой и производством, через которое осуществляется обмен информацией в обоих направлениях.

В условиях открытого рынка наши технологические разработки не выдерживают конкуренции с зарубежными. И ожидать серьезного улучшения ситуации в этом плане не стоит. Мы можем сколько угодно хвастаться, что наши технологические решения лучшие, но забываем, что основная масса работников научно-исследовательских учреждений абсолютно не имеет опыта и возможности доведения разработки до конечного потребителя.

Кризис аграрного образования

Пока основными потребителями специалистов были колхозы, подготовка кадров соответствовала специфическим требованиям этих организационных структур. Сейчас многоукладных производственных и обеспечивающих структур уже не существует, а вузы продолжают готовить специалистов, в основном, по старинке.

В колхозе специалист определенного профиля отвечал за узкий участок производственного процесса. Это обуславливало даваемые ему знания и навыки. Агроном знал, как рассчитать норму высева, зооинженер — как составить рацион. Разбираться же в большем объеме для обычного студента сельскохозяйственного вуза считалось дурным тоном. В современных условиях куда более важно общее представление о функционировании сельского хозяйства как социально-природной системы, чем конкретные технологические знания (их можно достаточно быстро найти в любом учебнике).

Мы далеки от полного отрицания эффективности нашего аграрного образования различных уровней. Сами имеем дипломы агрономов и неучами себя не чувствуем, даже при общении с коллегами из более благополучных стран. Тем более, что сейчас заметны серьезные сдвиги к лучшему. Отошли в прошлое балластные политические курсы, межгосударственные обмены преподавателями и студентами подтягивают уровень образования к мировому. Кроме того, новые возможности для трудоустройства выпускников в представительствах зарубежных фирм заставляют стремиться соответствовать их специфическим требованиям (приличное знание английского языка, умение пользоваться компьютером). Однако в быстро меняющейся среде образование должно, прежде всего, научиться быстро меняться само и научить этому других.

Вместо заключения

Конечно, наше видение ситуации не является истиной в последней инстанции. Однако надеемся, что значительная доля этой истины в нем все-таки есть. Нам бы не хотелось предлагать определенные рецепты по выходу из кризиса. Во-первых, чтобы не уподобляться П.П.Шарикову, который, по мудрому заявлению профессора Преображенского, рассуждал о вещах космического масштаба с такой же степенью глупости. Во-вторых, потому что простых и однозначно эффективных рецептов просто не существует. Однако мы считаем себя вправе обратить внимание на ряд факторов, которые, мягко говоря, мало учитывались при составлении таких рецептов.

Сейчас не XVIII, XIX век и даже не начало ХХ. Нынче другие отрасли определяют уровень развития государства. При огромных масштабах аграрного комплекса Украины и еще больших его потенциальных возможностях следует понять, что в нынешнюю историческую эпоху он играет вторую, если не третью, роль в экономике. И следует смириться с тем, что в небогатой стране с достаточно архаичной промышленностью, недоразвитой сферой услуг и поэтому низкой покупательной способностью большинства населения, не всегда вовремя получающего нищенские зарплаты и пенсии, не может быть развитого сельского хозяйства. Это так же противоречит фундаментальным законам развития общества, как и то, что выпущенный из рук кирпич полетит вверх, а не вниз, противоречит закону всемирного тяготения.

Адаптация системы сельского хозяйства к сложившимся условиям, преодоление кризисных явлений, о которых говорилось выше, является длительным процессом. Здесь кавалерийские атаки не пройдут. Впрочем, и в ХІХ веке они проходили далеко не всегда. Достаточно вспомнить знаменитую атаку кавалергардов при Аустерлице, в которую пошло 400 человек, а вернулось 16, и безрезультатно.

В решении проблем сельского хозяйства следует настроиться на кропотливый труд, который займет десятилетия. И главное на этом пути — не принимать поспешных, недостаточно продуманных решений, которые ведут к ошибочным шагам. Они способны надолго заблокировать перспективы реструктуризации.

Следует осознать, что украинское сельское хозяйство весьма неоднородно. На успешность реформ влияют почвенно-климатические и социально-экономические условия регионов, размеры сел и их удаленность от городов, исторически сформировавшиеся особенности психологии населения, а также ряд других факторов. Поэтому нет и быть не может привычного нам «единственно верного» пути реформирования, приемлемого для всей территории государства. В каждом конкретном случае решения необходимо искать исходя из всего комплекса условий.

И последний вывод. Мы имеем дело с глубоким системным кризисом, охватившим всю страну, ее политическую систему, промышленность, сферу услуг, социальную сферу, а не только сельское хозяйство. И со всем кризисом надо бороться. Поэтому существенных успехов в реформировании сельского хозяйства нельзя достичь путем «аграрной реформы», которая осуществляется (а следовательно, понимается самими реформаторами) как ограниченный комплекс мероприятий, направленный главным образом на изменение характера собственности на землю и средства производства. Для подобной реформы не созрели ни экономические, ни социальные предпосылки, и попытки насадить ее «сверху» на несозревшие «снизу» условия по эффективности будут равны попыткам собрать хороший урожай, разбросав семена на невспаханном поле.

К тому же подобные реформы с точностью до наоборот под названием «коллективизация» мы уже проходили. Ее результаты сейчас и расхлебываем.

Сложившийся комплекс проблем нельзя решить за короткий период с помощью только указов, известно кем подписываемых, но неизвестно кем и в чьих интересах подготавливаемых. Поэтому бойтесь «реформаторов» — управленцев и представителей научного мира, которые предлагают простые рецепты и обещают моментальные успехи в случае их осуществления.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно