Михаил СТОЛЯР: «Я БУДУ ОТСТАИВАТЬ ИНТЕРЕСЫ НИКОЛАЕВСКОГО ГЛИНОЗЕМНОГО ЗАВОДА»

4 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

25 декабря 1999 года исполняющим обязанности председателя правления Николаевского глиноземного завода решением правительства Украины был назначен Михаил Борисович Столяр...

25 декабря 1999 года исполняющим обязанности председателя правления Николаевского глиноземного завода решением правительства Украины был назначен Михаил Борисович Столяр. С ним мы и беседуем о первом месяце работы в новом качестве о проблемах, доставшихся в наследство от предыдущих руководителей, о перспективах, о грядущей приватизации и о многом другом.

Михаилу Столяру — 42 года. Он женат, растит двоих детей. Свою трудовую деятельность начинал на НГЗ в 1980 году рабочим. За прошедшие годы вырос до начальника производственного отдела, исполняющего обязанности технического директора НГЗ.

— Михаил Борисович, если позволите, в качестве преамбулы, вопрос. Несмотря на то, что вся ваша трудовая деятельность связана с НГЗ, известно, что в свое время вам предлагала работу известная австралийская алюминиевая компания «Комалко». Но вы остались на заводе. Почему?

— Да, вы правы, со мной действительно в прошлом году связывались представители «Комалко» с предложением поработать на одном из принадлежащих этой компании заводов. Несмотря на заманчивые перспективы, я, тщательно все взвесив, принял решение остаться на заводе, действительно ставшем за эти годы для меня родным, как, впрочем, и Николаев. Я на заводе с первых дней, знаю, как развивалось производство, с какими проблемами приходилось сталкиваться. И верю, что у НГЗ прекрасный потенциал для развития, расширения производства, повышения эффективности работы.

— Прежде всего расскажите, пожалуйста, какое наследство вам досталось?

— Трудно говорить о так называемом наследстве. Дело в том, что НГЗ — мой родной завод и все, что на нем происходило, так или иначе связано и с моей деятельностью. Другое дело, что последние полгода, когда к руководству пришел Николай Набока, я не всегда принимал участие в принятии решений… В целом в 1999 году завод немного не «дотянул» до проектной мощности в 1 млн. тонн глинозема. Но, как я уже говорил, работу завода в минувшем году следует разделить на «до» и «после». Этот водораздел приходится практически на середину года.

Технические итоги минувшего года в плане модернизации и развития новых производств незначительны по двум причинам. Во-первых, в первой половине 1999-го просто не было средств, вторая же половина была потеряна на ревизию всех новшеств, задуманных заводскими инженерами. Вместе с тем, мне не хотелось бы сейчас критиковать бывшего управляющего Николая Набоку. Возможно, он был поставлен в такие условия, которые не позволяли ему сделать для НГЗ что-либо существенное. Таким образом, фактически было приостановлено стратегическое развитие завода.

— Тем не менее, насколько известно, завод сейчас не стоит на грани развала и не является тонущим. Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию?

— По правде сказать, нашему предприятию сейчас нелегко и в финансовом, и в моральном плане. Однако НГЗ, как стратегическое предприятие Украины, должно работать хорошо и стабильно. И это вполне возможно. В настоящее время практически все основные программы развития и модернизации завода находятся в работе и будут реализованы к 20-летию НГЗ, которое коллектив завода готовится отметить летом нынешнего года. Это и увеличение производства галлия, и выпуск цеолита, и, главное, — переход на выпуск «песчаного» глинозема, отвечающего требованиям современного электролизного производства алюминия.

Финансово-экономические итоги года пока еще подводятся. Но на сегодняшний день завод не имеет задолженности по зарплате. Финансовое положение предприятия стабильно. Всего за месяц заводу удалось решить вопросы по задолжненности как перед бюджетом, так и перед Пенсионным фондом. Еще в середине месяца в местный бюджет был внесен авансовый платеж в сумме 1,5 млн. грн. по налогу на прибыль. Это помогло городу своевременно выплатить зарплату работникам бюджетной сферы, в том числе учителям, воспитателям детских учреждений, медикам. В январе подписан приказ о поэтапном повышении заработной платы в первом квартале на 50%. В течение года собираемся еще поднять заработки персоналу — для этого есть все основания. По предварительным расчетам, с переходом на прямые закупки бокситов и продажу глинозема по рыночным ценам выручка от реализации продукции НГЗ возрастет более чем вдвое, а рентабельность увеличится почти в три раза.

— Продолжает ли НГЗ сотрудничать с прежними зарубежными компаньонами, в том числе с зарегистрированной на Британских Виргинских островах оффшорной компанией Morley?

— Бывшие компаньоны НГЗ — это наша головная боль. Достаточно сказать, что бывшей администрацией предприятия во главе с Николаем Набокой был заключен толлинговый контракт с принадлежащей Trans World Group компанией Morley, которая имела статус эксклюзивного поставщика бокситов и собственника всего производимого заводом глинозема. Это — экономически абсолютно невыгодный контракт как для завода, так и для государства как главного его акционера. Только за переработку тонны глинозема согласно контракту была установлена фиксированная цена в . Она не покрывала даже фактических затрат предприятия, в том числе и на закупки вспомогательного сырья, материалов, энергоносителей, которые постоянно росли, так же как и рыночные цены на глинозем. Иными словами, того, что НГЗ получал от посредника-толлингера, не хватало даже на простое воспроизводство.

О том, каким ущербом это оборачивалось для предприятия и его основного акционера — Украинского государства, сказано уже немало. По оценкам экспертов, убытки завода за полгода составили порядка 50 миллионов долларов. Добавлю лишь, что за время управления НГЗ прежней администрацией, представлявшей интересы TWG, оборотные средства предприятия сократились с 88 миллионов гривен по состоянию на 1 июля 1999-го до 250 тысяч к концу года.

Сегодня представители Morley голословно обвиняют нас в незаконном использовании принадлежащих им бокситов, постоянно угрожая и шантажируя завод и акционеров судебными разбирательствами, хотя совершенно очевидно, что продолжать работать по такому заведомо не выгодному для НГЗ и его акционеров контракту завод не мог. Мы его приостановили на законных основаниях, и я уверен, что решение суда будет на нашей стороне и подтвердит законность расторжения данного контракта.

Вместе с тем надо честно признать, что расторжение контракта с Morley для нас не было безболезненным. Первые две недели января у НГЗ были проблемы с обеспечением производства бокситами, что совершенно естественно, учитывая специфику мирового рынка этого сырья. К тому же фирма Morley попыталась под видом поставок, от которых мы отказались, затоварить акваторию Днепро-Бугского морского порта. В этих условиях нам необходимо было в срочном порядке изыскать источники покрытия потребностей предприятия в основном сырье, которые в расчете на год составляют от 2,5 до 2,7 млн. тонн, а также заключить новые контракты на поставку глинозема по рыночным ценам.

Проблему с сырьем удалось разрешить при активном участии одного из ведущих акционеров НГЗ — российской промышленной группы «Сибирский алюминий». В течение двух недель были заключены контракты на поставки бокситов, в том числе из Бразилии и Гайаны, Индии и Италии. Первые партии сырья по этим контрактам уже отгружены. Графики дальнейшей отгрузки бокситов и отправки судов согласованы. Таким образом, Николаевский глиноземный завод гарантированно обеспечен бокситами в количестве 1 миллиона 660 тысяч тонн, то есть практически до сентября. В настоящее время ведутся переговоры о поставках бокситов из Гвинеи, Австралии, Венесуэлы, Сьерра- Леоне. В мае будет завершено контрактование поставок до конца года, что соответствует мировой практике.

— Михаил Борисович, поговаривают, что вы — ставленник «Сибирского алюминия».

— Это не так. Я — наемный менеджер, и наняло меня государство как главный акционер НГЗ. Поэтому я буду отстаивать не чьи-то корпоративные интересы, а в первую очередь интересы завода. Что же касается «Сибирского алюминия», то эта промышленная группа владеет вторым, после правительства Украины, по величине пакетом акций завода, и совершенно понятно ее стремление оказывать помощь НГЗ в привлечении инвестиций, разработке технологий, в выходе на международные рынки.

— А какова сейчас ситуация с теми компаниями-поставщиками сырья, которые задолжали НГЗ?

— В январе завод уже частично (порядка 70 тыс. тонн) использовал бокситы, завезенные компаниями Newnicom и Global Interholding, которые были предоставлены в счет погашения прежней задолженности этих фирм перед НГЗ. Мы выиграли дело в швейцарском суде у компании Newnicom, и я уверен, что это позволит нам решить вопрос о задолженности в размере 3 миллионов долларов. Общая сумма задолженности Global Interholding меньше, но все равно составляет несколько сотен тысяч долларов (точную сумму я назвать не могу, так как идет выверка задолженности) — а это значительная сумма как для завода, так и для бюджета города и области. И я, как управляющий, буду делать все возможное, чтобы эти компании до конца погасили свои задолженности перед предприятием. Именно четкая и понятная позиция в отношении как кредиторской, так и дебиторской задолженности является необходимым фундаментом для успешного функционирования завода в дальнейшем.

— Складывается впечатление, что стоило вам прийти к управлению НГЗ, как все проблемы решаются, словно по мановению волшебной палочки…

— Не совсем так. Проблем у нас превеликое множество. Решая текущие вопросы, необходимо думать и о развитии предприятия. Прежде всего, это касается решения стратегической задачи — создания собственной сырьевой базы. Здесь мы рассчитываем и на помощь государства, как главного акционера, и на менеджеров НГЗ, на других акционеров, совместно с которыми сейчас ведутся переговоры о приобретении двух бокситовых рудников в Гвинее и Италии, которые и составят нашу сырьевую базу.

Стабилизация сырьевых потоков и тот факт, что состав поступающего сырья является идеальным с точки зрения используемой на НГЗ технологии, позволяют планомерно наращивать производство продукции. Так, в январе выпуск глинозема составил 93 тысячи тонн, а за год планируем увеличить производство основной продукции более чем на 100 тысяч тонн и довести его до 1,1 млн. тонн.

В январе завод работал без толлинга и перешел на прямые экспортно-импортные операции, что, кстати, позволило нам по итогам месяца получить 3,9 млн. долларов прибыли. Как вы понимаете, речь идет о предварительных данных, но я думаю, что погрешность окажется минимальной. Это, в свою очередь, позволит своевременно выполнять все обязательства перед бюджетом, а также осуществлять необходимые текущие платежи за основное и вспомогательное сырье и энергоносители. Заключены контракты на поставки глинозема по ценам мирового рынка ведущим алюминиевым заводам России и СНГ, в том числе Братскому, Волгоградскому, Новокузнецкому, Новодвоицкому и Саянскому. Заключены новые контракты на поставки газа и электроэнергии, причем расценки на них снижены на 15—20 процентов.

Что касается поставок глинозема, то мы готовы работать со всеми потребителями, исходя из основного принципа: условия контракта должны максимально отвечать интересам завода и его акционеров, в том числе основного из них — Украинского государства. Не станет исключением и Красноярский алюминиевый завод, если он будет готов заключить с нами контракт на таких условиях. Однако до сих пор никаких заявок от КрАЗа мы не получали.

Будем отгружать сырье и Таджикскому алюминиевому заводу. Однако поставки в Таджикистан мы будем жестко связывать с условиями погашения им задолженностей, накопившихся при прошлом руководстве.

— А как обстоит дело с таким важным вопросом, как приватизация НГЗ?

— К сожалению, начатый было процесс приватизации ОАО «НГЗ» не был завершен в начале 1998 года. Если бы это произошло, то завод избежал бы столь тяжелых потрясений, и та реконструкция, которую мы ведем сейчас, была бы уже завершена. Поэтому окончание приватизации станет одним из главных событий для завода в этом году. Конечно, хотелось бы, чтобы НГЗ обрел, наконец, эффективного собственника, рачительного хозяина, стратегического инвестора. Этому, безусловно, способствовала бы продажа госпакета акций ОАО «НГЗ» через инвестиционный конкурс. Вместе с тем мне, как управленцу, было бы значительно легче, если бы 25 процентов собственности НГЗ осталось у государства. Это позволило бы реально отстаивать интересы страны. Влиять на судьбу завода.

— Не секрет, что в результате продажи части государственного пакета акций НГЗ вероятным основным акционером завода станет либо TWG, либо «Сибирский алюминий». Что вы думаете по этому поводу? С кем вам было бы легче работать?

— Я бы не хотел сейчас сравнивать TWG и «Сибирский алюминий». Замечу лишь, что такое сравнение считаю некорректным по той простой причине, что говорить можно лишь о двух принципиально разных подходах к ведению бизнеса — торгово-посредническом и, если можно так выразиться, инвестиционно-индустриальном. И тот, и другой имеют право на существование. В конечном итоге, ответ на вопрос о том, кто придет на НГЗ в качестве главного инвестора, может дать только конкурс. Мы же заинтересованы, чтобы будущий инвестор на практике реализовал проекты возрождения завода.

Вообще же судить нужно по конкретным делам. Мы — не новички на алюминиевом рынке. Все симпатии будут определяться конечными результатами.

В заключение хочу подчеркнуть, что сейчас коллектив завода находится на подъеме, на деле стремится превратить НГЗ в стратегическое предприятие Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно