Михаил Бродский: «Ты не обязан изменить мир, но ты не имеешь права ничего не делать для этого»

28 мая, 2010, 16:25 Распечатать

Мне 51 год. Я прошел тяжелый жизненный путь, был депутатом районного и городского советов, Верховной Рады...

Мне 51 год. Я прошел тяжелый жизненный путь, был депутатом районного и городского советов, Верховной Рады. 15 лет находился в оппозиции. Никому ничего не собираюсь доказывать. У меня в жизни было все: и нищета, и банкротство, и преследования, и много денег, и много друзей. Но я понял, что главное — это оставаться самим собой. Не ведаю, сколько мне еще суждено работать в Госкомпредпринимательства, но точно знаю, что рейтинги меня не интересуют. Тянуть дальше с реформами нельзя.

Откладывать реформы дальше нельзя

Прежде чем говорить о реформах, хочу объяснить, как я вижу нынешнюю ситуацию в стране.

Есть всего два главных показателя уровня жизни. Первый — это ее продолжительность, второй — средняя заработная плата. Все, по большому счету, должны «работать» именно на эти два показателя. К сожалению, я никогда не слышал об этом от державных мужей. А в нашей — заполитизированной — жизни на первый план вышли совсем другие ценности. В итоге Украина по рейтингам качества жизни занимает в Европе последние места.

Госкомстат недавно озвучил новые цифры. Первые четыре месяца этого года показали: украинцы, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, стали меньше покупать. Людям просто не за что — зарплату и сбережения съедает инфляция. Пять миллионов украинцев вообще официально нигде не работают (см. табл. 1), еще 2,5 млн. числятся на минималке или полставки от нее, а сами получают зарплату в конвертах (см. табл. 1а).

Обходить законы в Украине научились даже иностранцы. Их, по данным МВД, у нас в стране почти 300 тысяч. Из них только 15 тысяч, подсчитала налоговая администрация, оформились как субъекты хозяйственной деятельности и платят единый и фиксированный налоги. Остальные нелегально подрабатывают на рынках и стройках. Видимо, мы можем себе позволить жить, не считая, сколько миллионов гривен недоплачивается в казну.

Если в нашей стране этот бардак продолжается уже не первый год, то где государству брать деньги, чтобы обеспечить более-менее приличный уровень социальной защищенности людей?! Лишь для Пенсионного фонда у нас уже предусмотрена годовая дотация из бюджета в 67 млрд. грн., в том числе 29 млрд. — прямая. Ее, если вы не знаете, оплачивают как раз честные предприниматели, а также рабочие и бюджетники, получающие, по подсчетам Госкомстата, среднюю зарплату в размере 2100 грн. (в реальности она намного выше). Плюс все пользователи мобильных телефонов (они в 2009 году в Пенсионный фонд заплатили 1,5 млрд. грн.) и люди, которые купили в прошлом году автомобили (они в ПФУ перечислили 1 млрд. грн.). Покупатели мобильных и машин могли бы и не платить взносы в Пенсионный фонд, если бы все предприниматели платили свои налоги честно.

Еще немного арифметики. На среднюю зарплату тех самых бюджетников и рабочих в 2100 гривен начисляют подоходный налог, взносы в Пенсионный фонд и фонды страхования. В сумме они достигают почти 55% от размера самой зарплаты, т.е. 1155 грн. А предприниматели на едином и фиксированном налогах платят от 50 до 200 гривен. При этом НДС и налог на прибыль — ноль. Дальше думайте сами, за счет кого эти предприниматели потом получают 706 гривен минимальной пенсии.

Бюджет Украины почти на 60% состоит из НДС. Его платим все мы, когда что-то покупаем, — он заложен в цену товаров и услуг. В это время бизнес, особенно ориентированный на ввоз импорта, налоги либо не платит вообще, либо платит по минимуму. Получается очень интересно: бедный платит за богатого. И если не изменить систему налогообложения и учета товаров, страну ждет очень туманное будущее.

Наше государство вообще попало в замкнутый круг — мы превращаемся в один большой базар для импортной контрабанды. Если Китай, Турция и Малайзия наращивают внутреннее потребление и за счет этого улучшают у себя предпринимательскую среду для малого бизнеса, создают рабочие места, обеспечивают наполнение бюджетов и пенсионных фондов, то у нас все с точностью до наоборот. Пока наша легкая промышленность умирает, более 65% малого и среднего бизнеса в Украине составляет торговля. Предпринимателей если чему-то и учат, то главным образом тому, как уходить от налогов, оптимизировать финансовые потоки и защищаться от проверок.

Очевидно, что экономику Украины разрушают недобросовестная конкуренция, контрабанда и неравные условия для бизнеса. Чтобы изменить картину, нужны реформы, и все больше — непопулярные. Но у нас в стране уж слишком часто проходят выборы. А от выборов до выборов, как известно, политики живут рейтингами. Какие уж тут реформы, тем более те, которые не будут иметь социального одобрения, когда каждый голос на вес золота. Но ситуацию нужно менять. В развитых странах малый бизнес формирует бюджет государства на 60%, у нас — 0,18%. Тогда как 85% казны наполняют 500 крупных предприятий. Это очевидное свидетельство кризиса государственных финансов.

Конечно, можно продолжать риторику последних 18 лет о том, как сложно предпринимателям работать. Да, сложно. Да, страну разъедает коррупция, ведь в ней заинтересованы не только чиновники, но и все те, кто хочет решить вопросы побыстрее и подешевле. Да, у нас в стране еще не созданы благоприятные условия для бизнеса. Но если взялся за гуж — не говори, что не дюж. Госкомпредпринимательства берет на себя обязательство во всем поддерживать легальный, социально ответственный бизнес. Но при этом и спрашивать с него тогда будем по-другому. Мы уже поставили перед собой немалый перечень первоочередных задач (табл. 2).

Но, наверное, самое главное — мы хотим изменить сам подход к регуляции бизнеса. Я противник жестких мер и считаю, что прежде всего нужно заниматься профилактикой и предотвращать нарушения, а не наказывать предпринимателей. Если же все оставить, как есть, боюсь, у страны не будет собственной экономики! А значит, не будет и самого государства. Поэтому я решил поделиться своими мыслями по поводу того, как спасти страну, как создать условия для развития малого и среднего бизнеса.

Тяжелый путь к легальному бизнесу

Вспоминаю президентскую кампанию. Нынешний вице-премьер по экономике Сергей Тигипко в комментарии «Зеркалу недели» в феврале нынешнего года, будучи одним из претендентов на премьерское кресло, заявил: «Чтобы Украина вышла из кризиса и стала конкурентоспособной модерновой страной, необходимы изменения. И тут без непопулярных шагов не обойтись. Политики должны отказаться от популистских обещаний и взять на себя всю полноту ответственности за ситуацию в стране. Несомненно, это будет сложный процесс, который нуждается в большой разъяснительной работе. Эти шаги чрезвычайно болезненны с точки зрения людей, но они необходимы для повышения их благосостояния в будущем». Среди первоочередных шагов Сергей Тигипко называл дерегуляцию экономики, административную реформу, пересмотр фискальной политики и отказ от социального популизма. Я — НА СТО ПРОЦЕНТОВ «ЗА».

Мы готовы к реформам. Наш комитет предложил концепцию изменения упрощенной системы налогообложения (табл. 3, 4). Наводить в этой сфере порядок нужно было уже давно, но только делать это необходимо аккуратно, чтобы не навредить настоящему малому бизнесу. Думаю, никому не открою Америку, если скажу, что многие просто-напросто минимизируют свои налоги, уменьшают объемы начислений на заработную плату и отмывают деньги при помощи упрощенной системы налогообложения: крупный бизнес регистрирует свои подразделения как малые предприятия, которые платят единый налог, они оказывают друг другу услуги и вроде бы закон не нарушают. Де-факто большое предприятие работает как единое целое, получает немалые доходы, а де-юре, оно представляет собой группу «единоналожников», которые платят минимальные отчисления. В результате в бюджет деньги не доходят, соответственно, зарплаты и пенсии повышать не из чего.

Мы предлагали перевести рыночников, которые в большинстве своем являются не предпринимателями, а просто нанятыми работниками, с фиксированного налога на единый. Они, а вернее, их хозяева, которым бы пришлось платить несколько больше, подняли крик. И, например, Сергей Тигипко решил не раздражать 3 миллиона человек, работающих на фиксированном налоге. Хотя, поверьте, таких предпринимателей на самом деле намного меньше, потому что под упрощенкой нередко скрываются оптимизаторы, которые отмывают доходы, пользуясь льготами, предоставленными государством малому бизнесу еще 12 лет назад. И именно здесь нам предстоит провести нелегкие, не всем приятные изменения.

Да, я понимаю, что реформы — это дело неблагодарное. Они не приносят быстрых дивидендов в виде высоких рейтингов. Но это нужно делать и точка.

Поборы чиновников — это второй бюджет

Начать изменения исполнительная власть, считаю, должна непосредственно с себя. Правительства разных каденций были плохими администраторами. Подтверждают сказанное не только низкие позиции Украины в международных рейтингах экономических свобод. Сегодня в стране действуют 85 контролирующих органов, и это самый высокий показатель в странах бывшего Союза и Восточной Европы (табл. 5).

Сейчас в Украине подлежат лицензированию 78 видов хозяйственной деятельности и 2250 видов работ. Только в строительстве, начиная с 2008 года, прежнее правительство «благословило» лицензирование почти 700 видов работ. Сегодня нужно получать лицензию даже на поклейку обоев и покраску стен! Параллельно с лицензированием используются и другие обязательные ограничения бизнеса, в частности, сертификация, стандартизация, всякие СНиПы, ГСН, лицензионные договора. Вдобавок предпринимателю необходимо получить разные заключения, разрешения, спецразрешения, согласования, аккредитационные сертификаты. Более того, большинство документально-разрешительных мытарств предприниматели вынуждены проходить каждый год. Думаю, никто не сомневается, что подобное дублирование этих процедур существует главным образом для теневого выкачивания денег из бизнеса.

По состоянию на сегодняшний день правительствами разных каденций издано более 200 постановлений с перечнями платных услуг. Правда, в большинстве случаев под названием «государственные услуги» или «дополнительные госуслуги» прописаны виды деятельности, не имеющие отношения ни к государственным, ни к услугам вообще. В основном они либо создают дополнительные препятствия на пути развития бизнеса, либо выкачивают деньги. Наглядная иллюстрация: право на проведение обязательной археологической экспертизы Институт археологии НАН делегировал дочерним предприятиям ГП «ОАСУ», которые выставляют завышенные счета на исследования того или иного участка. Стоимость услуг порою достигает сотен тысяч гривен. Или еще одна: Минэкологии привлекло к процедуре экологических экспертиз так называемое госучреждение «Государственная экологическая академия последипломного образования и управления». Стоимость «предлагаемых» обязательных услуг — 60 тыс. грн., которые поступают на счета небюджетной организации. Таких примеров множество и по МВД, МЧС, Минздраву, да и другие ведомства не отстают.

Кому показалось мало оказанных услуг, тому самое время заняться «благотворительностью». Различные благотворительные фонды как грибы растут при «контролерах»: чем больше контрольных и силовых полномочий, тем больше фондов и тем больше их бюджеты. Но вы будете удивлены: до последнего времени никто даже не думал провести учет всех этих очагов «благотворительной деятельности» и выяснить, сколько же они снимают денег с украинцев, а также куда эти деньги расходуются. Зато известны случаи, когда ни министр, ни его замы не знали о существовании под сенью ведомства того или иного фонда, в то время как «рэкетирская» лавочка превратилась в частный бизнес номенклатуры среднего звена.

Но, пожалуй, наибольшей проблемой бизнеса является администрирование налогов. Я в последнее время часто общаюсь с представителями малого и среднего бизнеса, и многие из них жалуются на бесправие. Сегодня мало быть честным налогоплательщиком, поскольку исправность уплаты налогов не гарантирует вам лояльность инспектора. На днях состоялась дискуссия по поводу использования кассовых аппаратов. «Мы не против этих аппаратов, но нас пугают громаднейшие штрафы даже за малейшую ошибку», — говорят предприниматели. Однако кассовые аппараты вводить нужно, и мы будем это делать. Потому что, например, в прошлом году через кассы по всей стране прошло товаров на 375 млрд. грн., а по данным Госпотребстандарта, украинцы покупали как минимум в два раза больше.

Список стоп-сигналов для бизнеса можно подытожить упоминанием о разрешительной и регистрационной системах. Чтобы построить нежилое помещение в Киеве, например, необходимо пройти 30 разрешительных процедур, которые отнимут у вас 476 дней. Для сравнения, в Гонконге аналогичная процедура забрала бы у вас 67 дней, на протяжении которых необходимо пройти только семь процедур. Скажете, что китайцы строят в Гонконге менее надежные здания? Или посреди сквера в центре Гонконга «вдруг» вырастают небоскребы? Отнюдь.

Эти разрешения, лицензии, согласования и штрафы составляют суть государственной репрессивной машины, которая нацелена на «дофинансирование» голодных чиновников. По этому поводу в своем блоге я недавно опубликовал загадку: «Почему пожарный злой?». Ответ прост: «У него маленькая зарплата, но при этом он тоже хочет кормить семью».

Вскоре я смогу доказать, что в виде поборов снимается второй бюджет. Госкомпредпринимательства организовало системный опрос на эту тему, и его результаты я обещаю огласить в СМИ.

Практически 2/3 работающих украинцев — в тени или на минималке

Теперь об обратной стороне медали — о предпринимателях. Когда Сильвио Берлускони впервые баллотировался на выборах в 1994 году, он огласил свою знаменитую программу «100 дней». Один из фундаментальных разделов будущий премьер посвятил борьбе с теневой экономикой. Он писал: «Теневая экономика в Италии достигла очень больших масштабов, и она морально неприемлема. В Италии процент «неправильных» рабочих составляет около 23% от общего количества. Это вопрос не только нелояльной конкуренции или недостаточного налогового взноса. Это вопрос лояльности и культуры в демократических учреждениях». Победив в избирательной кампании и впоследствии став премьер-министром, Берлускони вывел страну из кризиса, подняв уровень жизни итальянцев.

В Украине сейчас проблемы не меньшие. В коммерческом секторе более миллиона предприятий. Около 120 тысяч директоров официально выписывают себе минимальную заработную плату, соответственно — бухгалтерам и работникам тоже. Это при том, что в действительности практически невозможно найти работника меньше, чем на 1,5—2 тыс. грн. Умный человек не будет ставить бухгалтерскую подпись меньше, чем за 2—2,5 тыс. грн. Да и директора на реально работающее предприятие меньше, чем за тысячи четыре гривен вы не сыщите. Кто хочет поспорить, перелопатьте сайты с предложениями вакансий. Вряд ли вам удастся опровергнуть мои слова.

Может, стоит установить индикативную заработную плату для директоров, бухгалтеров и квалифицированных работников? Такой опыт внедрен в Германии, Великобритании, Италии, Болгарии и даже России. Согласно этой идее, директор не может получать меньше 5 минимумов, бухгалтер — 3,5, работник — 2. Суммарно эффект от реализации этой идеи может составить около 50 млрд. грн., которые попадут в казну. И при этом не вводится ни один новый налог, просто защищается легальный бизнес, он становится более конкурентоспособным в борьбе с нелегалами. Кроме того, при этом в стране примерно на треть уменьшится количество субсидий, поскольку предприниматели-оптимизаторы активно пользуются этим инструментом социальной защиты.

Во что же в целом выливается стране сокрытие зарплат? По данным Пенсионного фонда, у нас примерно 13 млн. пенсионеров и столько же работающих. Чтобы получать в будущем минимальную пенсию в 706 грн., до этого украинец должен получать 1600 грн. зарплаты. Получается, что миллионы сограждан не могут обеспечить себя пенсией, поскольку их легальная заработная плата ниже. В итоге в Пенсионном фонде возникает недоимка, и государство должно печатать деньги. За один только период правления Юлии Тимошенко дотации государства ПФ составили 79 млрд. грн. Эти деньги были буквально вброшены в экономику, из-за чего курс за каких-то полгода обвалился до 8—9 грн. за доллар, то есть на 60%. В цивилизованных странах такое отношение правительства к своим гражданам называется инфляционным налогообложением. Этот налог считается самым тяжелым, поскольку им облагаются не только текущие доходы граждан, но и сбережения предыдущих периодов.

И теперь я хочу спросить «оптимизаторов» и «теневиков»: как вы хотите жить дальше? Вы хотите курс 10—12 гривен за доллар? Плюс полное отсутствие дорог, лекарств в больницах и ничтожную пенсию пенсионерам? Я предлагаю иной вариант развития событий. Мы, граждане Украины, можем себя защитить.

100 ступеней к экономической свободе

Общество требует борьбы с коррупцией.

Власть призывает к наступлению на теневой бизнес.

Все призывы и требования правильные… Но нельзя проводить реформы только в одном каком-то направлении: невозможно побороть взяточничество во власти, пока предприниматели «прохлаждаются» в тени, и наоборот, мы не сможем добиться легализации бизнеса, пока бизнес должен платить взятки за ускорение разного рода разрешительных процедур, лицензирование и т.д. Поэтому я предлагаю проводить социально уравновешенные изменения, касающиеся обоих вышеупомянутых направлений.

Начнем с борьбы с коррупцией. До последнего времени принято немало программ, но эффективность каждой из них была ноль целых ноль десятых. Необходим другой путь, доказавший свою эффективность в большинстве цивилизованных стран мира, — это уменьшение регуляторных функций государства. За точку отсчета предлагаю взять международный рейтинг Doing business, измеряющий зарегулированность бизнеса. В рейтинге за 2009 год Украина занимает 142-е место. Я осмелюсь предложить программу «Сто ступеней к предпринимательской свободе», реализовав которую, наше государство в упомянутом рейтинге поднимется приблизительно на 40-ю позицию.

В настоящее время Госкомпредпринимательства готовит такую программу, и вскоре мы сможем обсудить ее с общественностью. Пройдя эти «100 ступеней», Украина по степени экономической свободы окажется в ряду таких государств, как Кипр, Словакия, Армения и Киргизия, занимающих достаточно высокие позиции в рейтинге свободы ведения бизнеса. Иными словами, страна сможет отказаться от значительного количества ненужных регуляторных процедур, а само администрирование бизнеса будет проще и дешевле. Я думаю, нам удастся изменить сам статус процедур: вместо разрешительных (на большинство видов деятельности) они станут запретительными (на некоторые виды). Например, без прохождения процедур лицензирования запрещено будет заниматься выпуском алкогольной продукции или оружия.

Уже сейчас комитет разработал несколько важных законопроектов, способных изменить отношение чиновника к предпринимателю. Начну с проекта закона о повышении ответственности чиновников за нарушение разрешительного и регуляторного законодательства. Если раньше чиновник не подписывал кому-то документы в установленные законом сроки, то это была проблема только предпринимателя. Теперь это станет проблемой чиновников. Если госслужащий нарушит разрешительное законодательство раз — уплатит в виде штрафа пять окладов, нарушит второй раз — на годы лишится права находиться на госслужбе. Прогрессивная роль и у проекта закона «О молчаливом согласии»: если чиновник вовремя не рассмотрел какую-то заявку бизнеса, то по истечении срока рассмотрения она автоматически вступает в силу, а чиновнику грозит наказание, предусмотренное законом.

Мы также намерены расширять сферу действия декларативного принципа: по декларации нужно открывать и закрывать бизнесы, переводить квартиры из жилого фонда в нежилой и наоборот. При этом вы не обязаны бегать за разными справками, поскольку государство само должно создавать межведомственные реестры, доступ к которым будет у чиновника и без дополнительной оплаты. То есть меняется сам подход власти: государство уже не разрешает вам, оно просто принимает декларацию о ваших намерениях и выполняет необходимые регистрационные процедуры. Понятно, что прежде всего нужно создать единые электронные реестры.

Уже разработан и отправлен в парламент законопроект, благодаря которому вместо четырех отчетностей по фондам социального страхования предприниматель будет сдавать одну, и вместо четырех проверок тоже будет одна.

В ближайшее время мы намерены уменьшить количество лицензируемых видов деятельности на 40%. Я также выступаю за введение процедуры банкротства физических лиц, что позволит менее болезненно избавляться от кредитного бремени в кризисных ситуациях. Я за защиту бизнеса от хаоса. Если вы строите заправку, то должны быть уверены, что возле нее не построят другую. Если вы вкладываете деньги в строительство супермаркета, то должны быть защищены от того, что рядом не появится еще два аналогичных, возведенных с нарушением норм. Думаю, добьемся того, что ГНАУ будет выдавать цифровые ключи бесплатно.

Я обо всем этом говорю так уверенно, поскольку другого пути развития у страны нет. Легальный бизнес нужно защищать и создавать условия для его развития. В качестве примера могу сказать, что Госкомпредпринимательства дорабатывает идею создания кластеров — группы взаимосвязанных бизнесов, сконцентрированных территориально, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества. По опыту других стран можно сказать, что кластеры способны улучшить социальную ситуацию в том или ином регионе, поскольку позволяют создать высокооплачиваемые рабочие места. Помимо этого, мы также намерены развивать и обучающие программы для бизнеса: начиная от программ для начинающих и заканчивая тренингами по написанию бизнес-планов. Думаю, что мы даже проведем конкурс бизнес-планов, и победители получат довольно выгодные кредиты от Украинского фонда поддержки предпринимательства.

Социальная ответственность бизнеса

5 января 1914 года автомобильный магнат Генри Форд сделал нечто, наверное, совсем абсурдное с точки зрения большинства нынешних бизнесменов. Он установил на своем предприятии минимальную заработную плату для рабочих в размере пяти долларов. По тем временам это было в два раза больше, чем в среднем в Америке. И Форд об этой своей щедрости никогда не пожалел. Бизнесмен, которого сейчас бы окрестили олигархом, рассчитал: если его рабочие будут получать больше, они смогут покупать ими же производимые автомобили, при больших объемах производства продажи быстро возрастут, а значит, увеличатся и его собственные доходы. В результате за 19 лет выпуска самой популярной модели «Форд-Т» только в Соединенных Штатах было продано более 15 миллионов авто, а в стране начал формироваться средний класс, для которого автомобиль был не роскошью, а средством передвижения. Вот вам удачный пример бизнеса, который думает глобально.

Можно вспомнить и опыт Дании по корпоративной социальной ответственности, которая предполагает партнерство и взаимную выгоду для государства, бизнеса и общества. Бизнес должен зарабатывать, не нарушая прав людей. Для компаний, которые работают по такой системе, в Дании предоставляются определенные преференции. Предлагаю перенять этот опыт и нам.

Естественно, я понимаю, что бизнес не будет работать в ущерб себе. Обязуюсь сделать так, чтобы предпринимателям стало легче дышать, но и от бизнеса жду встречных шагов. Полностью поддерживаю начинания главы государства по уменьшению налогового давления на малый и средний бизнес. Вы не услышите от меня ни одного слова, что нужно повышать налоги. Но при этом я буду требовать, чтобы работникам платили белую зарплату, а отчисления в Пенсионный и страховые фонды уходили в полном объеме. Никто не собирается отменять упрощенную систему налогообложения, но нужно, чтобы все понимали: упрощенка — это не возможность для «минимизации», «оптимизации» и «тенизации», а прежде всего — это способ облегчить ведение налоговой и бухгалтерской отчетности.

Формируя бюджет-2010, власть уже послала важный сигнал обществу: новых налогов в текущем году для предпринимателей не будет. В следующем — малому бизнесу следует ожидать начала пятилетних каникул, уменьшения количества проверок, упрощения отчетности, выполнения ряда других обещаний, данных тогда еще кандидатом в президенты Виктором Януковичем. В настоящее время продолжается работа над Налоговым кодексом страны, в котором все упомянутые идеологемы будут учтены. Кому-то, может, хотелось бы каникул уже сейчас, однако изменение налоговой базы «на сейчас» запрещено законодательством. Кроме того, более правильно системно разработать вместе с предпринимателями новый кодекс, нежели «рихтовать» неимоверное количество уже существующих законопроектов.

Одновременно с Налоговым кодексом нам нужно менять и страну, в которой мы живем. Я за повышение налогов для очень богатых и введение для них прогрессивной шкалы налогообложения. Я за ограничение максимальных пенсий и ликвидацию такого рудимента, как пенсии в 100 тыс. грн. Нахожу также необходимым отменить практически все льготы, ибо льготы — это коррупция и недобросовестная конкуренция. Считаю, что правительство должно подтвердить, что для малого и среднего бизнеса в ближайшее время не будет повышения налогов, в том числе — в Пенсионный фонд и Фонд социального страхования.

Но!.. Но взамен общество должно получить социальную ответственность предпринимателей. Не должно быть такого позорного явления, как найм людей на работу без заключения трудового соглашения. Не должно быть зарплаты в конвертах без уплаты подоходного налога и отчислений в ПФ. И для начала нужно удвоить минималку и остановить работу «стиральных» машин.

Меня часто спрашивают: кого вы защищаете на посту главы Госкомпредпринимательства — государство или бизнес? Конечно, бизнес, но легальный.

Мы защищаем людей, честно проработавших всю жизнь и теперь желающих достойно встретить старость. Я защищаю право на хорошие дороги, качественную медицину, бесплатное образование. А это все связано с легальным бизнесом.

Бизнес, который получит совершенно новые условия хозяйствования, должен нести патриотическую и социальную ответственность перед обществом. Но при этом я четко отдаю себе отчет, что государство также должно выполнять свою социальную функцию — поддерживать национальное предпринимательство, а не грабить его. И это я называю социальным партнерством.

Совершенно искренне надеюсь, что президент и премьер придерживаются такого же мнения. Тем более что в условиях кризиса другого выхода из ситуации нет.

P.S. Нам наконец-то удалось совершить прорыв. На совещании у премьер-министра Николая Азарова было принято решение о сокращении перечня подлежащих лицензированию видов работ более чем на половину. Список лицензий на виды деятельности также уменьшится почти на треть. Из присутствующих министров — «за» был только Нестор Шуфрич. Но я увидел, что политической воли у премьера достаточно, чтобы принимать важные для развития предпринимательства решения. Через пару недель планируется такое же совещание по разрешительной системе и введению принципа «молчаливого согласия».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно