Михаил Бродский: «Мы настолько безнадежно запущены, что даже если просто нас помыть, эффект будет огромный»

9 апреля, 2010, 17:55 Распечатать Выпуск №14, 9 апреля-16 апреля

Правила игры на поле предпринимательства будут меняться: в Госкомпредпринимательстве появился генератор идей Михаил Бродский...

Правила игры на поле предпринимательства будут меняться: в Госкомпредпринимательстве появился генератор идей Михаил Бродский. Чего ждать бизнесу от коллеги, а бюджету — от предпринимателей? Кто экономике более ценен — олигарх или малый бизнесмен? Не погибнут ли идеи, пройдя через бюрократические родовые пути? Насколько будут мешать новациям коррупция и чиновники? Какова миссия семейного бизнеса? Эти и другие вопросы «ЗН» предложило осветить новому главе Госкомпредпринимательства, который уверен, что порядок можно навести за полгода. Была бы на то политическая воля…

— Михаил Юрьевич, сегодня упрощенную систему налогообложения используют миллионы наших сограждан. И они, конечно же, хотят знать, как и когда их коснутся реформы?

— Упрощенная система была создана указом президента, и заменить ее может только закон. Подготовить закон в новый бюджет физически невозможно. Кроме того, есть еще несколько причин. В Украине создана самая крутая в мире офшорная зона. Одни за счет упрощенной системы налогообложения выживают, а другие жируют. И как только начинаются разговоры об изменениях, сразу же поднимают крик те, кто жирует. Именно они имеют по тысяче МАФов (малых архитектурных форм. — Ред.), они свои супермаркеты переделали в точки якобы «единщиков», это они торгуют оптом и занимаются отмыванием НДС, завозят контрабанду, сдают в аренду огромные элитные дома в Конче-Заспе и так далее. А мы, дабы изменить этот закон, не имеем не только времени, но и политической воли. Потому что изменить ситуацию для малого бизнеса нельзя, не ухудшив ее для олигархов и теневиков. Поэтому превращение этого указа в закон начнется только после того, как мы поймем: а) кто эти 3 млн. зарегистрированных «единщиков», из которых 1,5 млн. плательщиков; б) какими они занимаются видами деятельности. Все нужно не просто статистически собрать, но и проанализировать.

И лишь потом заниматься какими-то хирургическими мерами, которые должны быть в первую очередь направлены на выключение «стиральной машины», а не на отъем у людей удочек. Чтобы количество предприятий у нас прирастало не по 2% в год, а по 20. Чтобы наконец-то 60% бюджета наполнялось этими людьми. Повторю, наводя порядок в «офшоре», мы не можем выплеснуть с водой младенца. Напротив, должны дать этому младенцу вырасти.

С другой стороны, все налоги упрощенцев идут на выполнение обязательств местных бюджетов: зарплаты врачей, учителей. Если мы хотим повысить им заработки, тогда давайте платить не по 200 грн. единого налога, как мы это делали еще в 1998 году при курсе 2 грн. за долл. При этом мы не замечаем, что падение курса – это тоже налогообложение! Причем не только прибыли, но и сбережений. Мы спрашиваем, когда наконец местный бюджет купит лекарства в больницы, отремонтирует дороги? Но при этом не говорим, где он на все это возьмет деньги.

— Для дорог предусмотрен транспортный сбор.

— Транспортного сбора хватает ровным счетом чтобы заасфальтировать место под припаркованной машиной. Но давайте же будем строить дороги по современным технологиям, чтобы не образовывались ямы. Мы хотим одним налогом что-то изменить? Не получится. Потому что нельзя требовать от предпринимателей столько отчетности. Нельзя от бухгалтерии требовать столько деклараций и вообще такого ведения бухучета. И еще миллион таких нельзя. Зато нужно комитету по ценам ковыряться в калькуляциях заправочных станций, где зарабатывают олигархи. И поверьте — поковыряемся.

— Там же Антимонопольный ковыряется.

— Антимонопольный никогда не найдет. Он беспокоится, чтобы не было сговора, который есть, но который не хотят подтвердить. Но разбираться придется… Нужно войти в калькуляцию. Ведь если цена формируется не в Украине, а в офшорах, откуда завозят нефть уже по завышенной цене, то прибыли нет. И им нет разницы, какой у нас налог на прибыль — она остается за границей. При этом владелец вертикально-интегрированной компании зарабатывает до 100% прибыли. Если государство получает
88 коп. акциза с одного литра проданного топлива, то это уже не смешно. А ведь эти деньги идут напрямую в Автодор, который строит дороги в два-три раза дороже, чем это должно быть. Вот насколько все увязано. Даже электронный документооборот невозможно запустить, потому что действует какой-то приказ или договор, по которому фирма N навязывает всем министерствам свои программы, которые к тому же не работают. А если есть какие-то реестры, то каждый год, согласно подписанным договорам, к ним приходится заказывать новое программное обеспечение за миллионы.

— Это те самые программы для реестра юридических и физических лиц, которые обходятся комитету по миллиону гривен в месяц?

— Нет, миллионных роялти у нас нет. (Это в Минюсте идут роялти, которые посчитать невозможно. Миллиарды.) Кстати, программа не принадлежит государству. И так везде. Как и сто лет назад, носят бумаги по министерствам, хотя есть система электронного документооборота. Т.е. мы говорим, что нужно брать больше налогов, но они уходят непонятно на что. Вот пример из жизни: тендер на обновление сайта одного из министерств за 570 тыс. грн. Тендер, слава Богу, отменили, но сам факт налицо!

Годами строились коррупционные пирамиды, которые передавались из рук в руки как переходящее красное знамя. И тишина… Как на кладбище. Я через вашу газету предлагаю всем политикам и министрам разобраться с тем, что было, и сказать, что мы не огульно критиковали предыдущую власть. Давайте покажем все, что было, и начнем жизнь по-новому. А кто не показал, значит, вошел в это болото, принял эстафету. Я так понимаю. Когда-то нужно подрывать эти пирамиды. Ведь меняются руководители и меняются программы, и каждая даже самая маленькая программа покупается за миллионы. Бланки лицензий покупают в два раза дороже. Нигде в цивилизованном мире нет платных доверенностей. А мы на это дополнительно вынимаем средства из карманов предпринимателей. Я дал поручение проанализировать администрирование бизнеса. Нужно понять, сколько бизнес тратит на взятки и на всевозможные официальные платежи, половина из которых это тоже коррупция. Налоги налогами, но нужно думать и над тем, как ненужные поборы прекратить.

Придумывают какую-то схему, к примеру, тендерная палата, которая вынимает деньги не только у предпринимателей, но и из бюджета. Я хочу разобраться с электронными ключами. Мое мнение: придумана очередная схема вынимания денег. Электронный ключ — это такой же грабеж, как и бланки лицензий или доверенностей.

— Чтобы сегодня предприятие открыло счет, требуется, в частности, выписка из реестра юридических и физических лиц, а она тоже делается на защищенном бланке, и за нее тоже придется заплатить, а еще выстоять к регистратору общую очередь.

— Я все знаю. Это же касается и других реестров. Они, конечно, нужны. И какие-то деньги за информацию из них надо платить, но в рамках обоснованной себестоимости.

— Кроме того, электронные ключи еще и навязывают. Кому это нужно?

— За этим всем стоят жены и дети власть имущих. Причем бывших, что самое интересное. Им мало «ренты», которую они имеют, когда сидят в креслах, они хотят на всю жизнь приватизировать потоки. Так давайте начнем «рубить» хотя бы такие схемы.

— Насколько это реально и что для этого потребуется?

— Для этого нужна политическая воля. Я не могу. Я не могу даже описать вам все это. Но ток-шоу, в котором клоуном выступает народ, должно наконец закончиться.

Лишь после того, как мы хотя бы частично ограничим все эти поборы и остановим чиновников, к 2011 году будет подготовлен закон о едином налоге.

— Каким образом вы собираетесь облагоразумить чиновников?

— В Украине приняты самые прогрессивные законы по разрешительной системе и регуляторной политике. Но они не работают, поскольку дисциплинарная ответственность для чиновников предусмотрена, но не уточнена. Недавно я прописал в одном из законопроектов дисциплинарные санкции. Считаю, что надо начинать с персональной ответственности каждого чиновника-нарушителя. Для начала — пять окладов, на второй раз — на три года запрет на профессиональную деятельность госчиновника, на третий — пожизненный запрет. Я уверен, что это серьезно изменит ситуацию. Этим же законом предусмотрен трехмесячный срок для самостоятельной отмены органами власти всех подзаконных актов. Премьер Азаров поддержал эту меру. Правительство ставит задачу в три месяца все закончить, всю «регуляторку» отменить и навести порядок. Но это невозможно, ведь за этим сотни тысяч регуляторных актов.

Далее. В регионах у комитета есть представительства. Все люди туда назначались по согласованию с губернатором, который давал свои предложения по кандидатурам. И потом эти люди сидели на госбюджете, но работали на местную власть, а не защищали предпринимателей.

— Поэтому вы сократили все представительства?

— Из Минфина пришло такое предложение. Теперь мы будем сами назначать людей и закреплять их за регионом. Уполномоченные общественные представители будут в каждом городке. Они за всем будут наблюдать, а решение приниматься здесь, а не в регионе под патронатом губернатора. Вы думаете, сколько проверок провели в прошлом году 27 представительств? Ни одной. А зачем они тогда нужны? Офисы, люди, зарплаты… На самом деле в госкреслах сидели представители структур, в основном «крышующих» свои бизнесы. А 174 советника у Александры Кужель? Я сегодня разговаривал в Фонде госимущества, там говорят, мол, у нас постоянно ходят советники г-жи Кужель и угрожают. Впрочем, такое было и до Кужель, но она была особенно активной. Т.е. еще одна функция — лоббистский клуб. Только мы его закроем.

Был также создан департамент для внедрения важных инвестиционных проектов. Штат 20 человек. А для чего, понимаете? Все, кто хочет в Украине открыть свой бизнес, заходят сюда, и здесь им помогают лоббировать… за недорого. А давайте, может, поработаем над законами, чтобы все были в равных условиях, чтобы иностранец не искал себе административное лобби, а спокойно открывал свой бизнес? Ведь стране нужны инвестиции массово. Стране нужен средний класс. Его появление — это и есть главная задача реформ! Я всегда говорил, что шесть миллионов человек по
10 тыс. долл. это намного больше, чем
10 крупных иностранных компаний даже по миллиарду. Вот над чем мы должны работать. А сколько наших людей работают за границей и сегодня не имеют возможности цивилизованно распорядится своими деньгами? Разве они не предприниматели? Разве они не предпринимают усилия?

— Эти люди в прошлом году дали Украине 3 млрд. долларов.

— А почему мы не можем принять закон и дать им возможность открыть счета заграницей? Чтобы их не грабили. Люди, желающие работать за границей, должны купить у государства за 1 грн. лицензию на пять лет с нулевой ставкой дохода. Это даст возможность государству понимать количество гастарбайтеров, а самим гастарбайтерам свободно инвестировать заработанное в украинскую экономику.

— Все ли вас устраивает в принципе молчаливого согласия, который сейчас на слуху и должен был вступить в действие с 1 апреля?

— Это одна из наработок прошлого правительства. Если предприниматель подает заявку на какой-то разрешительный документ, и ему в течение десяти дней официально не отвечают, то он автоматически получает это разрешение. Но во-первых, разработчики документа забыли отменить в Административном кодексе ст. 164, и мы к этому закону подали изменения, а во-вторых, министерства не хотят нам давать перечня разрешений, попадающих под действие этого принципа. То же самое по лицензиям. Мы хотим в два раза их сократить. Еще раз повторяю, нужна политическая воля. Пока же эту идею вопреки желанию министерств продавливает премьер.

Я считаю, что не может быть такого вида регистрации, как молчаливое согласие. Это не новый вид регистрации, это просто предупреждение чиновникам, что они обязаны вовремя отвечать людям и четко выдавать документы, если на то есть основания, или вовремя отказать. Иначе это превратится в плату чиновнику за молчание. Поэтому в закон о наказаниях мы вписали норму: если вступил в силу принцип молчаливого согласия, виновный в этом чиновник попадает под санкции. Не может данный закон быть без ответственности, иначе превратится в кормушку. У меня вообще такое впечатление, что сами чиновники инициировали этот закон. Представляете, если ты выдал незаконную лицензию, то несешь ответственность, а если просто не ответил и человек получил эту незаконную лицензию, то с тебя и взятки гладки. Красота!

— В нашей стране любой закон могут вывернуть так, что его потом не узнаешь. Что тут можно сделать?

— Нужно менять средний слой в министерствах. Ведь там работают родственники, друзья, сваты… Система ниппель: сюда проект документа заходит — обратно не выходит.

— А как быть предпринимателям-заемщикам, которые не тянут свои кредиты?

— В Италии принят закон о помощи малому бизнесу и физлицам, попавшим в трудное положение в связи с кризисом. Попал, тяжело, не можешь платить тело кредита — через 45 дней банк обязан освободить тебя на 18 месяцев от погашения тела кредита. Такой закон нужно было принять полтора года назад, когда начался кризис. Итальянцы так и сделали. У нас предприняли всего две антикризисные меры. Юлия Владимировна понизила стоимость газа для химиков и металлургов за счет бюджета, т.е. за счет «единоналожников». И понизила для них тарифы на перевозки. Я же предложил законопроект, аналогичный итальянскому, и отдал его наверх. Пришел ответ, в котором в законопроект вписали всего одну фразу: «по согласованию с банком». Т. е. обязательную отсрочку изменили на договорную, понимаете! Но мы же решили, что не будем заниматься пчелами. Мы говорим о эффективной власти. Тогда, господа, давайте же и будем эффективными.

Я уже не говорю о времени, которое требуется для проведения этого закона. К тому времени у тысяч заберут квартиры, и закон этим людям уже будет не нужен. Но, подождите, -- законопроект еще придет в сессионный зал. А тут как включатся в игру банки, у которых сегодня по 10% кредитов в судах…

Есть, правда, другой подход. Премьер-министр собирает совет коалиции, берет новации, наработанные за неделю, дает поручение и устанавливает срок. Заходит проект в зал, и за три недели закон есть. Вот это называется эффективная власть и реформы. Идеи у нас есть. Не хватает полномочий и мешает противостояние среднего чиновничьего аппарата.

— За счет чего можно поднять минимальную пенсию?

— Чтобы заработать минимальную пенсию, сегодня вы должны получать 1500 грн. Но если вы получаете минимальную зарплату 800 грн., пенсия минимальная за вами остается, хотя вы на нее не заработали. Я внес предложение повысить минимальную зарплату для всех коммерческих предприятий и физлиц. Для бюджетных предприятий этого сделать нельзя, потому что там существует целая сеть законов, связанных в одну квалификационную сетку. Если поднимаешь минималку, то автоматом зарплата растет у всех, и бюджет это не потянет. Но в коммерческих предприятиях можно. Я предложил: «Давайте примем закон о том, что там меньше, чем две минимальные зарплаты, платить нельзя».

Тут же явилась организация работодателей, у которых существует договоренность с Кабмином о согласовании. Профсоюзы «за», а работодатели говорят: «Вы нас обанкротите». Хотя сегодня ни на одном крупном предприятии нет зарплат меньше 2000 грн.

А бухгалтерам надо платить три минимальные зарплаты, потому что вы не найдете сегодня ни одного бухгалтера, который бы зарабатывал менее
2000 грн.

— В результате на предприятиях не станет главных бухгалтеров.

— Расшифрую: можно платить хоть сто гривен, но налоги заплатить сполна. Директору предприятия — пять минимальных зарплат. Это, между прочим, европейские нормы. Мы не отменяем единый налог, но мы говорим о том, что зарплата обязательно должна соответствовать рынку. Этот закон не ухудшает ничего: не вводятся дополнительные налоги, не повышаются ставки, не изменяется администрирование… Но при этом мы еще и защитим официальный бизнес, который платит, находясь в неравных условиях с теми, кто не платит налоги. Роль государства состоит в том, чтобы защищать рынки и думать о тех, кто работает легально. В этом я вижу стратегию работы комитета. Мы будем защищать легальный бизнес.

— Через законы?

— Да. И через изучение этих рынков. Вот сейчас я изучаю МАФы.

— Ну и как МАФы? По моим наблюдениям, растут как грибы после дождя.

— Вы считаете это нормально? Люди взяли кредит построили большой маркет, легально платят зарплату, аренду, налоги. А вокруг него начинают строить МАФы. Мне пишут письма, что никакие это не малые предприниматели. 800 МАФов у г-на Ламбуцкого, директора «Киевпастранса». 1000 — у папы Басса, зама Черновецкого и так далее. А, не дай Бог, пожар? Пожарные же не подъедут! То же самое рынки, которые, по большому счету, являются большими супермаркетами. Они тоже обрастают киевскими коммунальными рынками зама киевского мера Шовкуна. Сейчас я эту информацию легальных бизнесменов о нелегалах упорядочиваю и готовлю в прокуратуру, премьеру, президенту. Мы хотим налоги с легального бизнеса? Тогда давайте его защитим от теневого. Мы хотим продать лицензию казино за 5 млн. долл., которая раньше стояла 150 тыс. евро. При этом в каждом городе сегодня функционирует по десять нелегальных клубов. А в «Премьер паласе», несмотря на запрет, работает казино. Какой-то судья в Харькове принял такое решение, невзирая на закон. Я в субботу иду туда играть с журналистами. Если государство не будет защищать легальный бизнес, то он будет вынужден уходить в «тень».

— А каким в вашем понимании должен быть семейный бизнес?

— Я уже 18 лет хожу в Италии в гости к Франко. Он бармен. У него два сына, которые ему помогают вечерами после работы. Жена стоит на кухне, а теща убирает. Помещение у них арендованное. Я не хожу в бар выпить, а хожу к нему в гости. Он знает, что я не пью с сахаром, он всегда спросит, как моя дочка, у него висят фото клиентов и их детей. Это трогательно. Рядом построили 20 шикарных баров, но я иду к нему. Семейный бизнес позволяет четко понимать маркетинг, позволяет самому себе платить зарплату.

— Кто же ведет бухгалтерию?

— У них нет бухгалтера, юридические и бухгалтерские документы поступают в специальную структуру, специалисты которой ведут все расчеты и даже отчитываются перед налоговой за семейный бизнес. Франко занимается бизнесом 24 года. За это время его не проверяли ни разу. Вот это семейный бизнес. А у нас — дядя купил тысячу МАФов, или контейнеров на базаре, или рекламных щитов. Это все чиновничьи компании. В этом тоже надо навести порядок. Никакой это не малый бизнес. Хотя они будут кричать: малый бизнес разрушают.

— Но они сдают эти МАФы в аренду малому бизнесу.

— Сдают и выкачивают все из этих несчастных людей, которые вынуждены продавать контрабанду.

Есть очень много идей. Но начинать нужно с глобальных. Навести порядок в министерствах и включить рычаг под названием политическая воля, чтобы то, что мы здесь вынашиваем, смогло родиться. Побороть коррупцию. Хотя бы системную.

— Теперь уже не нужно платить огромные взятки за работу на Барабашевке или «7-м километре»?

— Да это не взятки. Это теневой платеж. У нас в Украине существует четыре оптовых рынка, через которые проходит 80% контрабанды. «7-й километр» для нашего комитета это вообще головная боль. Вчера я переназначил директора рынка «Південний», примыкающего к «7-му километру». Он одноклассник Димы Кужель, которой курировал «7-й километр». Не хочу быть огульным, мы только начинаем разбираться, но уже сейчас можно сказать, что у этого сладкого предприятия за год образовалось 5 млн. кредиторки. Представляете, у рынка — долги! Как я понимаю, готовится фиктивное банкротство. Даже на первом этаже здания комитета, расположенного на Печерске, работает мойка. Нормально? Машины сотрудников из двора выгнали на тротуары, а там мойка. Мне приходят и говорят: это племянница Кужель.

— Может, у вас помещений в избытке?

— Комитету негде разместить единый реестр. Поэтому приходится арендовать помещение в городе за 300 тыс. грн. в месяц. А мы получаем мойку за
3,5 тыс. А возле мойки — шиномонтаж со складом резины. О ресторане «Два гуся» (300 м2) за 40 тыс. грн. я вообще молчу. А еще программа за 10 млн. грн. Причем программы еще нет, а деньги уже заплачены. Осталось два миллиона, я пока остановил платеж, чтобы разобраться. Думаю, что за 2 млн. я бы и сам ее написал. Ходить и рассказывать СМИ — одно, а делать -- другое… Так для чего здесь нужна была Кужель? Она сумела даже Тигипко обмануть — он посчитал своим поражением ее отставку.

Из 130 постановлений сегодня половину нужно отменить. А МАФы заявочным способом — это нормально? Постановление действует. И на все находится объяснение. Недобросовестная конкуренция в нашей стране — это большой бизнес, крышующийся властью. Он разрушает ментальность и профессионализм. Приводит к разочарованию, подталкивающему лучших людей к отъезду. Потому что ленивый за бугор не поедет. Там надо работать и уставать, а здесь можно сотрудничать с властью. Вот это надо побороть, если меня не выгонят, конечно.

— В цивилизованном мире активно практикуется эффективный способ защиты бизнеса через лицензирование. Он вам знаком?

— У нас считается, что лицензии это разрешение и повод для взятки. На самом деле это защита государства. Предприниматель взял кредит и построил заправку, посчитав, что сможет окупить вложения. А ровно через три дня такую же лицензию дают другому. В результате на улице работают шесть заправок, а бизнес идет только у того, кто входит в систему олигархов, владеющих сетями. Он может опустить цену. И наш предприниматель, чтобы выжить, вынужден уходить от налогов, заниматься контрабандой. В Европе четко прописано: на столько-то километров одна заправка, какое количество жителей — на одно кафе, одну точку продажи сигарет… Нотариусы имеют пожизненные лицензии с правом наследования. И не дай бог, нарушить закон — никогда папа не ограбит своего сына, выдав липовую доверенность. И не надо ни за чем следить. Доверенность на управление авто, которую, впрочем, никогда не спросят, если машина не находится в угоне, можно написать от руки.

— В Грузии 18% НДС, налог на прибыль плюс отчисления в социальные фонды — 15% и регистрация делается за один день. Для нас это все еще мечта?

— С 2011 года НДС и налог на прибыль будет падать. Сейчас это обсуждается. А регистрация «единоналожника» за один день это уже реально.

— Сколько времени потребуется, чтобы навести порядок в стране?

— Нужно десять человек: президент, премьер-министр, ключевые вице-премьер-министры и министры. И всех в одну команду с политической волей. И нет проблем. Полгода. Мы настолько безнадежно запущены, что даже если просто нас помыть, эффект будет огромный.

— Насколько хватит вашей энергии?

— Меня хватило на 17 лет в оппозиции. Вопрос в том, насколько хватит моих начальников. А меня хватит надолго.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно