МЕЖДУ ШАХТОЙ И КАБМИНОМ - СНОВА ПРИЗРАК ЗАБАСТОВКИ

15 сентября, 1995, 00:00 Распечатать

Похоже, что комплекс проблем угледобывающей отрасли все больше и больше уподобляется трясине, в которой, как известно, чем больше барахтаешься, тем глубже увязаешь...

Похоже, что комплекс проблем угледобывающей отрасли все больше и больше уподобляется трясине, в которой, как известно, чем больше барахтаешься, тем глубже увязаешь. Огромное количество принятых в этом направлении мер и полумер так и не переросло в качество, и специалисты утверждают, что положение дел не изменилось и после августовского правительственного постановления №620, предполагавшего в числе прочего срочную ликвидацию взаимной задолженности и долгов по зарплате. Более того, возрастание в геометрической прогрессии количества заведомо невыполнимых решений лишь усиливает недоверие к правительству - следовательно, влечет массы к единственно реальному, с их точки зрения, рычагу давления на власть. К осени этого года, в полном соответствии с установившейся недоброй традицией, все чаще и чаще упоминается слово «забастовка».

Положение дел в отрасли действительно катастрофическое. Резко снижается угледобыча, причем процесс этот идет настолько бесконтрольно, что даже цифровые его показатели в разных источниках различны. Так, при ежегодной потребности Украины в 120 млн. тонн угля (данные Минуглепрома, профсоюзные же лидеры называют цифру в 90 млн. тонн) в прошлом году было выдано на-гора 94,4 млн. тонн (снова официальная статистика, председатель же Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ) Михаил Волынец говорит о 77 млн. тонн), а за истекшие 8 месяцев года нынешнего - 58,2 млн. тонн (здесь противоречий в источниках не обнаружено). Кроме того, растет общая задолженность предприятий Углепрома: по данным вице-премьера Анатолия Кинаха, к концу прошлого месяца она составила 34 трлн. крб. Прямо же обусловленный последним показателем долг по зарплате вырос до астрономической цифры в 25 трлн. крб., и никакие принятые в пожарном порядке меры по выплате зарплаты ко Дню шахтера не в состоянии кардинально изменить ситуацию. Средняя зарплата в отрасли сегодня составляет около 20 млн. крб. - и если учесть, что инфраструктура шахтерских городов такова, что приработок на стороне для большинства работающих абсолютно исключен, то становится понятной и объяснимой нынешняя социальная напряженность.

Роковые слова «акт гражданского неповиновения» уже произнесены - в начале месяца на заседании совета председателей НПГУ его глава Михаил Волынец заявил: «Наш профсоюз возьмет на себя ответственность за организацию актов протеста: забастовок, голодовок и проч.». Формально лидеры НПГУ имеют на это право: их подписи отсутствуют под текстом Генерального тарифного соглашения, в котором лояльные правительству профсоюзные лидеры пообещали воздерживаться от подобных действий.

К счастью, действительно массовые забастовки пока проблематичны, так как в НПГУ входить лишь 50 тысяч членов из 800 тысяч работающих в отрасли. Кроме того, шахтерское профсоюзное движение расколото: кроме НПГУ, активную роль в рабочей среде играет ПРУП (профсоюз работников угольной промышленности), лидер которого Виктор Держак настроен гораздо менее воинственно, а также НПГД (независимый профсоюз горняков Донбасса), возглавляемый Николаем Волынко, позиция которого пока до конца не ясна. Избегая до начала сентября резких заявлений, он внезапно заявил о намерении присоединиться к НПГУ, но на совет председателей последнего для обсуждения этого вопроса так и не приехал. При всем вышеизложенном возможность отдельных актов протеста в шахтерских регионах все же не исключена. А отрасли, которая стремительно приближается к экономической пропасти, достаточно будет и слабого толчка для того, чтобы окончательно туда свалиться.

Правительственные же попытки влиять на ситуацию порою лишь ухудшают положение дел. Так, пытаясь хоть как-то оттянуть закрытие нерентабельных предприятий (согласно отраслевому тарифному соглашению 1993 года, такая судьба должна в этом году постичь 15 шахт и 1 разрез), Минуглепром стремится сбалансировать ситуацию путем административного влияния на цены выдаваемой на-гора продукции. У высокорентабельных шахт Углесбыт закупает ее по цене в среднем 3156 тыс. крб./т при оптовой цене 4220 тыс. крб./т, тогда как для низкорентабельных предприятий эта пропорция имеет «перевернутый» вид: 4624 и 4000 тыс. крб./т соответственно. Эта типичная социалистическая «распределиловка» уже далеко не всегда находит понимание в шахтерских массах - скорее, лишь усиливает недоверие к родному ведомству.

Предлагаются и более кардинальные меры. Специалисты Всемирного банка разработали пакет рекомендаций по реформированию отрасли. Он включает, в числе прочих, и предложения по закрытию убыточных предприятий, перепрофилированию инфраструктуры и отселению рабочих из исчерпавших ресурс шахтных поселков. Однако при произнесении терминов «закрытие» и «отселение» тут же всплывает мысль о том, что уголь - единственный имеющийся в Украине энергоноситель. Словом, порочный круг проблем снова замыкается, и, судя по всему, в этом году разомкнуть его вряд ли удастся.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно