Местное пограничное движение

16 марта, 2012, 15:38 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-23 марта

В среднем один участник малого пограничного движения пересекает границу около 70 раз в год.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Недавно в помещении генконсульства Республики Польша во Львове торжественно отметили предоставление 75-тысячного разрешения на пересечение границы в рамках соглашения о малом пограничном движении между Ук­раиной и Польшей. На прямой вопрос журналистов, какая все-таки польза от этого сотрудничества, генеральный консул Респуб­лики Польша во Львове Ярослав Дрозд отшутился. Дескать, молодые люди имеют возможность чаще встречаться, знакомиться, вступают в брак и рожают детей. И, вопреки заявлениям о культурном и семейном значении явления, присутствующие понимали, что событие имеет больше экономический аспект. Более 90% украинцев едут в Поль­шу «скупаться». Только в прошлом году по удостоверению участника малого пограничного движения границу пересекли свыше пяти миллионов украинцев.

20—50 долларов за одну ходку

Как сообщила журналистам вице-маршалек (заместитель председателя администрации) Подкарпатского воеводства Анна Ковальска, лишь за четвертый квартал украинцы вывезли из Польши разных товаров на сумму около 200 млн. долл. На какую сумму поляки закупили в Украине товаров, сейчас неизвестно. Но, скорее всего, не на меньшую. Если иностранцев интересуют украинский бензин, сигареты, водка, сладости, то украинцев — продовольственные товары, продукция легкой промышленности, строительные материалы. Иногда доходит до смешного. Продав в Польше все горючее, домой украинцы вынуждены толкать свое авто. Отдельные предприимчивые челноки за день успевают сделать до двух ходок через границу. В среднем один участник малого пограничного движения за год пересекает границу около 70 раз.

Заработки не такие уж и большие. Украинцам на польскую сторону разрешается взять один литр водки (от 36 злотых), две пачки сигарет (от 18 злотых), 25—40 литров бензина (125—200 злотых). В общем получается, что заработают около 180—250 злотых, или около 450—550 грн. Высчитайте средства на приобретение этих товаров в Украине и выйдет, что в среднем за одно пересечение границы челноки зарабатывают 20—50 долларов. Не так и много.

Тридцать километров без виз

Так называемое местное, или, как его трактует польская сторона, малое пограничное движение на Львовщине, как и в других пограничных регионах, имеет свою историю. В советские времена поляки вывозили из Украины золото, серебро, электротовары, продукты питания, а в Украине был спрос на одежду, обувь, косметические средства. Не обязательно польского производства.

Поход в капитализм для обеих стран имел разные последствия. Благодаря щедрым иностранным капиталам Польша очень быстро перестроила свою экономику, тогда как в Украине процесс затормозился. И только пограничные зоны, как с польской, так и с украинской стороны, инвесторы почему-то обходят. В Украине ситуация особенно ухудшилась после того как была ликвидирована свободная экономическая зона с центром в Яворове. Поэтому правительство Украины всячески способствовало развитию такого явления, как малое пограничное движение.

Согласно соглашению между правительствами Украины и Польши о правилах местного пограничного движения, подписанному в Киеве 28 марта 2008 г., в 30-километровую зону вошли  16 районов Закарпатской и Львовс­­кой областей с украинской стороны и 12 уездов (районов) Под­карпатского и Люб­лянс­кого воеводств (областей) — с польской.

Кроме возможности безвизово поехать к родственникам, путешествовать в пределах 30-километровой зоны, украинцы получили возможность заниматься малой торговлей. Для многих жителей пограничных районов Львовщины и Закар­патья, где особенно высокий уровень безработицы, это едва ли не единственная возможность заработать на жизнь. У многих челноков с обеих сторон границы есть свои контрагенты, которые берут на себя дальнейший сбыт товара. Рабо­тать в производственной сфере здесь становится невыгодно и немодно.

«Что с того, что я зарабатывал на предприятии две тысячи гривен? Разве можно на эти деньги прокормить семью?» — говорит 35-летний Роман из
г. Мостыська.

Таких, как Роман, на Львов­щине десятки тысяч. Со своей стороны, руководители предприятий нарекают, что молодежь не хочет идти работать в производственную сферу. Найти специалиста на ту или иную долж­ность ста­новится все сложнее. Моло­дежь увидела, что можно зарабатывать торговлей, не тратя время на профессиональное обу­чение. Молодые люди начинают свой жизненный путь с неофициальной деятельности, не имея никаких обязательств перед государством, а соответст­венно, и надежд на пенсионное обеспечение в будущем.

Разница цен

По мнению заместителя начальника Львовской ОГА Льва Захарчишина, Украина сделала правильный правовой шаг, отменив визы для граждан Евросоюза. Были ожидания, что ЕС поступит так относительно граждан Украины. К сожалению, этого не случилось. Очевидно, европейцы побоялись роста нелегальной миграции. Поэтому местное пограничное движение — это этакая его альтернатива. Главной целью декларировалось упрощение контактов в пограничной зоне, где у людей были родственные связи. При этом все прекрасно понимают, что, кроме гуманитарных нужд, есть и экономические вопросы, которые люди решают благодаря разнице цен на определенные товары. Это порождает челночное движение. Одни что-то покупают, другие продают. В пределах разрешенных лимитов в этом ничего плохого нет. Особенно, если принять во внимание, что вследствие ограниченного доступа пограничные зоны сейчас являются депрессивными. Там нет промышленности, очень слабый бизнес, не хватает работы. Это касается как Украины, так и Польши. Если проанализировать движение через границу, нетрудно заметить, что большинство челноков — польские граждане. Что касается малого бизнеса, то он нарабатывает свои схемы оптимального снабжения. В Польше есть много оптовых баз, магазинов. И у людей, занимающихся бизнесом, там есть свои контрагенты.

С польской стороны наиболее интересный проект — большой дистрибуционно-торговый центр «Корчова Долына», размещенный на польско-украинской границе. В него инвестировали 25 млн. евро. Предполагалось, что главными клиентами центра будут организованные группы, проезжающие транспортом общего пользования, и индивидуальные покупатели и предприниматели, приезжающие на легковых автомобилях. Но польские коллеги отмечают отсутствие положительной динамики, на которую надеялись инвесторы. Тео­рети­чески вроде все удобно: приехал в одно место и купил все необходимое. На практике проект не «выстрелил» так, как планировалось.

По мнению Л.Захарчишина, проблема, очевидно, в том, что все польские торговые точки преимущественно сориентированы на польский рынок. Украинцы были существенными контрагентами. Центр «Корчова Долына» построен в чистом поле. И вопрос: сколько украинцев могут проехать через границу, если там такие очереди? Это проблема, которую до сих пор не решили. Развитие новых огромных пунк­тов пропуска, терминалов, логис­тики мало что решает. Чело­век должен ожидать на границе три-пять часов. Если кто-то занимается торговлей, для него очередь не так важна. А если едешь по делам или на отдых, то это сбивает с ритма.

Параллельно с сооружением центра «Корчова Долына» украинские инвесторы были намерены строить такой же супермаркет со своей стороны. Этому что-то помешало.

На безвозмездной основе

Еще одна нерешенная проблема — законодательное урегулирование режима пограничной торговли. Оно нужно для того, чтобы люди не чувствовали себя спекулянтами или контрабандистами. Чтобы в этой зоне действовали определенные преференции. А люди, которые там торгуют, платили за это какие-то налоги. Сейчас с пограничной торговли никто ничего не платит. Это неправильно. Ведь жители пограничья пользуются определенными социальными государственными программами. Их дети учатся в школах, лечатся в больницах. Между государст­вом и гражданами должно дейст­вовать определенное общественное соглашение. Так, как это делается в цивилизованном мире.

Руководители предприятий, размещенных в пограничных зонах, жалуются, что не могут удержать на работе людей. Намного выгоднее заниматься торговлей, чем производством.

— Был интересный экономический эксперимент — свободные экономические зоны, — говорит Л.Захарчишин. — Создайте в пограничной зоне льготные условия для бизнеса. И тогда человек будет думать, что лучше: стоять в морозный день на границе или работать на предприятии и получать официальную заработную плату, платить налоги, иметь социальный пакет и жить спокойно. У нас есть привычка жить одним днем, есть недоверие к государству как к институту. На Западе наоборот: люди считают, что лучше работать официально. Ситуация, когда граждане и государство пытаются перехитрить друг друга, ничего хорошего не дает, потому что фактически люди обманывают самих себя. Как восстановить доверие к государству? Думаю, сегодня это едва ли не важнейшая государственная проблема.

Поскольку проблемы с безработицей имеются и за пределами 30-километровой зоны, то власть хотела бы их решить за счет расширения этой зоны. Пока что все разговоры об этом остаются на уровне просьб Ук­раины и Польши. Европейский Союз не планирует пересматривать условия о малом пограничном движении между обоими государствами.

Комментарий

Олег Кузьмин, директор Учебно-научного института экономики и менеджмента Национального университета «Львівська політехніка»:

— Положительный момент местного пограничного движения — возможность для населения, живущего возле границы, получить какие-никие средства для проживания. Но государство также должно иметь поступления в бюджет от пограничной торговли. Их сегодня нет. Оно не контролирует этот процесс. Сейчас в Украине лишь приблизительно устанавливаются объемы пограничной торговли, никто не скажет, какой валовой доход от этой деятельности. Разве что приблизительно: примерно около 1%. Кроме того, не всегда экспортируется и импортируется то, что выгодно для страны. Есть еще один — едва ли не самый важный — момент. Мы отвлекаем значительные трудовые ресурсы, которые загружены на 20—30%. У молодых нет профессионального квалификационного роста. Эти люди могли бы трудиться с большей пользой для себя и государства. Больше всего страдает производственная сфера. Переориентация населения на торговлю может привести к тому, что когда, наконец, пограничная торговля прекратится, а это вполне возможно, то десятки тысяч людей окажутся ни с чем. Предприятий, на которые они могли бы работать, уже не будет.

По моему убеждению, к пограничной торговле нужно подойти более серьезно. Определиться с учетом людей, занятых этой деятельностью, с системой уплаты налогов, размерами пошлины и т.п. Одним словом, поставить все на государственную основу. Ведь при нынешней ситуации люди двигаются к минимальной пенсии.

Главный недостаток — отсутствие со стороны государства устойчивой политики относительно пограничья. Нужна четкая и понятная всем целостная система, механизмы, которые бы, с одной стороны, стимулировали развитие этого направления, а с другой — поставили бы его на законодательную основу. Я такого интереса со стороны государственных органов власти, политиков сейчас не вижу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно