МАВЗОЛЕЙ АГРАРНЫХ РЕФОРМ

17 января, 2003, 00:00 Распечатать

После чернобыльского саркофага Украина возводит еще одно строение национального «престижа» — аграрный мавзолей...

После чернобыльского саркофага Украина возводит еще одно строение национального «престижа» — аграрный мавзолей. Как показали парламентские слушания «О ходе реформирования и мерах по улучшению ситуации на селе», бальзамированием сельского хозяйства занимались, кроме правительства Ющенко, все составы Кабмина. Такими же пергаментными, как и постановления, оказались и некоторые указы, законы... Но наша «сельская» усыпальница будет выглядеть не столь величественно, как десятиэтажная гробница Мавсола в 340-х годах до н. э., которую венчала четырехконная колесница с царем и женой. Наша — по окна ушедшая в землю, покосившаяся, необитаемая избушка, а в ней — свитки, подшивки реформаторских документов, которые должны были, но так и не оживили аграрный сектор.

Хроника пикирующего АПК

Под занавес прошлого года Леонид Кучма, представляя нового руководителя Черниговской облгосадминистрации Валентина Мельничука, высказал недовольство достижениями земляков в сельском хозяйстве. Да и чему радоваться? Валовая продукция отрасли в регионе не выросла даже на процент, сокращается поголовье, убытки крестьян области достигли 300 тыс. гривен, за аренду земли заплачено лишь 50% от положенного, за имущественный пай еще меньше — 31%... Если на «малой земле» гаранта не могут навести порядок в аграрном секторе, то что уж говорить о «большой земле» — Украине! Социально-экономическая ситуация на селе — правдивая, без петриковской росписи — остается далекой от классических мадригалов, произносимых в течение десятилетия разного ранга аграрными руководителями.

Ступор сельского хозяйства, как мне кажется, начался 18 декабря 1990 года, когда Верховная Рада своим постановлением возвестила о начале аграрной реформы, не имея научно обоснованного целостного видения ее содержания. А дальше, словно на шампур настоящего шашлыка, нанизывали свежие компоненты: указы, законы, постановления. Их величали новыми импульсами к преобразованию отрасли. К сожалению, эту массу можно назвать лишь количественной, но отнюдь не качественной. Сердце от такой передозировки стучало, но вот ритм сбивался.

Не синхронизированное с другими отраслями вступление в рыночную экономику обернулось для села тотальной убыточностью, а затем и разрушением целостных имущественных комплексов, кредиторской задолженностью, невыплатой зарплаты. Коррозия бартерных операций разъедала финансовый фундамент сельскохозяйственных формирований, способствовала распространению теневых схем, коррупционных злоупотреблений. На свалке оказалась социальная сфера сельской местности с третью населения Украины. И до каких бы словесных высот ни возносили аграрный сектор, он чах на глазах.

Второй этап реформ связывают с декабрьским 1999 года президентским указом, которым окончательно провозглашены принципы частной собственности на землю и имущество. Говорят, рентабельность аграрного производства в течение трех последних лет — это результат опоры на частную инициативу, энергию предприимчивости. Не буду возражать... Но, по словам докладчика о движении агрореформ вице-премьер-министра Ивана Кириленко, если считать слаженной и максимально эффективной совместную работу Президента, Верховной Рады и правительства в наработке комплекса стимулирующих механизмов для АПК, то почему же тогда вместо прогресса или хотя бы стабильности мы снова в полный голос заговорили о продовольственной опасности?

Несмотря на 60-процентный рост объемов производства зерновых за последние два года, выручка от их реализации в прошлом году составляла столько же, сколько в неурожайном 2000-м. Как следствие, рентабельность зернопроизводства упала почти втрое — с 65 до 23%. Осенний ценовый обвал на животноводческую продукцию смел отрасль на обочину убыточности. Агроформирования вырезают и без того поредевшее маточное поголовье, которое не восстановишь за год-два.

Еще один резонансный негатив — диспаритет цен. Если общий индекс цен на сельхозпродукцию в прошлом году составлял 87, то на материально-технические ресурсы для села — 101. Неужели ничему не научили годы с 1990-го по 1999-й, когда это соотношение составляло 1:6 в пользу промышленности?! Ведь такая диспропорция вымыла из села 57 млрд. гривен оборотных средств...

Когда из уст аграрных лидеров Украины слышишь «преференции, трансформации, инфраструктура, менеджмент, маркетинг», да еще и с ударением не на том слоге, — хоть яйцом испуг выкатывай. А что уже сельский мужик додумывает?! Ну, откуда ему знать, что в столичных кабинетах никакого «менеджмента» с «маркетингом» нет и в помине, если до 90% зерна реализуется в наиболее неблагоприятный период максимального предложения и минимального спроса, от чего страдает прежде всего крестьянин. До эффективно действующего внутреннего аграрного рынка нам еще далеко, и разрекламированные заготовительно-сбытовые кооперативы, агроторговые дома, судя по всему, находятся не то что в зачаточном состоянии, а вообще не начинались. При беспорядке на внутреннем рынке мы сунулись на внешний — без мощной сети национальных трейдеров, без опыта, и каждый раз нарываемся на скандалы. Преждевременны надежды на то, что со вступлением Украины во Всемирную торговую организацию станет легче и наш крестьянин больше приобретет, чем потеряет. Хотя бы потому, что никто вплотную и всерьез не анализировал именно аграрные аспекты вхождения (или вползания?) нашего государства в ВТО.

2002 год стал для аграрного сектора еще одним отрезком затяжного прыжка без парашюта. Отрицательный доход на авансированные вклады обусловил утечку капиталов в другие, более привлекательные отрасли. 2003 год не станет легче. Вряд ли зарубежные инвестиции в сельское хозяйство превысят 3% всех инвестиций в АПК. Между тем, по оценкам экспертов, в «тени» агропромышленного комплекса крутится огромная сумма — 8 млрд. гривен. 2003-й — последний год действия фиксированного сельскохозяйственного налога, особого льготного режима взыскания НДС, дотации в животноводстве; новые значительные налоговые нагрузки принесет пенсионная реформа... Чтобы избежать негативных для украинского крестьянина последствий этих факторов, необходимо уже к лету разработать, рассмотреть и принять ряд принципиально новых законов, которые по-современному защитят, поддержат и дадут новый импульс развитию национального АПК и села в целом. Иван Кириленко прямо в сессионном зале передал председательствующему около 20 законопроектов, готовых, по его словам, для рассмотрения. Впрочем, не только от их безупречности зависит крестьянская поступь: кто эти законы будет реализовывать в глубинке?

«Отцы» и «дети» агропертурбаций

Приходит человек к фотографу и просит:

— Сфотографируйте меня героем!

— А это как?

— Поставьте на стол бутылку водки, а я — отвернусь...

Почти все бывшие аграрные вице-премьеры и министры — герои. Они готовы были не встречаться с собственными ошибочными стратегическими решениями, но ни один публично не сознался в просчетах. Чем глубже прятали головы в песок, тем беззащитнее становилась часть тела пониже спины. Жаль, не нашлось властной руки, чтобы выпороть нагайкой или вожжами за государственные недостатки.

Они и сейчас при власти: кто — большей, а кто — меньшей. «Отцы» аграрных реформ стали дедами, «дети» подхватили недопетую песню «отцов»... Эхо ее, словно похоронный звон, слышно в каждом украинском селе. Как живется доярке? Вы попытайтесь просто просыпаться, словно на утреннюю дойку, в четыре утра. Проснитесь и продолжайте спать дальше. И в таком режиме проживите хотя бы месяц... А цена такого адского труда? Заработная плата крестьян — самая низкая в народном хозяйстве: 153 гривни против 454 в промышленности, да и ту ждут, словно праздника. Задолженность превышает 350 млн. гривен, причем 60% выдают продукцией по себестоимости, которая в большинстве своем превышает рыночные цены.

Упадок производства привел к адекватному состоянию социальной инфраструктуры села, что стало главной причиной оттока сельского населения. Иммиграционные процессы развиваются не только по схеме «село — город», но и «село — страны зарубежья». Полтора миллиона наиболее активных, работящих сельских жителей двинулись в дальние края, чтобы прокормить семью на родине. Сплошная бедность и безработица вконец усложнили социально-демографическую ситуацию. Смертность превышает рождаемость. В сущности, ежегодно с демографической карты исчезают три-четыре сельских района. В каждом десятом селе за этот период не родилось ни одного ребенка.

В то же время фактически прекратилось финансирование за счет капиталовложений социальной инфраструктуры села в качестве возмещения собственных затрат на ее развитие. Сегодня не имеют школ, первичных учреждений медицинского обслуживания 1800 сел, жители еще 1200 пользуются привозной водой, две трети не имеют газа, почти треть сел входит в категорию деградирующих.

Кроме официального закрытия учреждений социально-культурного назначения, распространено и так называемое скрытое. Заведующих библиотеками, клубами, фельдшерско-акушерскими пунктами переводят на 0,25—0,5 должностного оклада, а на содержание подобных учреждений средства из бюджета вообще не выделяются. Или же выделяются, но только на бумаге. Беда с образованием: в селах не хватает учителей — выпускники вузов до глубинки не доезжают. Да и кого им там учить?!

— Откуда же гениям браться, если село не рожает детей? Гении рождаются в селе, правда, умирают в столице, — со значением улыбнулся спикер Владимир Литвин, закрывая парламентские слушания. — Думаю, вы меня поддержите в том, что в проекте постановления Верховной Рады по результатам парламентских слушаний, как и в рекомендациях, практически ничего не говорится о разрешении социальных проблем села. Даже в докладе вице-премьера они фигурируют в конце... Думаю, ими нужно начинать и заканчивать. Но в то же время следует отойти от громких лозунгов: «поднять», «усилить», «засучить рукава по самую шею», «расшить узкие места»... Этого у нас уже было достаточно... Чтобы там просматривался человек...

Вице-премьер Иван Кириленко предложил объявить 2004-й годом села и крестьянина. Кто-то посоветовал начать уже в этом году... Есть и другие поводы выпить. Скажем, 50 лет назад умер Иосиф Сталин, а 500 лет назад родился великий магистр Мишель Нострадамус, автор стихотворных пророчеств (катренов), доходящих до 3797 года. Правда, Нострадамус не подал ни единого предупредительного сигнала о будущем украинского аграрного сектора. Зато наши агростратеги уверяют: 2003 год станет переломным, определяющим и решающим в судьбе села. Я не бы не спешил: здесь, пожалуй, и двумя пятилетками не обойтись. Сегодня же сельскохозяйственная отрасль —Золушка, которая так и не нашла своего Принца. Подкидыш она в Украине, подкидыш...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно