МАКЛАУД СТИХИЙНЫЙ. ТОРГОВЕЦ

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать

История зачастую вершится с помощью самых непредсказуемых средств. Например, хрестоматийного яблока, которое, тюкнув по темечку расслабившегося Ньютона, повлекло открытие закона земного тяготения...

История зачастую вершится с помощью самых непредсказуемых средств. Например, хрестоматийного яблока, которое, тюкнув по темечку расслабившегося Ньютона, повлекло открытие закона земного тяготения. Или же пресловутой коробки из-под ксерокса, сделавшей секретом полишинеля тайны избирательной кампании предыдущего российского президента.

Еще одна схожая картонка, только уже в Виннице, может стать началом конца такого масштабного явления современности, как стихийная торговля. Кощея Бессмертного столь упорно ни пытались извести по всей стране, как этот феномен. А курилка — жив. И, похоже, вовсе не потому, что один украинец — партизанский отряд, а два — уже базар…

Танцы в стиле базар-данс. Выход первый:
со 120 тыс. в коробке из-под товара

«Закрыть» уличную торговлю в Виннице не смогла еще ни одна власть. Один из милицейских начальников в свое время даже возопил: «Так-перетак!.. Здесь Президент проезжать должен, так ему что — прикажете смотреть на эти развешенные трусы-лифчики?! Нужны они ему». И ничего.

Т.е. проложили Президенту другой маршрут. Без трусов. В смысле, по пути следования. Было это уже давно, а на предпоследней сессии Винницкого горсовета уже в который раз собирались решать судьбу этой самой стихийной торговли в городе. И эти перманентные намерения вернуть городскому ландшафту его первозданную красоту не остались незамеченными.

Буквально перед началом регистрации депутатов просочилась информация, что «благодарные» стихийщики скинулись по 200 грн., чтобы вручить их некоему властному «благодетелю» за лоббирование продления срока торговли. Кстати, в служебной записке, розданной вместе с другими материалами, его действительно предлагалось продлить до августа 2003-го.

Конкретное время передачи «барашка» прогнозировалось по факту. Ввиду недоверчивости и учености жизнью нашего народа. И хотя «тему спалили», главным городским мужам пришлось в тот день ходить, на всякий случай, только группами. При свидетелях. По коридорам и в свои кабинеты. А то и в туалеты. Чтобы невольно не подобрать ничего по дороге. А то ведь как минимум 120 тыс. грн. (по числу стихийщиков) требовали соответствующей тары. Например, коробки из-под товара — трусов там, носков...

А чтобы вопрос не решился «сам собой», на том же сессионном заседании была создана специальная временная депутатская комиссия для, пожалуй, первого серьезного изучения столь «нерешаемого» феномена. Причем, сформирована она была по принципу столкновения лбами всех заинтересованных сторон, что априори позволяло рассчитывать на объективность.

И гром при оглашении выводов комиссии грянул. Правда, о большем пока что говорить не приходится. Почему — становится понятно после нижеизложенного. Которое, думается, в равной степени относится к любому из городов страны.

У стихийной торговли надежная «крыша»...

«Перефразируя народное выражение, можно сказать, что у наших уличных торговцев есть надежная «крыша», а потому волноваться им не следует. Никто их не обидит, пока в исполкоме будут работать добрые дяди, у которых душа болит за обездоленный люд. Просто так любят наши должностные лица стихийных торговцев или, возможно, существует материальная почва для такой симпатии — эти вопросы комиссия адресует прокуратуре города».

Данный фрагмент из отчета специальной депутатской комиссии (СДК) касается именно упоминавшегося сбора денег торгующими для «решения вопроса».

По мнению председателя комиссии, депутата горсовета Андрея Ревы, стихийной является вся уличная торговля, которая появилась, как реакция людей на новые экономические условия жизни.

— Разница лишь в том, что в отдельных местах она была разрешена решениями органов власти, а в других — нет. Чем при этом руководствовались должностные лица, разрешая уличную торговлю в одних местах и не давая такого же разрешения для других, рационально объяснить невозможно, поскольку никаких объективных критериев на сей счет не существует. Скорее всего, речь о влиянии субъективного фактора.

Так же естественно сложилась практика взаимоотношений между властью и уличными торговцами: последние занимали удобные для торговли места, а власть после этого выдавала им разрешение, фактически «узаконивая» её путём определения уполномоченного лица для взимания рыночного сбора. После чего, в лучшем случае, принималось решение об отведении уже занятого торгующими земельного участка — и процесс создания нового рынка считался завершённым. Именно так возникли и были узаконены почти все места уличной торговли, где сегодня взимается рыночный сбор...

Первые проблемы появились позже и, к удивлению, совсем не в связи с контролирующими службами, хотя все новоявленные торговища откровенно игнорировали требования пожарной охраны, санитарно-эпидемиологического благополучия, земельного законодательства и т.д. Возроптал неторговый люд.

Расширение уличной торговли до определенного момента воспринималось общественным сознанием если и не позитивно, то хотя бы нейтрально, поскольку позволяло снять социальное напряжение. Но все течет, все меняется. И если раньше главной причиной этого явления было желание торгующих выжить, то затем стало ясно, что многим торговля приносит неплохой доход. А раз так, то почему его получение должно происходить за счёт ухудшения условий проживания остальных членов территориальной общины? За счет тех же конституционных прав граждан на жизнь, на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду. Ведь не секрет, что именно уличная торговля мешает движению транспорта, блокирует подъезды к домам, куда не могут проехать «скорые».

Более того, виннитчанам, проживающим возле «базарного проспекта» Коцюбинского, даже хоронить родственников приходится ночью: днем катафалку просто не выехать из-за лотков. А пожарным, напротив, — не добраться: и подъезды, и гидранты блокированы контейнерами. «Однако пожнадзор, о принципиальности которого в мелочных вопросах просто легенды ходят, — говорится в отчете, — хранит олимпийское спокойствие».

Из-за подобного игнорирования всех правил страдают и сами торговцы. Например, долгими закоулками пришлось пробиваться пожарным машинам всех четырех городских частей к загоревшемуся складу на оптовом рынке. Уже на месте выяснилось, что пожарный гидрант склада не только загроможден лотками, но и забит льдом. В итоге огонь уничтожил на складе товара почти на миллион гривен.

После случившегося в Винницу нагрянула столичная комиссия, которая приказала сделать «секир башка» всем городским толчкам и рынкам. Но комиссия уехала, а «васька» принялся лизать сметану дальше. Не отреагировали на многочисленные жалобы горожан и власти. А ведь люди воспринимают уличную торговлю уже не просто как лоточный реликт прошлого, но и как свидетельство неспособности власти обеспечить в городе правопорядок, в конце концов ее коррумпированности. Дескать, уличная торговля существует потому, что это выгодно чиновникам. И не им одним.

По мнению депутатов, стихийщики стали ширмой, «десантом», за которым на захваченные ими плацдармы приходит «пехота» в лице настоящих хозяев рынков.

«Хозяева вышли из тени и начали «упорядочивать» стихию путем организации новых рынков. И каков же результат? Работают ли на существующих де-факто рынках «Али-Баба» и «Союз-Галина» обездоленные граждане, для которых они будто создавались? Их там просто нет. Чтобы убедиться в этом, достаточно поинтересоваться стоимостью хотя бы одного контейнера, которые используются торгующими здесь. Чтобы приобрести их, нужны немалые средства (до 4800 грн. — Т.П.), и понятно, что такие приобретения не делаются в кредит. А где же обездоленные? Они стоят уже дальше, захватывают новые участки городской земли для своих хозяев, которые прикрываются ими для расширения зоны уличной торговли, т.е. для расширения своего бизнеса. Для них места на созданном их усилиями рынка не нашлось. Мавр сделал свое дело, мавр может быть свободен...»

СЭС проблемы создает, мэр — решает?

По мнению комиссии, у властей прежде всего не было целостного представления о том, что нужно делать для совершенствования рыночной торговли в целом и для прекращения уличной торговли в неустановленных местах, в частности.

«В результате эта работа проводилась бессистемно, хаотически и без надлежащей координации усилий разных служб со стороны исполкома городского совета. Более того, создается впечатление, что эта работа была построена по принципу плохого полицейского сериала с классическим распределением ролей: злой следователь, который создает проблемы торгующим (милиция, СЭС, госпожнадзор и др.), и добрый следователь, решающий эти проблемы, — мэр города. Постепенно в эту игру втянулись и сами торгующие. Каждый раз, как только возникал вопрос о ликвидации… они выдвигали одни и те же аргументы относительно необходимости продления термина торговли в неустановленных местах... А власть делала вид, что верила, вынося торгующим последнее китайское предупреждение. И так почти 2,5 года подряд. До каких пор будет длиться эта игра?..»

Феномен стихийщиков в чем-то сродни «зеленым человечкам». Все о них знают и говорят, хотя сталкивались единицы. Во всяком случае, из тех, кто передвигается исключительно персональным автотранспортом, нивелируя тем самым риск получить «кравчучкой» по коленям. Вот власти и воспринимают появление пикетов с обшарпанным «предпринимателиатом», словно средневековые государи — орды монголов.

С другой стороны, власть нельзя упрекнуть в невнимании к проблемам рыночной торговли: только за два последних года исполкомом было принято девять решений. Единственное, что эти решения так и не были выполнены. В связи с чем у комиссии возник естественный вопрос: власть не смогла или же не захотела прекратить уличную торговлю в неустановленных местах?

— Ответ можно увидеть в решении исполкома от 27.07.2000 года №999 «О мерах по ликвидации стихийной торговли в г.Винница», — считает голова комисии Андрей Рева. — Оно составлено таким образом, что непонятно, кто же должен эту стихийную торговлю ликвидировать. Разве что она сама себе должна сделать харакири.

Поэтому волнения торговцев в то время выглядят странными. Они, наверное, просто не читали того решения — иначе бы поняли, что оно никогда не будет выполнено, поскольку никого ни к чему не обязывало. Еще тогда некоторые опытные горожане высказывали сомнения в способности наших руководителей исполнять свои предвыборные обещания. И надо же — как в воду глядели!

Стоило только стихийщикам ударить челом перед мэром, как власть сразу же с пониманием отнеслась к их проблеме. И процесс пошел: с того времени сроки ликвидации стихийной торговли отодвигались уже трижды...

«Почему некоторые круги подняли ажиотаж вокруг решения городской власти упразднить большую часть стихийных рынков?.. Стихийные рынки — это живые деньги, которые кто-то многие годы раскладывал по своим карманам. Поэтому все и началось инспирироваться, нагреваться и накручиваться». (Из интервью мэра Винницы А.Домбровского «ЗН» в 2002 году «Национальные особенности провинциального передела».)

Официально причина подобной уступчивости уже около трех лет дословно кочует из одного решения в другое: «Цивилизованный перевод торгующих с мест стихийной торговли продолжается до настоящего времени ввиду социальной напряженности и общественного неповиновения большинства торгующих переводу… на упорядоченные рынки». А посему, мол, и «продлено проведение мероприятий по цивилизованному переводу торгующих».

Телефонное право и бомжи с... патентом

Иными словами, по логике властей, уличная торговля в неустановленных местах существует потому, что торгующие не хотят покидать эти самые места. Отсюда вопрос: а хотела ли власть по-настоящему, чтобы они ушли оттуда? И если хотела, то почему не использовала все возможности, предоставленные ей законом?

Ведь в той же Виннице опыт борьбы с этим явлением существует. В ряде мест стихийная торговля была полностью ликвидирована. И в каждом из этих случаев — не путем «перевода торгующих», а принудительными мерами. При этом торгующие как-то сами собой переводились на «организованные, благоустроенные рынки», хотя и уверяли буквально накануне, что сделать это просто невозможно.

Ни для кого не секрет, что стихия в тех интересных местах мешала новоявленным торговым комплексам по соседству. И власть, перепоручив борьбу со стихийными рынками лицам, заинтересованным в их ликвидации, таким образом умыла руки. Но сам-то механизм сработал!

«Тем не менее власти к этому опыту не прибегали. И, давая добро на ликвидацию одних мест стихийной торговли, все эти годы молча наблюдали за появлением других», — констатировали депутаты.

Довольно своеобразно в этой ситуации действовала и городская ГНА. Уличные торговцы в большинстве случаев не регистрируются как частные предприниматели. И чтобы иметь право торговать, обязаны заплатить налог на промысел путем приобретения одноразового патента. Механизм приобретения такого патента законодательством определен довольно четко: граждане обязаны лично явиться в ГНА по месту жительства, задекларировать стоимость товара, который будет продаваться, и заплатить 10% его стоимости. Одноразовый патент выдается на срок от трех до семи дней, но не больше четырех раз в год. Налоговая инспекция, контролируя торгующих, должна проверять соблюдение ими всех указанных требований и, в случае выявления нарушений, имеет право накладывать штраф в размере от 17 до 170 гривен.

На практике инспекторы, выявляя лиц, торгующих без патента, вместо того чтобы штрафовать нарушителей, выписывают им патент прямо на месте. Вот такой сервис. Правда, закон разрешает это делать лишь в том случае, когда лицо не имеет постоянного места жительства в Украине. Таким образом, ГНА фактически узаконивает стихийную торговлю в неустановленных местах, рассматривая торгующих как бомжей. То, что при этом страдают интересы городского бюджета, очевидно. Ведь стихийные торговцы работают не один месяц в году, а все двенадцать. Но...

Фактически закрывать глаза на происходящее пришлось и милиции, которая тоже имеет соответствующие полномочия.

«Как выяснила комиссия, …каждый раз, когда милиция пробовала навести порядок и прекратить уличную торговлю в неустановленных местах, находилось должностное лицо исполкома, которое отдавало телефонное указание начальнику ВГО УМВД о прекращении операции под предлогом обострения общественно-политической ситуации в городе». Ну, а поскольку стражи порядка частично финансируются из городского бюджета, им приходится серьезно относиться к пожеланиям отцов города.

«Генералы» стихийных барьеров

Естественно, что наряду с критикой СДК предложила свои пути превращения неконтролируемых базаров в современные торговые комплексы с надлежащим контролем за качеством товаров. Но пока эта информация просто принята к сведению.

Реакция власти, весьма болезненно относящейся к своему имиджу, оказалась предсказуемой. Мэр областного центра Александр Домбровский счел выводы комиссии излишне политизированными.

— Вы всю власть за последние восемь лет и всех городских голов уравняли и поставили на одну ступеньку. Ведь были городские головы, которые эти рынки создавали, и были депутаты, которые работали тогда в структуре исполнительной власти и эту политику поддерживали. Не мы с вами эту проблему создавали и запускали, нам ее только досталось решать.

И создал еще одну комиссию (но уже как бы деполитизированную) для изучения все того же вопроса.

Вот так. Нелегкая, короче, это работа — из болота тащить бегемота. И пока, до подведения итогов (а каких, собственно?) еще одной рабочей группой, стихийная торговля осталась по-прежнему «живее всех живых». Надолго ли? Вопрос, конечно, интересный. Однако помнится, что одним из первых решений и нынешнего горсовета еще в июне прошлого года было распоряжение «Об упорядочении рыночной торговли в Виннице». Которое, увы, тоже стало очередной декларацией намерений, абсолютно не соотносящейся со странностями, которые творятся на улицах города. Чем «цивилизованнее» становится торговля в отчетах чиновников, тем больше на тротуарах появляется киосков и ракушек со всяким ширпотребом.

Так, по уже отработанной схеме, оккупирована новая территория под городским Домом одежды. И узаконить ее также пытаются по классической схеме «сегодня — стихийщики, завтра — ларьки». Впрочем, как заметила депутатская комиссия, «не дожидаясь этих формальностей, прямо на тротуаре началось сооружение кирпичного кафе. Куда смотрят архитектурный контроль и прочие контроли — непонятно. Разве что не хотят мешать выживанию обездоленного владельца кафе, оставленного государством без средств к существованию».

Власти приглашают кавалеров

Раз звезды зажигаются, значит, это кому-нибудь нужно. Если стихийная торговля стала визитной карточкой всех городов, значит, она кому-нибудь необходима.

Ну и ценится, понятное дело.

В Виннице, например, стихийщиков любят до такой степени, что практически каждый год строят для их переселения новые рынки. Которые почему-то странным образом связаны со сменами мэров, а также их протеже. Еще большая странность заключается в том, что «новоселья» дружно срываются и на городских окраинах просто становится больше еще одним пустующим «стадионом». Таким образом на хорошие деньги уже «попали» не только многие бизнесмены, но и один из руководителей области.

Мэрия между тем объявила очередное «переселение народов». Еще один новый рынок решено разбить на месте старого сада возле ПО «Химпром». Дескать, пуркуа бы и не? Сейчас химкомбинат все равно не работает, а слой всякой «химии», усыпавший округу в его лучшие времена, покроет асфальт.

Ну, а если заработает, к чему, кстати, прилагаются немалые усилия? Здешние химические осадки за месяц вытравливали до матовости оконные стекла. Торговцы это прекрасно знают. И, наверное, осознают, что уж тут одной коробкой из-под трусов явно не обойтись...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно