ЛЮБИШЬ СЛАДКОЕ — ГОТОВЬСЯ К РАСХОДАМ

20 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 20 октября-27 октября

Валерий КРАВЧЕНКО, член наблюдательного совета ТПО «Агропромышленная финансово- инвестиционная ...

Валерий КРАВЧЕНКО, член наблюдательного совета ТПО «Агропромышленная финансово- инвестиционная сахарная компания»

Сахарный рынок Украины из года в год становится все менее емким, но при этом остается нестабильным и непредсказуемым. О его прежнем величии, когда десять лет назад Украина производила более 5 млн. тонн собственного свекловичного сахара да еще перерабатывала около 1,5 млн. тонн тростникового сахара-сырца, пора забыть, так как на фоне произведенных в агросезоне 1998/1999 г. менее 1,7 млн. тонн свекловичного сахара и переработанных 248 тыс. тонн сахара-сырца тростникового — это не немой, а кричащий укор тем, кто непродуманными экономическими действиями, курсом на то, «что рынок сам приведет нас к благоприятным результатам», довел сахарную отрасль до последнего рубежа.

Кроме постоянного уменьшения валового сбора сахарной свеклы, дефицита топлива при проведении весенне-полевых и уборочных работ, а также в процессе переработки сахарной свеклы, острой нехватки высокопроизводительной сельскохозяйственной техники, изношенности и резкого старения основных фондов сахарных заводов, есть еще масса подпроблем, решение которых требует общегосударственных усилий. Это и обеспеченность работников села средствами защиты растений, минеральными удобрениями, элитными семенами, высокопроизводительной сельскохозяйственной техникой, и необходимость соблюдения аграриями технологий и приемов научно обоснованных севооборотов, и приемлемое кредитование сельскохозяйственных предприятий, и возможность получения сельхозтехники в лизинг, и работа ипотечных банков и кредитных союзов, и функционирование цивилизованного рынка земли, и модернизация основных фондов сахарных заводов, и связанная с ней диверсификация производимой ими продукции, и проблема загруженности мощностей сахарных заводов, и многое-многое другое.

Однако главное для рядовых налогоплательщиков — это снижение себестоимости производимой продукции. В этом плане необходимо отметить, что в результате совместных действий законодательной и исполнительной ветвей власти в течение последних полутора лет наметилась благоприятная динамика соотношения оптовых цен на сахар из сахарной свеклы к его себестоимости (см. таблицу).

>

Впрочем, всех, кого взволновал некоторый рост оптовой и розничной цен на сахар в минувшем сентябре, хотим успокоить: этот ценовой подъем краткосрочен. Из-за низких темпов уборки сахарной свеклы, на площадках сахарных заводов накоплено незначительное количество сырья. На конец сентября менее 50 предприятий начали переработку сладких корнеплодов. Сейчас погода улучшилась, активизировалась уборка свеклы и уже в первой декаде октября цена на сахар упала до уровня определенной правительством минимальной оптово-отпускной цены, то есть до 2 тыс. грн. за тонну.

К сожалению, на уровень себестоимости сахара и, как следствие, на оптовую и розничную цены на рынке Украины по-прежнему отрицательно влияет децентрализованное использование ресурсов сахарной свеклы. Разумеется, для всех очевидно, что из года в год этих ресурсов становится все меньше. Если исходить из того, что экономически обоснованный срок переработки сахарной свеклы на любом сахарном заводе составляет не менее 80 дней, то, к сожалению, следует констатировать значительное несоответствие этого показателя и реальной продолжительности работы сахарных заводов в оптимальном режиме. Так, если в 1998 году из 192 сахарных заводов Украины в экономически обоснованном режиме работало 172 сахарных завода в течение 39 дней, то уже в 1999 году — только 162 сахарных завода и менее 35 дней. По планам Минагрополитики, в 2000 году предполагается переработка на 159 сахарных предприятиях, средняя продолжительность их работы будет составлять около 40 дней. При этом будут работать только те заводы, которые имеют достаточную сырьевую базу и добро со стороны облгосадминистраций.

К сожалению, на конец второй декады сентября работало только несколько предприятий. Ряд заводов вынуждены были прекратить переработку сахарной свеклы из-за отсутствия ее запасов в достаточном количестве. В первую очередь при таком подходе возникает вопрос об уровне достаточности сырьевой базы. Разве обеспеченность сырьем сахарного завода на протяжении 40 дней его работы соответствует экономически обоснованному сроку, а главное — желаемому результату производственно- хозяйственной деятельности сахарного завода? Естественно, что «нет», ибо, как мы уже отмечали, оптимальная загрузка мощностей сахарных заводов должна находиться на уровне 80—90 дней.

Однако министерство стало заложником облгосадминистраций, ибо во всем поддерживает их курс, направленный на раздачу «всем сестрам по серьгам». Это подтверждается перечнем сахарных заводов, которые включены как поставщики сахара на внутренний рынок в рамках так называемой квоты «А». В этот перечень входит 156 сахарных заводов из 159, тогда как для переработки реально имеющегося сырья сахарной свеклы в научно обоснованные оптимальные сроки достаточно и трети сахарных заводов, которые планируется запустить. Какая же это политика? Разве можно достичь желаемых экономических результатов при условии децентрализации использования сырьевых ресурсов сахарной свеклы? На наш взгляд, важна такая тенденция: в 1998 и 1999 годах на уровне экономически обоснованного оптимального срока (80 дней) работало пять сахарных заводов, в то время как на уровне половины этой продолжительности (около 40 дней) работало 80 предприятий.

Мы уверены, что если министерство и облгосадминистрации свеклосеющих областей желают добиться понижения себестоимости сладкой продукции, достичь устойчивости экономической базы сахарных заводов, улучшить социально-экономическую обеспеченность и защищенность как рабочих перерабатывающих предприятий, так и членов их семей, то они должны в первую очередь сконцентрировать сырьевые потоки, направив их именно на сахарные заводы, входящие в число отмеченных 80.

Сегодня, рассматривая широкий круг проблем, которые в той или иной мере разрушают сахарную отрасль Украины, для всех очевидна бессмысленность вопроса, актуального еще два-три года назад, о загрузке мощностей всех 192 сахарных заводов Украины свекловичным сырьем на протяжении 80 или даже 85 рабочих дней, то есть в течение срока производственной деятельности, который обеспечивает прибыльность сахарным заводам. Когда суммарная мощность сахарных заводов Украины по переработке составляла около 500 тыс. тонн свеклы в сутки, а валовой сбор сахарной свеклы в нашей стране был на уровне 43 млн. тонн и более, то это давало возможность всем сахарным заводам постоянно работать в оптимальном экономическом режиме. Сейчас же, когда реально, особенно в течение двух последних агросезонов, валовой сбор сахарной свеклы находится на уровне 14 млн. тонн, этого количества свеклы достаточно для работы переработчиков в оптимальном режиме только в течение 33— 35 дней. Не случайно, что по результатам хозяйственной деятельности, начиная с 1997 года, только пять предприятий обеспечивают рентабельность переработки сахарной свеклы.

В нынешних экономических условиях достичь максимальной загрузки заводов, перерабатывающих сахарную свеклу, можно только путем их значительного сокращения (до 60—70) и перепрофилирования их деятельности, так как экономически обоснованных надежд на расширение площадей под сахарную свеклу, резкое повышение ее урожайности пока нет.

Почему мы об этом говорим именно в таком ключе? Потому что в условиях изношенности основных фондов и продолжающегося их ускоренного старения, если не поддержать организационно и экономически перспективные сахарные предприятия, расположенные в устойчивых зонах свеклосеяния, то физическое и моральное старение оборудования и технологий довершит процесс разрушения сахарного комплекса Украины. Общеизвестно, что сахарные заводы Украины имеют оборудование в основном устаревшее и с высоким средним процентом износа (до 60%). А ведь именно Минагрополитики отвечает за инженерно-техническое перевооружение и модернизацию сахарных заводов.

Нам бы не хотелось, чтобы у читателя создалось впечатление, что авторы предлагают пустить практически «под нож» почти две трети сахарных заводов, лишив их господдержки посредством отказа в выделении квоты «А». Это не так. Мы настаиваем на сокращении количества сахарных заводов, перерабатывающих сахарную свеклу, или их перепрофилировании. Но ведь сахарный комплекс страны имеет мощности по переработке сырца сахарного тростника —около 2 млн. тонн в год. В случае загрузки этих мощностей можно добиться устойчивой работы еще на 40 сахарных заводах с максимальной продолжительностью работы по тростнику до 9, а то и 10 месяцев в год.

Это огромный резерв. Это реальная возможность производства дешевой ликвидной сахарной продукции из тростникового сырца для внешнего рынка. Это не только дополнительные рабочие места, возрождение финансово-экономического состояния сахарных заводов. Освоение этой схемы может быть эффективным экономическим инструментом в руках наших дипломатов и политиков в ходе проведения «топливных» переговоров, в первую очередь со странами СНГ. Сахар для этих стран — это ликвидный товар, вполне приемлемый для расчетов за остро необходимые Украине нефть, газ, хлопок и прочую их продукцию.

Частным образом эту проблему не решить. Потребуется специальная госпрограмма поддержки финансирования (естественно, с учетом возможностей отечественного банковского капитала) закупки сырца и его переработки. И еще потребуется, чтобы многие уяснили: производство сахара из тростникового сырца для нужд внешнего рынка в законодательном плане ничего общего не имеет с льготным ввозом сахара-сырца, предназначенного для внутренней переработки и потребления.

Мы уверены, что бытующее мнение о том, что решение глав правительств стран СНГ от 24 сентября 1993 года в части правил определения страны происхождения товаров не помешает Украине реализовать данную схему. Например, путем создания соответствующих финансово-промышленных групп. Вместо этого Украина проводит переговоры о строительстве в ряде стран СНГ сахарных заводов. Это путь в тупик, который навсегда вытолкнет Украину с сахарных рынков этих стран.

Учитывая, что в настоящее время производимого в Украине белого свекловичного сахара недостаточно как для потребительского рынка, так и для его переработки на промышленные цели, все острее стоит вопрос ввоза в Украину тростникового сахара-сырца. Покрытие дефицита сахара в первую очередь связано с необходимостью поддержания устойчивого производства кондитерских изделий, безалкогольных напитков, молочных консервов, продуктов детского питания и прочего. К сожалению, следует отметить, что Закон Украины «О ввозе в Украину сахара-сырца тростникового в 2000 году» был принят парламентом только 8 июня, после почти двухмесячного обсуждения его в сессионном зале. В соответствии с этим законом, юридические лица, получившие квоту, должны были ввезти сахар-сырец до 1 сентября текущего года в объеме 260 тыс. тонн с уплатой льготной ввозной пошлины в 5% его таможенной стоимости, но не менее EUR 5 за 1 тонну.

Во исполнение норм данного закона, Кабинет министров 4 июля издал постановление «О механизме регулирования импортных поставок сырца сахарного тростника в 2000 году», одним из пунктов которого предусмотрено, чтобы «Министерство экономики по заявкам субъектов внешнеэкономической деятельности, согласованным с Министерством аграрной политики, обеспечило выдачу лицензий на импорт сахара-сырца тростникового в соответствии с законодательством в объемах установленной квоты со сроком действия до 1 сентября 2000 года». Для выполнения данного пункта постановления Кабмина Министерство экономики 17 июля издало приказ «О порядке выдачи лицензий на импорт сахара-сырца тростникового», который был зарегистрирован в Минюсте 20 июля с.г. Так были потеряны три (!) месяца для льготной закупки сахара-сырца.

Таким образом, субъекты внешнеэкономической деятельности (из числа законопослушных), планирующие импортные операции по ввозу сахара-сырца тростникового, были поставлены не только в жесткие временные рамки, но и в крайне невыгодные внешнеэкономические условия. И связано это не только с тем, что закон предусматривал, чтобы сахар-сырец был ввезен в Украину до 1 сентября, а в большей мере с тем, что на дату официально возможного ввоза сахара-сырца тростникового в Украину (а это 20 июля 2000 года) его котировки на Нью-Йоркской и Лондонской товарных биржах возросли на 65% по сравнению с мартовскими котировками, когда были самые низкие уровни продажи тростникового сахара-сырца. Биржевые котировки на этот товар продолжали расти и после 20 июля, стабилизировавшись на максимальном уровне в августе, после чего начали резко снижаться (см. график).

Если бы законодательные и нормативные акты, регулирующие закупку тростникового сырья были отработаны своевременно (то есть не позднее конца января — начала февраля 2000 года), то субъекты хозяйственной деятельности Украины, осуществлявшие его закупку, могли бы заключить соответствующие сделки по минимальным биржевым котировкам, то есть на уровне 125—130 долл. за тонну. В таком случае, даже включая хеджирование с датой ввоза сахара-сырца в июле—августе, цена на тростниковый сахар-сырец на условиях CIF-Одесса (с учетом премии продавца и премии за высокую поляризацию) находилась бы на уровне 180—185 долл. за тонну.

Мы говорим об этом детально не потому, что желаем еще раз подтвердить тезис о нерасторопности украинского чиновничества, о его нежелании мыслить макроэкономическими показателями. Важно другое: образовавшиеся издержки (а это более 22% стоимости ввезенного в Украину в 2000 году тростникового сахара-сырца) покрываются отечественным покупателем сахара, возможности которого и так на пределе.

Таким образом, только из-за нерасторопности в данном случае представителей законодательной и исполнительной власти Украина легально потеряла около 10 млн. долл.

С нашей точки зрения, действующий закон Украины, а вернее нормативные акты, разработанные в его исполнение, не совсем корректны в части определения компаний, которые получают право на льготный ввоз в Украину тростникового сахара-сырца и его переработку. Ведь выдача импортных лицензий на ввоз сахара-сырца в рамках действующего законодательства никак не связана с участием их соискателей в процессе свекловыращивания и свеклопереработки.

Для стимулирования инвестиционных поступлений в свеклосахарное производство и предотвращения дефицита сахара на внутреннем рынке страны мы внесли в Минагрополитики предложение о целесообразности введения в государстве порядка, предусматривающего выделение свеклосеющим хозяйствам, сахарным заводам, а также компаниям, инвестирующим средства в развитие свеклосахарного производства, квот на льготный ввоз тростникового сахара-сырца на следующих условиях: каждые две тонны произведенного ими свекловичного сахара должны давать им право ввоза на таможенную территорию Украины одной тонны тростникового сахара-сырца для его дальнейшей переработки и для внутреннего потребления. Это предложение было одобрено, но как и когда оно будет реализовано — неизвестно.

Рассматривая вопрос о необходимости и целесообразности ввоза в страну тростникового сахара- сырца, нельзя согласиться с мнением народного депутата П.Симоненко, который, выступая против «квоты», заявил, что «здесь нет государственных интересов» («Бизнес» №24 от 12 июня 2000 г.). Государственный интерес заключается прежде всего в том, чтобы социально незащищенные слои населения Украины могли покупать сахар по ценам, имеющим устойчивую тенденцию к снижению. В совокупности действия законодательной и исполнительной ветвей власти в вопросе перевода свеклосахарного комплекса страны на рыночные механизмы функционирования (как и наши предложения) направлены именно на это.

Теперь об ошибках. Вряд ли стоит думать, что все решения, принимаемые в Украине, правильны, что мы не делаем ошибок. Ошибки могут быть, но нужно оперативно делать выводы, чтобы эти ошибки не повторялись. Ведь размеры ежегодных квот на льготный ввоз в страну сахара-сырца будут ежегодно увеличиваться до тех пор, пока в Украине не стабилизируется валовой сбор сахарной свеклы и не будет сокращен круг перерабатывающих заводов. То есть до того момента, когда будет полностью исключено искусственное увеличение себестоимости свекловичного сахара в Украине из-за децентрализованного использования свеклы.

Предполагается, что в 2001 году объем этой квоты будет определен на уровне 500 тыс. тонн. Это вынужденная мера, поэтому с ввозом тростникового сахара-сырца в Украину на 2001 и последующие годы (особенно, учитывая дефицит сахара в Украине) не следует затягивать. Было бы экономически целесообразно, чтобы уже на начало года законодательная и исполнительная власти полностью определились в вопросе закупки сахара-сырца и подготовили необходимые документы.

Если говорить о дополнительном давлении на потребителя сладкой продукции, то оно не ограничивается вышеупомянутыми 10 млн. долларов. К нему следует добавить еще 20%, которые в виде НДС взимаются при «льготном» ввозе сахара-сырца. Таким образом, на цену тростникового сахара будет еще дополнительно накручено около 1,5 млн. долларов. Поэтому пусть никого не удивляет, что цены на внутреннем рынке и на сахар свекловичный, и на сахар тростниковый у нас одинаковые.

Ожидаемая соответствующими фирмами и сахарными заводами-переработчиками прибыль, как и предполагаемое снижение цен на сахар, в результате дополнительного ввоза сахара-сырца тростникового в Украину, были съедены бездарным чиновничьим исполнением. Как здесь не вспомнить Россию! Имея те же проблемы, она все делает по внешнеэкономической «классике». Отсюда и низкая себестоимость российского белого рафинированного тростникового сахара — на уровне 210—230 долл. за тонну. А мы удивляемся, почему это отдельные российские предприниматели активизировали в этом году контрабандный ввоз сахара в Украину? С экономической точки зрения ответ очевиден: «Розничная цена на рынке Украины в летние месяцы превышала себестоимость российского сахара на 200 и более долларов за тонну. А далее все как по Марксу: «Нет такого преступления …».

Судя по оценкам зарубежных коллег, только в течение этого года в Украину было нелегально ввезено из России и Беларуси около 400 тыс. тонн сахара. Любопытно, что в Беларуси только четыре сахарных завода работают на импортируемом сырце сахарного тростника, так как своей сахарной свеклы белорусы практически не имеют. Если допустить, что контрабандный российский и белорусский сахар скупался украинскими оптовиками по заниженным ценам (пусть даже на уровне 300 долл. за тонну), то и тогда из внутреннего оборота Украины было вымыто порядка 120 млн. долл. Это очень большие потери для такой страны, как Украина. Не потому ли мы бедны, что безразличны: не замечаем, когда нас грабят? А может, это кому-то выгодно? Зачем тогда вообще разговоры о национальной продовольственной безопасности?

Украина, в недавнем прошлом крупнейший в мире производитель свекловичного сахара, в нынешних социально-экономических условиях переживает драматический момент, когда ее внутренний рынок сахара достиг позиций пограничной (как у развивающихся стран) самодостаточности: значительно сократившееся производство свекловичного сахара (предложение) с трудом удовлетворяется скудными финансовыми возможностями населения страны (спрос). В создавшейся ситуации активизировать как предложение, так и спрос может снижение себестоимости производимой сладкой продукции. Достичь его можно несколькими способами, о некоторых из них мы рассказали в этой статье. Предлагая их вниманию читателей, мы исходим из приоритета доступности сахара, как жизненно необходимого продукта, для нашего социально незащищенного населения.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно