«ЛУГАНСКШАХТОСТРОЙ»: «МЫ СТРОИЛИ, СТРОИЛИ И ОБАНКРОТИЛИСЬ…»

27 августа, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 27 августа-3 сентября

Накануне нынешнего Дня шахтера, к празднованию которого в Луганской области намечается ввести в с...

Накануне нынешнего Дня шахтера, к празднованию которого в Луганской области намечается ввести в строй первую очередь шахты «Самсоновская-Западная», которая строилась почти 30 лет, в стороне от праздничных речей остаются события, связанные с государственной холдинговой компанией «Луганскшахтострой». А зря, ведь это тоже сегодняшний день угледобывающей отрасли.

Основанный в 1956 году, комбинат «Луганскшахтострой» являлся одним из крупнейших в бывшем Союзе и занимал второе место в Украине - после аналогичного предприятия в Донецкой области. Его специалистами были построены 42 шахты общей мощностью 25 млн. тонн угля в год; 14 обогатительных фабрик общей мощностью 28 млн. тонн обогащения угля в год; 1,7 млн. кв. метров жилья, 49 общеобразовательных школ, 45 детских садов, 23 больницы, 21 кинотеатр, птицефабрика и сотни других объектов.

В 70-е и 80-е годы комбинат держал первенство по Союзу среди шахтостроителей по производительности труда на строительно-монтажных работах, по коммерческим темпам на проходке стволов, по средним темпам на проходке околоствольных выработок. Мировой уровень по качеству и скорости достигался на возведении башенных копров из монолитного железобетона, монтаже в них многоканатных подъемных машин. Был разработан и внедрен целый ряд технических и организационных решений, позволивших сократить сроки строительства и реконструкции шахт, обогатительных фабрик, объектов для других отраслей.

Но все это в прошлом. Судьба государственной холдинговой компании покатилась под откос после того, как ее руководство оказалось неспособным удовлетворить претензии кредитора - ЗАО «Шахтостроитель» - в размере 22 тыс. грн. Спор возник из-за неуплаты долговых обязательств по договору аренды, а поскольку данная сумма не была уплачена в течение месяца, то, согласно действующему закону о банкротстве, началось воплощение данной процедуры в жизнь.

Здесь следует сказать о том, что выяснение отношений между ЗАО «Шахтостроитель» и ГХК «Луганскшахтострой» длилось почти год - с сентября 1997 года по август 1998-го. Все это время существовала возможность предотвращения банкротства предприятия, но никакие «предохранительные» меры руководством компании приняты не были.

С сентября 1998 года начала свою работу ликвидационная комиссия по банкротству ГХК «Луганскшахтострой», к которой перешли полномочия по управлению имуществом предприятия. Автоматически она стала высшим органом управления компании. О том, в каких условиях приходится работать, рассказывает председатель комиссии Лариса Скачкова.

- Первым нашим шагом была инвентаризация имущества, находящегося на балансе ГХК «Луганскшахтострой», - говорит Л.Скачкова. - Ее результаты показали, что: данные бухгалтерского учета не соответствуют фактическим остаткам; основные средства используются на 30 процентов; дебиторская задолженность просрочена и ее взыскание не проводилось; на предприятии накоплено много неликвидных товаро-материальных ценностей.

Ликвидационная комиссия пришла к единому мнению: основной причиной доведения предприятия до банкротства явилась низкая организационная деятельность руководства ГХК «Луганскшахтострой». В октябре комиссия принимает решение (исключительно преследуя цель недопущения полной ликвидации предприятия) о продаже неликвидного и неиспользуемого имущества «Луганскшахтостроя». Все это время проводились встречи с руководством компании, руководителями структурных подразделений, дочерних предприятий, профсоюзными органами, на которых ставился один вопрос - разработка конкретных предложений по выходу предприятия из кризиса. К сожалению, все усилия ликвидационной комиссии руководством холдинговой компании были проигнорированы.

Осознавая значимость данного предприятия для экономики области, мы дважды обращались в Министерство угольной промышленности с предложениями по преодолению банкротства компании, в том числе:

1) скоординировать деятельность угольных объединений Луганской области и передать в счет погашения задолженности перед ГХК «Луганскшахтострой» угля на сумму более 3 млн. грн. с реализацией их через Минуглепром;

2) создать рабочую группу по анализу и выработке предложений относительно предотвращения банкротства и оздоровления ГХК «Луганскшахтострой».

Фактический «хозяин» - Министерство угольной промышленности - на начало процедуры банкротства столь мощного предприятия, как государственная холдинговая компания, в состав которой входят пять дочерних предприятий, а по сути, весь шахтостроительный комплекс Луганской области, отреагировало очень «по-хозяйски», т.е. никак.

В то время, как сумма ликвидационных требований кредиторов составила 92 тыс. грн., задолженность по зарплате на предприятии достигла 1,5 млн. грн. Погашение именно этой задолженности, которую «наработал» аппарат управления, и стало головной болью ликвидационной комиссии. Для этой цели и была использована продажа неликвидного и неиспользуемого имущества, в разряд которого попали металлолом, железобетон, неисправные машины (в гараже стояло до 300 машин, которые вообще не использовались, а числились на балансе предприятия и «тащили» его на дно амортизационными отчислениями).

Работая в таком режиме 11 месяцев, комиссия добилась, что текущая заработная плата стала выплачиваться ежемесячно. Единственное, что не удалось осуществить, - погасить ранее образовавшуюся задолженность по зарплате, так как предприятие практически не осуществляло финансово-хозяйственной деятельности. Структурные подразделения холдинга загружены максимум на 10%, а дочерние предприятия вроде бы и работают на объектах Министерства угольной промышленности, но им никто ничего не платит. Непонятная психология: работать, а результат получать нулевой. Кому нужна такая деятельность? Работать с надеждой, что когда-нибудь за нее заплатят? Из бюджета...

Мы не приостановили финансово-хозяйственную деятельность «Луганскшахтостроя», хотя по закону могли это сделать. Но, учитывая ходатайство администрации холдинга, пришли к выводу, что нет необходимости идти на такой шаг. Наш расчет был на то, что процедура банкротства стимулирует аппарат управления к действиям, направленным на погашение дебиторской задолженности, которая достигла отметки в 45 млн. грн. Увы...

За период работы ликвидационной комиссии пришлось столкнуться с целым рядом проблем, которые можно разбить на три группы:

Первая - ненадлежащий контроль за деятельностью администраций государственных предприятий, органов управления и органов контрольно-ревизионной службы. Как следствие этого:

а) отсутствует надлежащий учет основных средств и товарно-материальных ценностей;

б) неправильное списание и реализация основных средств;

в) нецелевое использование бюджетных средств;

г) низкая организация и планирование труда.

Вторая группа - отсутствие координационной деятельности Агентства по вопросам банкротства, в результате чего:

а) процесс банкротства направлен на получение огромных прибылей коммерческими структурами, вывоз товарно-материальных ценностей за пределы области;

б) наличие фактов умышленного банкротства с целью изменения собственника;

Третья группа проблем - злоупотребления со стороны должностных лиц предприятий-банкротов при проведении процедуры банкротства:

а) сокрытие имущества, принадлежащего предприятию;

б) незаконный отпуск товарно-материальных ценностей;

в) превышение служебных полномочий и явный саботаж работе ликвидационной комиссии.

Один пример. На балансе ГХК «Луганскшахтострой» находится незавершенное строительство завода крупнопанельного домостроения в Краснодоне. Решение о его приватизации было принято еще в 1996 году, при этом степень готовности объекта составляла более 77%. До 1998 года Минуглепром не сделал ничего для его продажи с целью завершения строительства, как того требовало законодательство. После признания холдинговой компании банкротом по предложению администрации компании было принято решение о продаже завода без обязательного условия завершения строительства. Самое интересное, что стоимость объекта продажи была утверждена в размере 660 тыс. грн., хотя по учетным данным стоимость строительства составляет более 77 млн. грн., плюс оборудование на сумму более 5 млн. грн.

О продаже объекта ликвидационная комиссия узнала в апреле 1999 года из газеты «Ведомости приватизации», когда объект предлагался к продаже в третий раз и его цена была снижена до 330 тыс. грн. Понимая, что объект стоит намного дороже, ликвидационной комиссией было принято решение оспорить через арбитражный суд продажу объекта, а также принять срочные меры по его инвентаризации и охране.

В ходе инвентаризации было выявлено, что действия администрации ГХК «Луганскшахтострой» по продаже завода были направлены только на сокрытие огромного ущерба, нанесенного государству в результате его уничтожения. В настоящее время степень готовности завода составляет не более 10% (после 77%). В нарушение всех норм закона Украины в 1996-98 гг. производилось бюджетное финансирование работ по консервации, однако материальные ценности, полученные от консервации, не складировались, а продавались, их учет не велся. На 1999 год несмотря на то, что объект находится в стадии продажи, Министерство угольной промышленности выделяет из бюджета 500 тыс. грн. на консервацию...

Несмотря на приведенные выше факты, Министерство угольной промышленности продлевает контракт с руководителем холдинговой компании на еще один год «работы», хотя не имело права этого делать без согласия ликвидационной комиссии. И он продолжает «работать» при помощи двух мобильных телефонов, которые оплачиваются за счет дочерних предприятий, получая 900 грн. и пользуясь персональной машиной.

Здесь следует сказать и о той роли, которую играет во всей этой истории профсоюз. До марта текущего года он не поднимал перед руководством холдинга никаких вопросов, связанных с жизнедеятельностью предприятия. Но после того, как ликвидационная комиссия приняла решение об увольнении генерального директора, профсоюз встал на его защиту. Хотя методы выбрал достаточно специфические: письма во все инстанции, что мы неправильно организовали свою деятельность, продаем имущество по заниженным ценам и т.д. Одна из жалоб была рассмотрена в областном арбитражном суде, признана необоснованной и отклонена.

Самое удивительное, что по инициативе профсоюзного комитета был поставлен вопрос о прекращении предпринимательской деятельности предприятия. То, что она продолжается до сих пор, было поставлено в вину ликвидационной комиссии и вроде бы формально придраться не к чему. Законодательство, регламентирующее данные вопросы, безнадежно устарело, так его рождение датируется 1992 годом, а указ Президента об упрощенной процедуре банкротства не прошел «испытание» парламентом.

Комиссия «учла» это замечание и накануне Дня шахтера приняла решение о прекращении с 15 октября 1999 года предпринимательской деятельности ГХК «Луганскшахтострой». Кроме того, будем искать руководителя, который смог бы стабилизировать и организовать работу предприятия в период после банкротства с тем, чтобы создать мобильную структуру, способную работать, а не существовать, вспоминая заслуги прошлых лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно