ЛЕОНИД КОЗАЧЕНКО: «ЧЕЛОВЕКА РЕАЛИЗУЕТ НЕ ДОЛЖНОСТЬ, А ИДЕИ»

22 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Он пришел в Министерство сельского хозяйства в 1991 году с двумя высшими образованиями за плечами —...

Леонид Козаченко
Леонид Козаченко

Он пришел в Министерство сельского хозяйства в 1991 году с двумя высшими образованиями за плечами — Украинская сельскохозяйственная академия и Всесоюзная академия внешней торговли в Москве, с опытом работы на руководящих должностях в хозяйствах Киевской области. Вторая полученная специальность экономиста внешней торговли позволила Леониду Козаченко наладить работу в возглавляемом им управлении сельскохозяйственного маркетинга и лицензий. Однако идеи, которые продуцировал перспективный руководитель, несколько не вписывались в трафареты как государственного учреждения, так и тогдашних экономических принципов. И Леонид Петрович, не изменяя сельскому хозяйству, основал собственную структуру — АО «Украгробизнес». А со временем и влиятельные общественные организации — Украинскую лигу предпринимателей агропромышленного комплекса (УЛПАК), Украинскую аграрную конфедерацию...

Есть его вклад и в создании Украинской зерновой ассоциации, Украинской ассоциации защиты растений, Ассоциации страховщиков в аграрном секторе... Его фамилия дважды «светилась» среди претендентов на кресло аграрного министра — в 1995 и 1998 годах. Козаченко был «проходной» фигурой и только его собственный отказ не позволил Украине получить молодого, расчетливого, рыночного аграрного министра. Поэтому появление Леонида Козаченко в правительстве в ранге вице-премьер-министра по вопросам АПК меня не удивило. Кое-кто склонен считать, что Козаченко не хватает опыта политика. Вот и наша газета в назначении Леонида Петровича узрела «помощь» вездесущего Александра Волкова, назвав Козаченко протеже последнего.

— Леонид Петрович! Это печатное откровение вас шокировало, смутило, развеселило?

 

— Во всяком случае, не стало неожиданностью, поскольку с Александром Волковым знаком почти десять лет, от случая к случаю встречаемся, обсуждаем краеугольные проблемы, в последнее время касающиеся работы ВР по формированию законодательного поля АПК. О том, что Волков поддержал мою кандидатуру на пост вице-премьера, знал. Но среди оказавших мне доверие были и другие политики, значительная часть депутатов центристского блока, руководители общественных организаций. Однако первым, кто предложил мне занять эту должность и вышел с этим предложением на Президента, был Анатолий Кириллович Кинах, премьер-министр. Поэтому, по журналистской логике, учитывая, что я еще и член президиума Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП), можно сделать вывод, что Козаченко — «человек Кинаха». Как по мне, считаю себя выдвиженцем всех названных.

— Возможность «сделать» политико-административную карьеру вам выпадала и раньше. Вспомните 1995 год. Вы — потенциальный министр АПК и... отказ. Ваш. Это повторилось и в 1998 году. Что вас не устраивало тогда?

 

— Прежде всего, министерская команда не была составлена из людей, разделявших мои взгляды. Естественно, в «чужом» стане тяжело работать. А с другой стороны, морально не был готов к государственной службе. Работая в бизнес-структуре, возглавляя аграрные общественные организации, считал, что там я полезней государству. Все это и вынудило меня отказаться от перехода. Со своими соображениями поделился с Президентом, и Леонид Данилович с ними согласился.

— А теперь? Считаете, пришло ваше время?!

 

— Провозглашенный в декабре 1999 года Президентом реформаторский курс существенно изменил ситуацию как в обществе, так и в среде, формирующей аграрную политику. Это — новая идеология, а реализовывать ее, естественно, должна исполнительная власть. Земельная реформа, инфраструктура аграрного рынка, более благоприятная законодательная база... Почувствовал, что могу качественно влиять на эти процессы. Тем более, прежнее правительство заложило принципы, сформировало среду для реализации президентских начертаний в сфере АПК. Кабмин начал действовать не как субъект рынка, коммерческая структура, а формировать благоприятные условия для развития собственно рынка.

Кстати, это — беда прежних правительств, пытавшихся обеспечить сельское хозяйство минудобрениями, горючим, предоставлявших большие средства, а в результате — ничего в достаточном количестве. Правительство Ющенко приняло решение: переложить эту ношу на плечи частных предпринимательских структур, которые за собственные средства будут обеспечивать поставки ресурсов. А Кабмин использует бюджетные деньги, чтоб удешевить для сельхозпредприятий заемные проценты коммерческих банков-кредиторов.

— Были ли опасения, что новосформированный Кабмин может сойти с пути, проложенного его прежним руководителем? 14 мая, еще до назначения вице-премьером, из ваших уст, президента УЛПАК, прозвучало довольно резкое заявление: «Если новое правительство не продолжит реформы, наша лига не будет сотрудничать с ним». И дальше, цитирую: «О необходимости проведения рыночных реформ в сельском хозяйстве сказано слишком много, чтобы отказываться от избранного пути».

 

— Уже тогда были зримые результаты кабминовских новаций. Удешевление кредитов позволило привлечь в агросектор за полгода более 2 млрд. грн., в то время как в прошлом году — 815 млн. А увеличение объемов кредитования положительно сказалось на производительности АПК: валовое производство за семь месяцев возросло на 26%, окрепло и растениеводство, и животноводство. Словом, проблемы с краткосрочным кредитованием мы разрешили на 70%: средства делают один оборот, сезонный — вложили, вырастили продукцию и реализовали.

— Но ведь селу нужны и «средние» гривни, и «длинные», то есть средне- и долгосрочные кредиты. Какова ежегодная потребность АПК в средствах? Где-то в пределах 15 млрд. грн.? А чтобы заменить практически изношенные, а то и вовсе отсутствующие основные фонды? Вдесятеро больше!

 

— Это уже более тонкий инструментарий, но, разработав соответствующую систему, удовлетворим потребность села и в этих видах кредитов. Инвестиционные потоки притормаживает отсутствие ипотеки и рынка земли. Если мы законодательно уладим эти проблемы, то в Украину, по мнению представителей зарубежного банковского капитала, выстроится очередь инвесторов, и мы с вами еще и выбирать будем, чьи предложения привлекательнее. Но для этого необходимо принять Земельный кодекс.

— Председатель аграрного комитета Верховной Рады Екатерина Ващук на днях призналась, что вряд ли и восьмая, последняя сессия нынешнего состава парламента благословит его. Праздник переносится...

 

— К величайшему сожалению... Значит, придется отложить на потом разрешение таких насущных проблем, как налог на землю, единый реестр земельных участков, из-за отсутствия которого бюджет теряет почти 4 млрд. грн. Да и доступ к долгосрочным кредитам откроется лишь при условии, если будем иметь солидную разновидность залога. Скажем, высоколиквидные средства, но у большинства крестьян их нет. А что могут предложить вместо этого? Землю. Она же пока не является предметом залога и не имеет реальной цены. Да и после принятия Земельного кодекса, пройдет год-другой, пока сформируем прозрачный рынок земли, пока собственник по-настоящему почувствует ее цену.

— Полпредами правительства, непосредственно занимающимися реализацией аграрной политики на местах, выступают областные и районные управления сельского хозяйства. Они, чего греха таить, остаются архаическими структурами, привыкшими «выжимать» объемы сельхозпроизводства, диктовать, что, где, когда и сколько сеять. При таких «функциональных обязанностях» в верхах будет шуметь, а в низах — только шелестеть. А кивать будут на «несостоятельные аграрные реформы»...

 

— Наибольшее зло — компрометация действий и замыслов аграрного блока правительства местными чиновниками. Это и откровенное сопротивление, и тихий саботаж, но время, как говорится, не только лучший судья, но и прокурор. Сегодня очевидно: обл- и райсельхозуправления требуют коренного изменения их статуса. Пройденной страницей аграрной истории стала централизованная система распределения ресурсов. Сегодня субъекты хозяйствования — стопроцентно частные агроформирования. Чего они ждут от государства? На первый взгляд, казалось бы и немногого: благоприятной среды для реализации собственного потенциала, без административного и какого-либо иного вмешательства в этот процесс. Просто?! Но за этим стоит чрезвычайно большой объем работы.

Именно низовые агроотделы должны способствовать становлению разветвленной сети банковских учреждений, создать условия для ритмичного функционирования посреднических структур, которые будут заниматься поставками материальных ресурсов, реализацией выращенного, условия для «прописки» представительств крупных и средних зернотрейдеров как национальных, так и зарубежных, аккредитованных в Украине, должны привлечь к этому процессу потребительскую кооперацию. С другой стороны, областные и районные органы сельхозуправлений должны проводить мониторинг объемов производства сельхозпродукции, структуры севооборотов, цен — чтобы эти данные обобщать на государственном уровне и отслеживать тенденции, происходящие в АПК. Эти управленческие звенья ответственны и за противоэпизоотическое состояние в регионе, фитосанитарию, сохранение плодородия грунтов... Заметьте, все перечисленное — не чей-то каприз, а непосредственные функциональные обязанности представителей власти на местах, финансируемых из бюджета. И третья составная работы сельхозуправлений — консультативная служба. Ее специалисты должны квалифицированно помочь субъекту хозяйствования, скажем, в технико-экономическом обосновании получения кредита или в разработке технологической карты выращивания зерновых или технических культур, выполнить агрономическое сопровождение производства пшеницы, кукурузы, чего угодно — от посева до уборки...

— Эта помощь очень своевременна, ведь во многих новых агроединицах не хватает опытных агрономов, да и две трети руководящего состава — люди новые, есть и вовсе далекие от земли...

 

— Поэтому мы и хотим уберечь ее от дальнейшего упадка. Естественно, консультативная деятельность будет осуществляться на платной основе и это будет стимулировать специалистов, повышать их авторитет, востребованность. Собственно, консультативные службы, центром которых являются учебные заведения, функционируют во многих странах и доказали свою полезность.

— С подобной — Extension — ознакомился в американском штате Айова. Она действительно является неотъемлемой составной Айовского государственного университета, где образование, исследования и внедрение их в производство — классическая триада. Кстати, в этом заведении очень высокого мнения о Национальном аграрном университете, его ректоре Дмитрии Мельничуке.

 

— И именно он, возглавляемый им вуз стали инициаторами разработки положения о национальной консультативной службе, методик — вплоть до расценок на широчайший спектр услуг. Доживем — и к нам будут ездить за опытом.

— Леонид Петрович, до сих пор мы говорили о переориентации областных и районных сельхозуправлений на новые сегменты работы, отходе от несвойственных функций. В то же время центральное аграрное ведомство, по сути, под боком Кабмина пользуется давно отжившим инструментарием — запретом на свободное перемещение зерна даже внутри страны. Декларированный вами свободный рынок с подачи Министерства аграрной политики стал подневольным. Очевидно, именно поэтому на одном из кабминовских заседаний вы сказали Кириленко: «Иван Григорьевич! Выбирайте себе наказание сами...»

 

— Эти слова сказаны в связи с чрезмерной снисходительностью министра к проявлениям администрирования со стороны отдельных областных руководителей: они своими распоряжениями запретили торговлю зерном, пока не сформируют региональные продовольственные ресурсы. Хотя, по большому счету, точно и четко сказать, что это и о каких именно объемах речь, никто не может. У каждого главы облгосадминистрации — свое определение, своя формула. Так вот, Иван Григорьевич считал, что подобные проявления «самоуправства» не так уж и негативно сказываются на зерновом рынке и деятельности субъектов хозяйствования, которые, повторюсь, стопроцентно — частные структуры.

Более того, МинАП издало приказ №163, пункт 8 которого диктовал «обязательную продажу зерна по внутренним контрактам через биржу», что противоречило целому ряду действующих законов, наконец, здравому смыслу. Кто вправе препятствовать движению вашего товара, если вы его собственник?! Иное дело, если вы реализуете его по демпинговым ценам, чтобы избежать уплаты налогов или припрятать деньги. Но эти процессы должны отслеживать соответствующие органы — Антимонопольный комитет, налоговая администрация. Это в их компетенции, другое дело, что для них это непривычно. Поэтому правительство поставило перед ними задачу — наработать методологию отслеживания демпинговых продаж. Административным установлением цен и незаконным сдерживанием торговли зерном делу не поможем, и я решительно выступил против этого.

— И какое же наказание избрал для себя Иван Григорьевич? Стал, как провинившийся мальчик, на колени в уголок на зерно пшеницы?

 

— Аннулировал пункт приказа в части обязательной продажи зерна по внутренним контрактам через биржу и признал, что эта мера — неэффективна, непопулярна, не соответствует принципам рыночной экономики и, самое главное, может привести к непредсказуемым последствиям, резкому падению цен. Угроза есть, но мы должны отвести ее от наших товаропроизводителей.

Когда МинАП принял решение торговать исключительно через биржи, то торгов как таковых не было. Цена — не объективная, а фиктивная — удерживалась, или ее поддерживали искусственно, не допуская обвала. Сейчас торговые шлюзы открыты, и цены могут «рухнуть», причем необоснованно. Почему? Во-первых, нехватка первичной информации о том, что происходит на биржах, во-вторых, вполне естественные опасения крестьян, что они в связи с перепроизводством зерна не успеют продать свой урожай и, в-третьих, неистовое давление на хлеборобов со стороны кредиторов. Последние уже больше месяца ждут, когда же откроется доступ к зерновым амбарам. Они убедились, что заемщики — с продукцией, но (в связи с упомянутым пунктом 8 163-го приказа МинАП) не торопятся рассчитываться за предоставленные кредиты. За это время заимодатели уже так «достали» должников, что от одного лишь их появления на горизонте земледельцев трясет. И одна лишь мысль растравляет душу: побыстрее бы сбыть это треклятое зерно! Тем более, что сейчас предложение на рынке зерна в 2,5 раза превышает спрос, поэтому опасность обвала цен имеется.

Скажу еще об одном негативе. Одна мощная зерновая компания стала собственницей элеваторов и поставила вопрос ребром: не будем принимать на сохранение зерно от тех, кто не желает нам его продавать! Да еще и цену диктуют... А если кроме этих зернохранилищ в регионе других нет?! Куда деваться крестьянину с добром? Поэтому правительство принимает определенные меры, нехарактерные, скажем так, для его деятельности, но необходимые и оправданные в переходный период. Мы пытаемся заполнить информационный вакуум, связанный с отсутствием коммуникационных средств на аграрных биржах, с помощью которых можно было бы стабилизировать общественное мнение, ориентироваться в котировках. Не говоря уж о ценовой конъюнктуре мирового рынка и особенно европейского сегмента.

— По большому счету, Леонид Петрович, наши агробиржи еще не стали влиятельным рыночным инструментарием. Торги, как таковые, на них не проходят, там лишь регистрируются заключенные сделки. Собственный мониторинг не проводят, вместо этого берут информацию из еженедельника «АПК-информ», где пространно представлены как внутренние биржевые цены, так и зарубежные. С одной стороны, хорошо, что хоть такой источник есть, а, с другой — чем же тогда занимается штат биржи?

 

— На сегодня в Украине официально зарегистрировано почти 800 бирж. Ни одна страна мира не имеет такого количества, да и не нужно столько. Безусловно, мы должны иметь товарную биржу, которая будет осуществлять торговлю зерном по форвардным контрактам, операции по хеджированию рисков, возникающих при фьючерсной торговле, скажем, колебание цен. По собственному опыту скажу, дело это довольно сложное и требует соответствующей профессиональной подготовки. Но если кадры можно безупречно вышколить, то проблему с техническим оснащением бирж разрешить намного сложнее. Более того, даже с самой современной коммуникационной системой в центральных биржевых офисах проблемой будет оставаться доступность информации для зернопроизводителей. Пользователь должен иметь возможность в любой момент ознакомиться на биржевом сайте с котировками, чего без Интернета не сделаешь.

— Вы — о компьютерной сети, а между тем несколько тысяч украинских сел вообще живут без тока. Телефон — один и тот в сельсовете или у бывшего председателя колхоза!

 

— Знаю, что тяжело. Но без «окна» в современное информационное пространство мы будем отставать не только в производстве зерна, поэтому средства коммуникации в АПК будем прокладывать, не мешкая. По инициативе и при финансовой поддержке государства.

— А пока на биржах торгуют привычно, без проводов и эфира, то скажите, Леонид Петрович, какое же зерно будет оставаться в Украине, а какое — будет экспортироваться. Послушаешь аграрного министра: продовольственному зерну за пределы государства путь закрыт, фуражному — счастливого пути! И то — в ограниченном количестве. Вы же — за открытые, прозрачные границы: везите любое!

 

— То, что урожай зерновых превысит запланированные 35 млн. тонн, сомнений нет, следовательно, внутренние потребности в зерне превысим. И это при том, что не до конца реализовали свой потенциал. По различным оценкам, в Украине можно увеличить производство ранних и поздних зерновых культур до 80 млн. тонн. Даже при сверхвысоких темпах развития животноводства внутреннее потребление никогда не превысит 40 млн. Следовательно, так или иначе, появится проблема экспорта. А вот что именно вывозить, будет зависеть от совокупности обстоятельств.

Из нового урожая экспортировано почти 100 тыс. тонн, еще на миллион заключены контракты. Поскольку внутренний спрос на зерно довольно высок, то вывоз его за пределы Украины не настолько активен, как предполагали раньше. В этом году, вероятно, будет реализоваться в основном зернофураж на уже традиционные рынки: страны Северной Африки, Индокитай, Корею. Но, поверьте, никто с регулировочным жезлом не будет стоять на границе и не будет заворачивать ни продовольственную пшеницу, ни ячмень, ни кукурузу. Мы смотрим в завтрашний день: по поручению премьер-министра Анатолия Кинаха разрабатывается государственная программа поддержки экспорта сельскохозяйственной продукции и особенно продуктов питания, поскольку развитие аграрного сектора будет непосредственно зависеть от экспортного фактора.

— Этому будет способствовать и свежий указ Президента «О мерах по развитию продовольственного рынка и содействию экспорту сельскохозяйственной продукции и продовольственных товаров» от 7 августа. Поверхностно просмотрел его: новый импульс для дальнейшего развития агропромышленного комплекса.

 

— И предусматривает три первоочередные задачи — наращивание объемов высококачественной и конкурентоспособной продукции мирового уровня, выход на внешний рынок как с сельхозпродукцией, так и с продовольствием, а также развитие инфраструктуры агрорынка. В документе четко просматривается опека государства и финансовая поддержка им этих процессов. В набросках — создание с участием сельскохозяйственных предприятий промышленно-финансовых групп, в частности транснациональных, а также интегрированных агропромышленных предприятий, которые объединят производство, заготовку и переработку сельскохозяйственной продукции.

Уже сегодня продукты питания с украинской маркой чрезвычайно конкурентоспособны и со вступлением во Всемирную организацию торговли, преодолев на этом пути таможенные преграды, они будут занимать немалый сегмент на европейском рынке. По признанию руководителей фирмы «Чумак», ее продукция могла бы заполнить до 15% немецкого рынка. Лучших томатных паст и кетчупов, чем у «Чумака», нет на территории Европы! Это — отзывы их покупателей. Так же вне конкуренции натуральный сок из наших яблоневых садов, продукция из подсолнечника... Тем более что на предприятиях пищевой отрасли будут внедряться международные системы безопасности продуктов питания и продовольственного сырья. Мы с вами будем свидетелями мощного экспортного наступления украинских продуктов питания на западные рынки, в страны Африки и Ближнего Востока.

— Проблемой возрождения аграрного сектора, утверждения нового сельского устройства озабочены и Президент, и правительство, и «крестьянские» партии, которых насчитывается уже пять. Досадно, что аграрного государства, каковым является Украина, в парламентском зеркальце почти не видно: нет мощного депутатского аграрного лобби. Отсюда и вялость в принятии законов, касающихся АПК. Может, хоть в этот раз, на выборах в Верховную Раду 2002 года, сельский электорат будет мудрее? Да и партиям, в титульных документах которых часто повторяются слова «село», «крестьяне», «аграрии», пора искать согласие, а не зерна раздора. Каково ваше видение партийно-крестьянских процессов?

 

— Стабилизация АПК зависела бы и от наличия в Верховной Раде серьезной, представительной аграрной фракции. Это возможно лишь при жизнеспособной мощной партии, корнями вросшей не только в чернозем, но и в проблематику сельского хозяйства, крестьян, сельских жителей. В глубинке живет почти четверть электорального поля! Если бы этим пяти партиям удалось объединиться и они выступили бы единой силой, то легко преодолели бы 4-процентный барьер и привели бы в зал ВР сильных аграриев-профессионалов. Поэтому, зная мудрость лидеров этих партий, хотелось бы видеть их вместе. Но объективно самое непреодолимое препятствие на пути возможного воссоединения — идейная направленность партий: одни — левые, другие — правые и центристы. Хотя и левые, и правые сейчас перебазировались ближе к центру и общего у них намного больше, где-то 80%, чем разъединяющего.

Прежде всего, все партии хотят добра и расцвета АПК. Возможно, это и должно стать консолидирующим стержнем, даже для прихода в парламент, а там, глядишь, разделились бы на две или три фракции... В то же время дисгармоничные 20% отражают наиболее существенные расхождения во взглядах — отношение к аграрной реформе, Земельному кодексу.

— Поскольку мы коснулись темы будущих выборов... Скажите, в первой пятерке какой партии мы увидим Леонида Козаченко?

 

— Рановато еще прогнозировать... Давайте отложим этот вопрос до октября–ноября, и вы будете первым, кому я сообщу о своем выборе. Скажу одно: Аграрная партия Украины, объединив единомышленников и остальные крестьянские партии, может стать «проходной» в Верховную Раду.

— С «передислокацией» руководителя АПУ Михаила Гладия во Львов Аграрную партию все чаще называют региональной. Из области не наруководишься... Не предлагали ли вам ее возглавить? Ведь в свое время агропартийные функционеры во имя имиджа и престижа турнули «простую крестьянку» Екатерину Ващук из кресла главы партии, подогнав его под Михаила Гладия, вице-премьера.

 

— Я — не сторонник передачи какой-либо эстафетной палочки, даже партийной. Не должность определяет статус лидера партии, хотя в любом случае решения принимают ее члены. Если коротко — предложений мне не поступало. В подобных случаях цитирую Платона: власть должна принадлежать тем, для кого это крест, а не желание. Поверьте, это — искреннее признание. Можно было бы задействовать административный ресурс, связи... Нет, это не по мне.

— А должность вице-премьера? Какая-то она неуютная. Вспомните ваших предшественников. Не успел Петр Саблук досказать свое историческое «в числителе может быть все, что угодно, но в знаменателе должна быть стоимость земли», как академика тут же уволили. Президент УААН Михаил Зубец на вице-премьерском посту горой стоял за животноводство и планировал изъять из оборота несколько миллионов гектаров пашни, восстановив на них естественные пастбища. И ему «помогли»: принятый пресловутый закон об экспортной таможенной пошлине на живой скот и кожсырье окончательно подрубил отрасль. Кому-то не понравится и ваш радикализм...

 

— Пророчите и мне недолгое вице-премьерство? Меня не пугает то время, когда придется оставить эту должность. И удерживать ее — не самоцель. В правительство пришел не ради нее, а чтобы повлиять на процессы, происходящие в АПК, реализовать собственный опыт, потенциал, чтобы положительные изменения в аграрном секторе, на селе, множились. Поскольку, к сожалению, идеи Президента, изложенные в аграрных указах, я сказал бы, несколько ошибочно толкуют и реализуют на низовом уровне. Вместо того, чтобы формировать благоприятную среду для развития агропредпринимательства, руководители продолжают узурпировать власть и осуществляют административное давление. Причем, с негативными последствиями. Я хочу искоренить этот «сорняк» и знаю, как это «агромероприятие» провести, т.к. на себе почувствовал, как предприниматель, сопротивление власти. Если за отведенное судьбой время на должности вице-премьер-министра по вопросам АПК мне удастся добиться качественных изменений в агропромышленном секторе, буду чрезвычайно удовлетворен. Если же нет...

Конечно, расстроюсь, но не настолько, чтобы, потупя взор, где-нибудь уединиться. Как говорится, в случае отступления есть куда возвратиться. Это — не только агробизнес, а и влиятельные общественные организации, в частности УЛПАК. Деятельность Лиги предпринимателей агропромышленного комплекса сориентирована на европейскую модель развития сельского хозяйства: интеграция производства, переработка и реализация продукции, конкуренция, уменьшение государственных дотаций. Не пренебрегаем и социальным аспектом — это развитие инфраструктуры в сельской местности и создание за счет этого новых рабочих мест. И главнейшим считаю то, что без учета позиции Лиги не принимался ни один законодательный или подзаконный акт. По ее инициативе в январе текущего года Кабмин принял постановление «Об организации производства отечественных средств защиты растений», по которому главный организатор этого процесса — компания «Агробизнеспром», член УЛПАК. Планы такие: за два года рынок пестицидов наполовину насытить отечественной продукцией. А в феврале по инициативе Лиги при поддержке аграрного министерства создали Агентство по обслуживанию долговых обязательств АПК — ЗАО «Агентство-Интерагроконсалт». Речь не о государственных долгах, а долгах перед частными кредиторами, вложившими в сельское хозяйство Украины более 6 млрд. грн. Прежде всего Агентство проведет мониторинг, а уж тогда запустит механизм функционирования рынка долгов.

Еще один прогрессивный шаг — Ассоциация страхователей в аграрном секторе. Я уже говорил о выросших кредитных расходах агроформирований в этом году. Но чтобы увеличить их, нужно иметь достаточно высоколиквидных основных средств. Сегодня же единственный элемент залога — урожай. Но при отсутствии его страхования банки не рискуют вкладывать средства в растениеводство. Задача Ассоциации состоит в страховании будущего урожая для уменьшения рисков кредитования. На сегодня рынок страховых услуг по обязательному страхованию урожая зерновых и сахарной свеклы определяется немалой суммой — почти 600 млн. грн.

Но улпаковцев знают не только как законотворцев или идеологов-генераторов аграрных реформ, но и как лидеров производственной сферы. Харьковская фирма «Сады Украины» благодаря новейшим технологиям добивается высоких урожаев озимой пшеницы — 45—50 ц/га, кукурузы — 80—100 ц/га. А в прошлом году на 3,5 тыс. га подсолнечника собрали по 47 центнеров на круг, что поразило даже вице-президента американской семенной компании Pioneer Hi-Bred International, Inc. В письме он признал, что пока никто в мире не достигал такого намолота подсолнечника, и «Сады Украины» — пионер! Если бы подобные результаты да у всего хозяйства Украины, вал подсолнечника в 3 млн. тонн можно было бы получать со впятеро меньших, чем сейчас, площадей.

— Леонид Петрович! Завтра мы будем праздновать десятую годовщину Независимости Украины. Стечение обстоятельств... Именно десять лет назад вы начали самостоятельное плавание в море бизнеса. На фоне общенародных гуляний можно отметить и личный юбилей? Счастливым было это десятилетие для вас? Или, может, при Союзе, монопартийной системе ваш взлет был бы более стремительным?

 

— Если анализировать этот временной отрезок в глобальном масштабе, то даже известные зарубежные эксперты не были готовы к тому, что Украина за такой короткий период остановит экономический и социальный спад, спровоцированный изменением системы хозяйствования. Остановили? Более того, на сегодня имеем постоянное развитие и чувствительно прибавляем в валовом приросте. Поэтому с сегодняшней высоты скажу: та система исчерпала себя полностью. Я был свидетелем настоящих «битв» за урожай, когда комбайнеры ни на миг не отлучались с поля к родному дому, к семье, ночевали в вагончиках на поле, а их, уснувших, уполномоченный из райкома партии считал по головам. Так вот, один комбайнер схитрил, вместо себя оставил на ночь брата, а сам — быстренько домой, увидеться с детьми и выполнить супружеский долг. Сегодня та райкомовская «опека» воспринимается как анахронизм, а тогда...

Проследим аграрные вехи уже независимой Украины. В марте 1991 года Верховная Рада приняла постановление о начале земельной реформы, но она проходила крайне медленно. Подстегнуть ее, в частности ускорить процесс передачи земли реальным собственникам, должен был указ Президента 1994 года. И снова не хватило духа довести дело до конца. Бумажные земельные паи, АПК на краю пропасти... От многих слышал: лучше прочно стоять на одной ноге в прошлом, чем скользить обеими в неизвестном будущем. Но руководство государства понимало: возврата назад нет. Только в будущее! И вот 3 декабря 1999 года подписан указ Президента о кардинальных преобразованиях на селе. С тех пор Украина не отклоняется от избранного аграрного курса. Если бы не потеряли пять-семь лет, сейчас сполна пожинали бы плоды агрореволюции. Система, которую мы сейчас строим, открывает практически необозримые просторы для развития государства, экономики, каждого украинца, по высочайшим меркам — европейским, мировым, причем за короткий промежуток времени.

А относительно меня... Во времена СССР, КПСС даже мечта о собственном бизнесе, частной структуре считалась аполитической и подрывом государственного строя, расшатыванием экономики. В независимой Украине вначале мне тоже несладко было. Храню документ с грифом «секретно», датированный 1992 годом и адресованный Кабмину. В нем говорится о возглавляемом мною АО «Украгробизнес»: «Правительство должно принять меры для приостановления деятельности «Украгробизнеса», поскольку его деятельность разрушает государственную монополию снабжения материальными ресурсами села, что будет иметь чрезвычайно большие негативные последствия для дальнейшего развития государства»...

Сейчас возможно, не все одинаково отреагируют на этот документ, но придет время — и он будет экспонатом какого-то музея как отражение проблем, возникавших на изломе общественно-экономической формации. Первопроходцам всегда тяжело. Сегодня бизнес-структуры — это наше национальное достояние и богатство, наш валовой внутренний продукт, наше благосостояние. Чем больше будет создано предприятий на основе частного капитала, тем более мощным будет становиться государство.

— И в завершение, Леонид Петрович, как учтивому хозяину, предоставляю вам право озаглавить наш разговор.

 

— Человека реализует не должность, а идеи. Годится?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно