Лечить причины, а не симптомы

28 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Оценка текущей экономической ситуации Хотя экономические параметры в первом квартале 2006 года ока...

Оценка текущей экономической ситуации

Хотя экономические параметры в первом квартале 2006 года оказались лучше, чем прогнозировали практически все правительственные и неправительственные учреждения, ситуация, к сожалению, остается неустойчивой.

К несомненному позитиву нужно отнести: стабилизацию экономической активности, низкий уровень инфляции, рост реальных доходов и депозитов населения, ускорение кредитования экономики и граждан.

Вместе с тем остаются высокими девальвационные и инфляционные ожидания, ухудшается финансовое положение предприятий и растет уровень неплатежей за газ.

Уже третий квартал подряд мы наблюдаем восходящую динамику экономического роста: если за третий квартал прошлого года прирост ВВП составлял 1,2%, а за четвертый — 1,7%, то итог первых трех месяцев с.г. — 2,4%. Более того, в марте начали расти цены на металл на мировых рынках. Благодаря этому значительно улучшилась ситуация в металлургии, где в марте по сравнению с февралем текущего года производство возросло на 18,4%. Все это — очень хорошие сигналы. Однако нужно принимать во внимание и тот факт, что нынешний экономический рост опирается на недостаточно здоровую основу. Ведь рост ВВП в первом квартале более чем наполовину обеспечен увеличением транзитной транспортировки нефти и газа и возрастанием потребления и, соответственно, производства электроэнергии, газа и воды вследствие сложных погодных условий в начале года. К сожалению, и довольно высокие темпы прироста в сельском хозяйстве в некоторой степени обусловлены той же причиной, а следовательно, необходимостью пересева озимых культур. А вклад в экономический рост обрабатывающей промышленности, к сожалению, все еще остается отрицательным.

В этом контексте весьма показательным является существенное отличие оценок субъектами хозяйствования состояния и перспектив развития собственных предприятий и ожиданий в отношении экономической ситуации в стране в целом. Я имею в виду результаты опросов деловых ожиданий предприятий, которые были впервые проведены Национальным банком в феврале с.г. и с отчетом о которых можно ознакомиться на официальном сайте НБУ. Более 80% респондентов оценили свое финансовое положение как хорошее или удовлетворительное. Они реалистично предполагают повышение цен на входные материалы. И этот фактор определен ими как главный среди тех, которые будут сдерживать возможность наращивания собственных доходов. Вместе с тем большинство опрошенных ожидают роста производства и реализации своей продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынках, планируют расширение инвестиционных вложений и увеличение количества работающих на своих предприятиях. Кроме того, респонденты дали положительную оценку возможности получить банковский кредит, доступ к которому, по их мнению, улучшился. Вместе с тем почти половина предприятий ожидала ухудшения общеэкономической ситуации в Украине, девальвации национальной валюты и дальнейшего роста потребительских цен на уровне, значительно превышающем обновленный официальный правительственный прогноз. Эти ожидания являются результатом политической неопределенности перед выборами и неуверенности в отношении политики властей, в том числе экономической. И это недоверие субъектов хозяйствования и населения в целом очень наглядно иллюстрирует график (рис.1). Как видим, каждое весомое политическое событие или заявление высоких должностных лиц сопровождается стремительным ростом спроса на иностранную валюту.

О настоящих проблемах нашей экономики

На сегодняшний день многие аналитики и журналисты обращают особое внимание на два показателя: отрицательное сальдо торгового баланса и уменьшение валютных резервов НБУ почти на 2 млрд. долл. в первом квартале 2006 года и считают это угрозой для украинской экономики. Но я эти показатели назвал бы только симптомами болезни.

А что же является настоящей ключевой проблемой? Убежден, что это непредсказуемость (непрогнозируемость и нечеткость) экономической политики и институционная слабость государственных и негосударственных учреждений, которые были и остаются характерными для нашего государства в течение всей новейшей истории. Но начиная со второй половины 2004 года к этому добавились значительное ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры для товаров украинского экспорта и борьба за благосклонность электората путем кардинального повышения социальных стандартов во время последних избирательных кампаний. Достаточно вспомнить о двукратном повышении пенсий во второй половине 2004 года без наличия соответствующего финансового обеспечения более чем на два-три ближайших месяца.

В прошедшем 2005 году указанная неопределенность экономической политики была усугублена публичными дискуссиями о направлениях и масштабах реприватизации. Не только олигархи, но и значительная часть других собственников ощутили неопределенность и незащищенность своей частной собственности (ведь как точно было замечено, в каждом украинском райцентре есть своя «Криворожсталь»). На государственном уровне своевременно не воспользовались конкретными советами и рекомендациями многих экспертов, в том числе международных, о необходимости определить и утвердить на прозрачной основе ограниченный перечень стратегических предприятий, к которым у властей есть претензии по законности их приватизации. Относительно же остальных объектов власть (президент и правительство) должна была взять обязательства, что к ним в дальнейшем не будут предъявляться какие-либо претензии по поводу права собственности. К сожалению, на практике мы стали свидетелями лишь громких заявлений о полном отсутствии реприватизации в государстве, об уважении частной собственности, да и то только тогда, когда недоверие внутренних и внешних инвесторов и кредиторов к таким заявлениям уже окончательно окрепло. Отсюда еще один печальный результат — отсутствие на практике прироста частных инвестиций, бегство капитала из нашего государства, ожидание финансовой нестабильности. Поэтому даже в условиях значительного увеличения поступлений валюты в Украину спрос на нее превышал предложение, в том числе и благодаря продолжавшемуся оттоку капитала из страны.

С другой стороны, экономических оснований для девальвации гривны не было, как нет их и сегодня. Поэтому, осознавая, что на фоне высоких девальвационных и инфляционных ожиданий нестабильность гривни дала бы очень значительный толчок к раскручиванию инфляции, НБУ поддерживал стабильность обменного курса гривни к доллару США на уровне 5,05 грн./долл.

Об отрицательном сальдо торгового баланса

При простом сравнении цифр сальдо торговых балансов первых кварталов этого и прошлого годов бросается в глаза впечатляющий разрыв между ними (по предварительным оценкам первого квартала 2006 года, сальдо торгового баланса составляло -1,1 млрд. долл. США, а за аналогичный период 2005-го — +1,2 млрд. долл. США). Но это только на первый взгляд. Ведь есть несколько объясняющих его вещей, о которых не стоит забывать.

Во-первых, значительное ухудшение условий торговли (падение цен на экспортируемые черные металлы и повышение цен на импортируемые энергоносители) началось еще в четвертом квартале 2004 года. И это нужно учитывать для правдивой оценки и сравнения результатов как по экономической активности, то есть ВВП, так и по экспорту и импорту.

Кроме того, следует принимать во внимание и несопоставимость баз для сравнения первых кварталов этого года и прошлого. Поскольку утверждение программы «Контрабанда-стоп» и пересмотр таможенных тарифов произошли в апреле 2005-го, следовательно, во втором квартале.

С учетом перечисленных моментов, уже во втором квартале 2005 года сальдо торгового баланса было почти нулевым, а в третьем и четвертом — наблюдалось даже его отрицательное значение.

И наконец, в первом квартале 2006-го немалую долю в увеличении импорта составило увеличение удельного веса машин и оборудования (как инвестиционного, так и потребительского назначения). Причина этого заключается в росте инвестиционного спроса предприятий и доходов населения, а также в увеличении в их затратах части потребительских товаров длительного пользования.

Между прочим, Национальный банк предвидел такое развитие событий. Предварительные оценки платежного баланса Украины за первый квартал, в том числе и по счету сальдо текущих операций, совпадают с прогнозом НБУ.

Сбылся и прогноз о сохранении и усилении тенденции к увеличению объемов прямых иностранных инвестиций. Так, по предварительным оценкам, за первые три месяца этого года в Украину их поступило около 820 млн. долл. Для сравнения: за аналогичный период 2005-го этот показатель был более чем в три раза ниже. Да, эти инвестиции пока в значительной степени являются вложениями в уже существующий капитал. Однако их объемы, как и наращивание средне- и долгосрочных кредитов, наряду с положительной динамикой текущих трансфертов и баланса услуг вполне обеспечили достаточную устойчивость валютного рынка даже с учетом того, что отток краткосрочного капитала оказался большим, чем ожидалось.

С учетом накопленных резервов НБУ может и в дальнейшем обеспечивать стабильность гривни.

Риски и угрозы

Повышение цены на газ можно воспринимать как негатив. Как по мне, это лучше воспринимать как вызов, на который нужно найти ответ. По нашим аналитическим оценкам, повышение цены на импортируемый газ до 95 долл. США за 1000 кубометров на границе Украины до конца 2006 года и ее сохранение на этом уровне приведет к потере 1,5—2,0 п.п. ВВП и дополнительному росту инфляции на 2,0—2,5 п.п. В то же время повышение цены на газ не повлечет за собой значительного повышения цен, поскольку в основном негативно скажется на секторах, ориентированных на экспорт. Производители же не смогут существенно поднимать цены, поскольку уже продают по мировым. В целом рост инфляции в 2006 году в основном будет обусловлен повышением тарифов, регулируемых административно, в частности на газ, электроэнергию, жилищно-коммунальные услуги. С одной стороны, это ограничит спрос на другие услуги и товары, а с другой — невысокие темпы экономического роста будут сдерживать инфляцию спроса.

Следует признать, что повышение цены на газ еще практически не повлияло на экономическую активность в стране. В то же время надо учитывать, что существует ряд вполне реалистичных угроз для экономики Украины:

— дальнейшее повышение цен на газ (уже во втором полугодии 2006 года);

— еще большее ухудшение условий торговли в 2006—2007 гг. вследствие дальнейшего повышения мировых цен на нефть и газ и возможного снижения мировых цен на продукцию металлургической и химической промышленности;

— отсутствие единого видения у разных политических сил стратегии (программы) экономических реформ, способной обеспечить финансовую стабильность и устойчивый экономический рост;

— ухудшение инвестиционных и инфляционных ожиданий в случае отсутствия такой программы.

О программах

В последнее время в обществе очень часто звучат заявления о недостаточном количестве экономических программ. Не могу с этим согласиться. Более того, Украина является лидером в вопросах разработки всяческих программ, стратегий и концепций, в том числе долгосрочных (вспомните и «Украина-2010», и «Стратегию экономического и социального развития до 2015 года» президента Кучмы, и программы правительств).

И дело не в том, что одну политическую силу сменила другая, не желающая выполнять программу предшественников. Дело в другом: то, что у нас привыкли называть программами, не является ими по существу. Они не отвечают лучшим, признанным в мире стандартам подготовки аналитических и программных документов. В подавляющем большинстве действующих программ отсутствует четкое определение целей и задач, критериев их достижения. Но самое главное, что программы могут быть успешными только в случае выполнения следующих условий:

— честность в определении реальных проблем;

— учет позиций различных социальных групп и их реакции на предложенные решения;

— общественные дискуссии и общественный контроль на этапах формирования и реализации (формат «белых» и «зеленых» книг).

В то же время реализация программ требует следующего:

— усиления институционной состоятельности правительственных и неправительственных структур;

— концентрации усилий и подчинения всех действий политиков решению приоритетных задач;

— работы с группами интересов, выигрывающими или проигрывающими в случае реализации задач, для получения их максимальной поддержки.

Об институционной состоятельности государственных учреждений сказано много. А о слабом развитии негосударственных институтов свидетельствует, например, следующий факт: чтобы перечислить аналитические центры в Украине, которые работают в сфере экономической политики, выполняют качественную аналитическую и прогнозную работу, пользующуюся высоким спросом в обществе, хватит пальцев одной руки.

Энергетический блок

Возьмем, например, документ «Энергетическая стратегия Украины до 2030 года». Все признают, что энергетический сектор нуждается в финансовом оздоровлении и вложении крупных инвестиций. В стратегии эта потребность определена в размере 30 млрд. долл. до 2030 года. Проанализируем информацию об уровне тарифов на газ для населения и промышленных потребителей в Украине и других странах (рис.2). Хорошо известно, что цена на газ для населения у нас до последнего времени была ниже, чем в России. Кроме того, в Украине по сравнению с Россией намного выше разрыв между ценами на газ для промышленных потребителей и граждан, то есть мы в большей степени используем перекрестное субсидирование. Так, если в России цены на газ для населения и промышленных потребителей относятся как 37:47, то в Украине — 34,1:72,6. А, например, в Молдове, Польше, Германии наблюдаются противоположные тенденции. Подобная ситуация и со средними тарифами на электроэнергию.

Вместе с тем в Стратегии нет ответов на два ключевых вопроса. Первый вопрос. Если учесть значительные расхождения в тарифах на электроэнергию и газ, действующие в нашем государстве и других странах (даже в Восточной Европе), то какой видится динамика этих тарифов в Украине? Ведь мы вынуждены будем выйти на такой уровень, который соответствует сложившемуся на рынках среднему уровню, возмещает затраты и одновременно не угнетает производство в остальных секторах экономики (нельзя перекладывать на промышленных потребителей затраты домохозяйств). Потому что низкие тарифы и приводят к чрезвычайно высокой энергоемкости, и это является ключевым вопросом украинской экономики.

Остается вне внимания и другой вопрос: что будет происходить с приватизацией энергокомпаний, какой будет структура собственности энергетического сектора до 2030 года? А из-за этого нет ответа на вопрос, за счет каких источников финансирования (частные средства или государственные, средства иностранных инвесторов и т.п.) будут осуществлены эти столь необходимые инвестиции. Поэтому и общая польза этой Стратегии очень низкая: данные о физических объемах производства/потребления энергоресурсов и даже будущей энергоемкости не имеют под собою четкого и конкретного обоснования.

Сказанное ни в коем случае не означает необходимости немедленного простого арифметического повышения тарифов до уровня стран Восточной Европы. Потому что это не решит проблему высокой затратности и неэффективного функционирования самого энергетического сектора.

Вместе с тем следует помнить, что в Украине действует все еще заниженный обменный курс гривни к доллару США, а существующий уровень тарифов в долларовом эквиваленте в странах Восточной Европы обусловлен значительной номинальной ревальвацией валют этих стран в течение последних лет.

И еще. В соответствии с прогнозом энергоемкости ВВП в 2030 году она ожидается на уровне 0,41 кг условного топлива на 1 долл., что превышает сегодняшний средний мировой (0,34 кг условного топлива на 1 долл.) и значительно превышает нынешние уровни в ряде стран с похожей структурой экономики. Вместе с тем, даже если в этом году Украине удастся удержать цену на газ на границе на уровне 95 долл. за 1000 кубометров, то рано или поздно (но скорее рано) цена все же возрастет. А учитывая мировые цены на нефть, цена на газ в нашем государстве может достичь 200 долл. и выше.

Поэтому чрезвычайно важно, и это обязанность государства, немедленно определить четкую траекторию выхода на новые рыночные цены:

— определить динамику установления рыночных цен на электроэнергию и газ, чтобы не позднее конца 2008 года они возмещали затраты предприятий. Последовательно ликвидировать перекрестное субсидирование;

— повысить уровень конкуренции в естественных монополиях путем создания и обеспечения качественного функционирования независимых регуляторных органов в сфере энергетики, коммуникаций, транспорта и предоставления коммунальных услуг;

— обеспечить прозрачность финансовых потоков государственных холдингов, прежде всего НАК «Нафтогаз» и НАЭК «Энергорынок». Обязать отчитываться перед правительством и обществом в соответствии с действующими международными стандартами.

Главное — не нарушить финансовую стабильность как экономики страны в целом, так и ее отдельных секторов и предприятий. Иначе это будет подпитывать негативные ожидания и у производителей, и у потенциальных инвесторов, и у возможных кредиторов. И эти пессимистические ожидания будут хуже прогнозов правительственных структур.

Обеспечение финансовой стабильности

Прежде всего необходимо определить реалистичные макроэкономические параметры на 2006-й и на три следующих года с учетом новых цен на газ. При необходимости следует внести соответствующие изменения в бюджет на 2006 год. Ключевым вопросом при этом является удержание ценовой стабильности.

Убежден, что ни один руководитель любого центрального банка мира никогда не скажет, что его учреждение занимается исключительно инфляцией. Поскольку в действительности основной целью любой власти является повышение благосостояния населения, а это возможно только при условии экономического роста. (К слову, для Украины желательными и необходимыми являются ежегодные темпы экономического роста в шесть и более процентов. Лишь такие темпы позволят догонять страны Восточной Европы и экономически развитые государства.)

Вполне логично, что Национальный банк Украины, как и центральные банки других стран, ставит перед собой цель — содействовать экономическому росту. Вместе с тем мировой опыт показывает, что лучшей предпосылкой для этого является обеспечение ценовой стабильности в долгосрочной перспективе. Довольно часто понятие ценовой стабильности воспринимается как удержание, в том числе и за счет угнетения экономической активности, инфляции на низком — 2—3% в среднем за год, или еще более низком уровне. Поэтому у некоторых экспертов и правительственных чиновников даже попытка обсудить вопрос об удержании в Украине ценовой стабильности вызывает открытое сопротивление.

Однако давайте проанализируем само определение ценовой стабильности. Алан Гринспен, например, в свою бытность председателем ФРС США определял ценовую стабильность как «ситуацию, когда инфляция существенно не влияет на экономическое поведение (на решения домохозяйств и фирм), то есть инфляционные ожидания привязаны к четкому стандарту в долгосрочном периоде с помощью определенного транспарентного заявления центрального банка».

Сейчас перед страной стоит задача значительного повышения тарифов и цен, регулируемых административно. Как отмечалось выше, ожидается и переход к другим параметрам цен на газ. Учитывая долю тарифов на электроэнергию и газ для населения в структуре корзины, используемой при расчете инфляции, даже относительно умеренные темпы повышения этих тарифов в текущем году будут означать рост инфляции на уровне 3—5% за год. Также необходимо учитывать шоки импортируемой инфляции, возможные ценовые дисбалансы вследствие структурных изменений. Нужно признать, что украинская экономика обречена на высокую инфляцию в следующие два года. В то же время мировая практика свидетельствует: удержание инфляции на уровне, превышающем 10%, — значительно более сложная задача, нежели до 10%. Именно поэтому столь магической цифрой является однозначная инфляция (до 10%). Вместе с тем необходимо, чтобы все субъекты знали реалистическую оценку инфляции на среднесрочную перспективу и могли закладывать ее в свои планы. Поэтому так важно, чтобы объявление среднесрочной цели относительно инфляции на следующие пять лет опиралось на реалистический макроэкономический прогноз, предполагающий возобновление высоких темпов экономического роста.

Хотелось бы особо отметить ключевые цели и задачи (кроме вышеупомянутых), которые, по нашему мнению, должна содержать программа деятельности будущего правительства.

Первоочередные задачи:

— полностью ликвидировать задолженность по возмещению НДС и ввести санкции к ГНА в случае немотивированной задержки его выплаты в будущем;

— публично объявить перечень предприятий, к которым у правительства есть претензии по поводу законности приватизации, принять обязательства по отсутствию претензий к другим предприятиям;

— обеспечить безусловное гарантирование прав собственности, разработать последовательную стратегию приватизации;

— разработать реалистический макроэкономический прогноз до конца 2006-го, на 2007-й и на следующие три года, и в случае необходимости пересмотреть Госбюджет на 2006 год;

— определить вместе с НБУ цели по инфляции на 2006 год и на среднесрочную перспективу;

— воздерживаться от изменения налоговых норм законами о госбюджете Украины на соответствующий год;

— внести в ВРУ проект закона Украины «Об акционерных обществах», который будет, в частности, защищать права миноритарных акционеров, не препятствуя деятельности предприятий;

— внести в ВРУ проект изменений к Закону Украины «О банках и банковской деятельности» о введении обязательной идентификации непосредственных владельцев банков и дальнейшем усилении требований к кредитованию связанных сторон;

— обеспечить вступление страны в ВТО и не допускать принятия решений, нарушающих нормы и принципы ВТО;

— содействовать принятию закона Украины «О Кабинете министров Украины» с учетом проведенной политреформы.

Задачи на среднесрочную перспективу:

— осуществлять приватизацию только на прозрачных равноправных принципах, как это и было сделано в случае с ОАО «Криворожсталь»;

— решить вопрос продажи земель сельскохозяйственного назначения;

— пересмотреть регуляторные акты в случае их несоответствия Закону Украины «О принципах государственной регуляторной политики в сфере хозяйственной политики», обеспечить строгое соблюдение нормы этого закона в дальнейшем;

— обеспечить невмешательство государства в деятельность предприятий, кроме предусмотренных законодательством случаев; разработать четкую политику по развитию конкуренции, в том числе усилению роли Антимонопольного комитета;

— привести социальные обязательства государства в соответствие с бюджетными возможностями;

— обеспечить постепенное увеличение капитальных расходов в структуре расходов бюджета;

— ввести единый социальный взнос с целью снижения налоговой нагрузки на ФОТ и упростить уплату страховых взносов на обязательное государственное социальное страхование;

— уменьшить долю перераспределения ВВП через бюджет начиная с 2007 года до 25—28%;

— содействовать усилению политической и операционной независимости Национального банка Украины и других независимых регулирующих органов. Внести изменения в соответствующие законы с целью приведения их в соответствие со стандартами ЕС;

— подготовить «белые» и «зеленые» книги по вопросам административной, налоговой реформ и т.д. Провести их широкое обсуждение с обязательным учетом его результатов;

— начать полномасштабную судебную реформу, направленную на существенное усиление защиты прав и свобод человека и гражданина;

— создать зону свободной торговли с ЕС.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно