ЛАТВИЙСКИЙ ОПЫТ ПРИВАТИЗАЦИИ

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

После развала бывшего СССР процесс «капитализации» активнее всего пошел в республиках Балтии - Литве, Латвии и Эстонии...

После развала бывшего СССР процесс «капитализации» активнее всего пошел в республиках Балтии - Литве, Латвии и Эстонии. Для того, чтобы полностью реформировать экономику, требовалось как можно быстрее провести приватизацию, т.е. передать большую часть собственности государства на землю и недвижимость в руки частных собственников. Об опыте, который приобрела в процессе приватизации Латвия - в интервью латвийского государственного министра по приватизации Друвиса СКУЛТЕ.

- Г-н Скулте, начнем с краткой истории латвийской приватизации...

- Первый документ был согласован в парламенте уже в марте 1991 года - «О принципах конверсии государственного имущества». Тогда мы начали приватизацию мелкого и среднего госимущества - магазины и все остальное, находившееся в ведении самоуправлений. На сегодня большая часть имущества самоуправлений находится в частном владении, муниципальных предприятий не более 20-30 процентов. И они тоже приватизируются, ибо самый лучший вариант развития экономики - предоставить свободу предприимчивым людям. В конце 1991-го Латвия предприняла первую попытку разработать законодательство по приватизации. К сожалению, вариант, представленный правительством и экономистами, предлагающий организовать централизованную приватизацию больших предприятий с использованием таких структур, как Агентство приватизации, не победил. Верх взяло лобби директоров государственных предприятий, существовавшее тогда при парламенте. И все вопросы приватизации производства остались в руках министерств.

- Чем это было плохо?

- Во-первых, приватизация зависела от желания конкретных министров или замминистров заниматься ею. Поэтому личные отношения директоров с министерством играли ведущую роль. А тем директорам, которым не удалось найти прямой выход к министрам, пришлось обращаться к чиновникам. Что дало повод поставить вопрос о коррупции и взаимной выручке. Из-за того, что приватизацией занимались министерства, мы потеряли полтора-два года. Темп приватизации был очень низким, сам процесс некачественным и по всем показателям не в порядке. В основном использовался такой вариант: один завод, один проект, один претендент и потом один собственник. И когда к власти пришел «Латвияс цельш» (правящая партия, из членов которой в основном составлено латвийское правительство. - Т.Т.), то выполнил заложенные в его программе обещания создать структуры, которые, как агенты государства, занимались бы вопросами приватизации. В марте 1994 года был принят новый закон о приватизации госимущества, а затем созданы Фонд госимущества и Агентство приватизации. Я думаю, это себя оправдало.

- Откуда такие выводы?

- Во-первых, процесс стал открытым, ни один объект не продан без аукциона - это очень хороший показатель. Никаких лобби, закулисных сделок. Созданы программы, которые позволяют привлечь к приватизации население. По сути дела, начата программа массовой приватизации - первые три предприятия проданы через Фондовую биржу и, как меня проинформировали, первая продажа акций - удачная. Создание централизованной системы сделало процесс приватизации открытым. В этом году мы планируем продать через Агентство приватизации 250 предприятий. В работе находится очень сложный законопроект о приватизации квартир, вызвавший, к сожалению, большие политические споры.

- Я думаю, это надо пояснить...

- В Латвии пока не разрешается приобретать землю негражданам. А любой дом стоит на чьей-то земле. Споры идут о праве первой руки при покупке квартиры: например, у владельца земли нет жилья - имеет ли он право выгнать кого-то на улицу? Кто - гражданин или негражданин - покупает квартиру первым? Но я думаю, что все демократично решится, потому что у депутатов есть выбор, да и выборы в Сейм недалеко.

- Есть ли разница между ходом приватизации в Литве, Латвии и Эстонии?

- У Латвии и Эстонии разница больше с Литвой, потому что она пошла по более демократичному пути - собственниками могли стать работники всех заводов. Вначале были попытки найти инвесторов для больших предприятий. Но дальше было распределение имущества между работающими. Я думаю, это похоже на коллективизацию и не лучший способ для развития производства. Хотя по цифровым показателям в приватизации Литва ушла намного вперед.

У Эстонии больше сходства с Латвией. Там тоже есть Агентство приватизации, но может быть, другой способ принятия решений, несколько более политизированный. Однако дела у них пошли хорошо. Приватизации был дан зеленый свет, и оппозиция не смогла сдержать ее темп. Эстонцы пошли по пути тендера, чтобы привлечь инвестиции, и это удалось. Однако и у них есть проблемы. Два года назад они разрешили продавать части предприятия. Претенденты на собственность брали только те цеха, участки, которые хорошо работают. И теперь возникли проблемы с реализацией того, что не купили. Но со своими нюансами мы все идем по одному пути, цель которого - избавиться от госимущества. О результатах можно будет судить через 5-10 лет.

- Если вернуться к Литве, то недавно в газете «Бизнес & Балтия» была опубликована статья бывшего литовского министра Вяселки, который утверждает, что итоги литовской приватизации свелись к захвату имущества бывшей коммунистической номенклатурой. Он привел схему, согласно которой сертификаты (инвестиционные чеки), за которые население выкупало имущество, были придержаны в банках. Была развязана мощная рекламная кампания, в ходе которой население убеждали имущество не покупать. Еще один из аспектов обвинения состоит в том, что, скупив инвестиционные чеки у населения, та же бывшая коммунистическая номенклатура получила возможность за бесценок выкупать предприятия, поскольку чеки стоят очень дешево...

- Я думаю, что в конечном итоге имущество приобретали очень разные люди. Синдром «коммунистической опасности» очень легко использовать в политике. Если кто-то что-то приобрел, то обязательно считается, что это деньги бывшей номенклатуры, Компартии, комсомола, КГБ. Я думаю, все не так просто. Ясно, что в бизнесе работает множество умных людей, часть которых раньше работала в разных структурах, в том числе и тех, которые мы сейчас называли. В республиках Балтии у бывших чекистов и бывших чиновников высокого ранга практически нет возможностей остаться в политике и занимать какие-то ведущие должности. Среди них есть неглупые люди, получившие образование; они сейчас работают в бизнесе. Я думаю, что не страшно, если в этой области работает бывшая номенклатура. Преимущество этих людей - мозг. А вот о людях из рэкета, с образованием в 4 класса, которые не могут предложение написать, а бизнесменами становятся просто с помощью угроз или шантажа, - вот об этом надо больше писать и говорить. Что же касается Латвии, то, согласно имеющимся данным, большинство населения пока держит сертификаты у себя, потому что надеется купить землю и квартиры.

- Вернемся к приватизации в промышленности. В одном из интервью директор Агентства приватизации Латвии Янис Наглис сказал, что некоторые из латвийских депутатов и руководство госпредприятий до сих пор используют свое положение, чтобы оказать давление на Агентство приватизации...

- Такое действительно существует. Нынешние руководители госпредприятий не хотят терять свое положение. Предыдущий период был для них очень выгоден. Потому что никакого строгого контроля ни со стороны прокуратуры, ни со стороны госконтроля и государства не было. Очень многие директора имели двойной статус - директора госпредприятия и председателя общества с ограниченной ответственностью, которое они создавали на базе предприятия, что, как вы понимаете, очень выгодно. К сожалению, при передаче предприятия на приватизацию мы сталкиваемся с тем, что директора идут к президенту государства, депутатам, министрам и уговаривают предприятия пока не приватизировать. Им это нужно для того, чтобы еще год использовать государственные фонды для укрепления собственного частного предприятия. И ясно, что давление существует. Депутат, например, звонит и просит отложить приватизацию определенного предприятия, мол, директор его - хороший парень.

- С какими еще проблемами сталкивалась латвийская приватизация?

- Очень большой минус в том, что мы в парламенте очень непродуманно начали приватизацию земли. Оторвали ее от приватизации недвижимости. Жизнь показывает, что земля - это одно целое с предприятием. Я бы рекомендовал в других государствах решать все вопросы приватизации недвижимости одновременно с приватизацией земли.

Другая чисто латвийская проблема - отношение к бывшим владельцам. Один из вариантов приватизации - вернуть собственность тем, кому она принадлежала до 1940 года. Это тоже затягивает процесс, потому что на земле бывшего владельца могло быть что-то построено и надо выяснить, кто и кому теперь должен. Но я думаю, что через пару лет все вопросы приватизации будут решены.

- Самый крупный латвийский скандал - это приватизация Унибанка. Один из отставных банкиров даже объявил бессрочную голодовку, уверяя, что приватизация затеяна некой «империей БАЙБА», членами которой являются, в частности, вице-президент государственного Банка Латвии Илмар Римшевич и экс-министр финансов. Как вы относитесь к этому «приватизационному процессу»?

- Самые главные опасения здесь, что кто-то в конце концов купит этот банк и это не окажусь я. Вообще приватизация банков - это самое сложное в Восточной Европе. И Польша, и Словакия мучаются с этими проблемами. Здесь пересекается очень много интересов и велико давление со стороны других банков. В случае с Унибанком они понимают, что пока это государственный коммерческий банк, нет сильной конкуренции. Потому что если появится один сильный частный банк рядом с другими - «Парексом», «Балтией», - он не будет другом. И банки, которые чувствуют себя сильными, особенно это относится к «Парексу», хотят Унибанк просто купить, не считаясь с приватизационными законами. То есть заплатить наличными, все взять - и никаких проблем у государства. Но мы рассматриваем общую концепцию: создать мощный монопольный банк, как бы он ни назывался, - это не самый лучший вариант. Депозитный банк предлагал с Унибанком объединиться, но мы идем по постепенному пути приватизации и соблюдаем требования закона. Например, некоторые депутаты выступают против использования сертификатов в приватизации этого банка. Но в законе сказано, что 50 процентов стоимости предприятий должно быть выплачено сертификатами. А банк - такое же предприятие, как и другие. Депутатам мы говорим: хотите изменить ход приватизации Унибанка - все в ваших руках, меняйте законы.

- Чей опыт учитывался при разработке процесса латвийской приватизации?

- Прежде всего наш собственный. Нам также помогли немецкие коллеги, которые сейчас работают в Агентстве приватизации. Частично учитывали опыт массовой приватизации в Чехии и Словакии. И опыт Эстонии по международным тендерам. Латвия также является членом Восточноевропейской ассоциации приватизации, где страны обмениваются опытом.

- Спасибо за беседу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно