Ларс Танелл: «В агробизнесе, энергосбережении и финансовом секторе деятельность МФК в Украине может дать наибольший эффект»

29 августа, 2008, 15:40 Распечатать Выпуск №32, 29 августа-5 сентября

В эксклюзивном интервью для «ЗН» глава Международной финансовой корпорации Ларс Танелл достаточно подробно рассказал о планах МФК в отношении нашей страны.

Международная финансовая корпорация (МФК), наверное, в некотором роде уникальна: в ее структуре нет должности президента. Формально им является президент Группы Всемирного банка, в которую МФК входит. А первым лицом самой корпорации (в английской терминологии СЕО — Chief Executive Officer) является исполнительный вице-президент.

В начале недели занимающий эту должность Ларс Танелл побывал со своим первым в этой роли официальным визитом в Украине. Программа была довольно насыщенной. Помимо прочего, она включала поездку по регионам, а также целый ряд встреч с отечественными бизнесменами, финансистами, высокопоставленными правительственными чиновниками. В эксклюзивном интервью для «ЗН» г-н Танелл не только поделился своими впечатлениями от увиденного и услышанного, но и достаточно подробно рассказал о планах МФК в отношении нашей страны.

— Г-н Танелл, на пресс-конференции для украинских журналистов вы назвали приоритетные сферы деятельности МФК в Украине. Это — агробизнес, энергосбережение, а также улучшение доступа к финансированию. А нельзя ли подробнее остановиться на деятельности МФК в этих направлениях и, скажем, на каких-то конкретных проектах, которые вы финансируете сейчас или запланировали на будущее?

— Давайте вернемся немного в историю. МФК работает в Украине уже 15 лет. Корпорацией реализуется ряд проектов как инвестиционного, так и консультативного характера. Суммарно это 42 инвестиционных проекта на общую сумму около миллиарда долларов с собственного счета МФК плюс 500—600 млн. долл. синдицированных кредитов. А общая стоимость проектов, реализуемых при участии МФК в Украине, по нашим оценкам, составляет вчетверо большую сумму, чем собственно инвестиции. Так что эти проекты имели общий эффект в размере около 6 млрд. долл.

Как вы знаете, мы также оказываем активное техническое содействие. На сегодняшний день завершены или находятся в стадии реализации ряд консультативных проектов, способствующих, в частности, реформированию регуляторной среды, развитию лизинга, ипотеки, аграрного страхования, внедрению международных стандартов корпоративного управления.

Кроме того, с помощью наших консультативных программ МФК участвует и в развитии нескольких интегрированных цепочек поставок продуктов питания.

Справка «ЗН»

Международная финансовая корпорация (IFC – International Finance Corporation) была создана в 1956 году в составе 31 государства-члена для содействия развитию частного предпринимательства. Является одной из организаций Группы Всемирного банка, которая осуществляет инвестиции в частном секторе.

Сегодня акционерами МФК являются 179 государств-членов, которые сформировали уставный фонд в размере 2,4 млрд. долл., совместно определяя политику организации и утверждая инвестиции.

Высшим руководящим органом IFC является совет управляющих, в который страны-члены назначают своих представителей, обычно в ранге министров финансов. Совет управляющих делегирует многие из своих полномочий совету директоров, в котором представлены все страны—члены IFC.

Оперативное руководство деятельностью IFC осуществляет исполнительный вице-президент.

В штате IFC насчитывается 3100 сотрудников, причем 49% работают в штаб-квартире в Вашингтоне, а 51% — в более чем 80 местных отделениях.

Со дня своего создания МФК инвестировала более 65 млрд. долл. собственных средств и синдицировала свыше 25 млрд. долл. кредитов в 3600 компаний в 140 странах. При поддержке стран-доноров организация также выделила свыше
1 млрд.долл. на программы технического содействия и консультативную работу.

Украина стала акционером и членом этой организации в 1993 году.
С 1992-го МФК занималась реализацией в Украине программы технической помощи, содействовала приватизации малых предприятий и объектов незавершенного строительства, а также приватизации земель и массовой приватизации.

На 30 июня 2008 года МФК инвестировала в 42 проекта в Украине около
988 млн. долл. Почти треть этой суммы была предоставлена в прошлом финансовом году.

Объективка «ЗН»

Ларс Х. Танелл, гражданин Швеции, является исполнительным вице-президентом одной из организаций Группы Всемирного банка — Международной финансовой корпорации.

Приступил к исполнению своих обязанностей в 2006 году, сделав успешную карьеру в секторе финансовых услуг. Его предыдущий пост — президент «Скандинависка Энскилда Банкен» AB (СЭБ), одного из банков Северной Европы со штаб-квартирой в Швеции (активы — 240 млрд. долл. США, количество сотрудников — 20 тыс.человек).

В 90-е годы Л. Танелл был президентом шведской страховой компании «Тригг Ханса» и заместителем президента «Нордбанкен». Занимал ряд постов в советах директоров международных компаний и неправительственных организаций. За его плечами — богатый опыт международной деятельности, накопленный за время работы в ABB Цюрих и в American Express в Нью-Йорке.

Получил докторскую степень в Стокгольмском университете. Работал научным сотрудником в Центре международных исследований Гарвардского университета.

Если говорить о будущем, то именно эти три сферы — агробизнес, энергосбережение, а также финансовый сектор — имеют жизненно важное значение для Украины. Именно в агробизнесе, энергосбережении и финансовом секторе деятельность МФК может дать наибольший положительный эффект. Если возьмем сельское хозяйство, то здесь мы видим огромный потенциал для вашей страны и замечательные возможности для нас.

В этом году Украина вырастила почти вдвое больший урожай зерновых, чем в прошлом. Хотя существует мнение, что этот урожай можно было бы увеличить еще как минимум вдвое, если бы вы смогли полностью реализовать ваш потенциал.

Украинский агросектор испытывает огромную потребность в инвестициях. Некоторые ваши специалисты из числа моих собеседников упоминали, что для того, чтобы вывести сельскохозяйственное производство в Украине на уровень передовых европейских стандартов, понадобится где-то 50 млрд. долл. США. А в сфере переработки сельскохозяйственной продукции и производства продуктов питания понадобится еще 30 млрд. долл. Поэтому чтобы реализовать этот потенциал, необходимы совместные усилия всех участников рынка. Органы власти должны обеспечить благоприятную нормативно-правовую среду. Плюс необходимо активное участие местного частного сектора и местных банков.

Также есть потребность и в прямых иностранных инвестициях. Очевидно, это и есть та сфера, в которой, на мой взгляд, МФК надлежит сыграть свою роль катализатора. И мы можем помочь сделать так, чтобы выгоды от этого экономического роста стали ощутимыми и для самых бедных слоев населения, и для бедных регионов страны.

Если говорить об энергетическом секторе, то вы и сами знаете, что в стране доминирует тяжелая промышленность, в частности мощная металлургия на востоке Украины. И фактически вся остальная инфраструктура страны завязана на этот сектор. Вся она, очевидно, работает очень неэффективно, значительная часть мощностей устарела.

В то же время цены на энергоно­сители очень сильно возросли в пос­леднее время, и, насколько я понимаю, цены на топливо, особенно на природный газ, в Украине будут продолжать расти. Поэтому, я считаю, есть реальная возможность помочь модернизировать как эти заводы, так и остальную инфраструктуру, сделав их энергопользо­вание более рациональным. И это даст тройной эффект. Во-первых, это сде­лает ваши производства более конкурентоспособными на мировом рын­ке. Во-вторых, огромная экономия будет достигнута на расходах на энергоносители, что также поможет поддержать ухудшающееся торговое сальдо страны. И, в-третьих, это поможет экологии, в том числе поможет предотвратить изменения климата.

Из опыта других стран известно, что энергосберегающие технологии и оборудование окупаются чрезвычайно быстро. Поэтому, на мой взгляд, проигравших не будет. Мы являемся одной из ведущих организаций в мире, которые способствуют внедрению энергоэффективных технологий и стандартов. На мой взгляд, это естественная для нас сфера, где мы можем вкладывать инвестиции и осуществлять консультативные проекты.

Сектор финансовых услуг также очень важен для любой страны. Потому что в большинстве развивающихся стран и отраслей сдерживающим фактором является именно затрудненный доступ к финансированию. Не случайно по меньшей мере 40% нашего инвестицион­ного портфеля составляют средства, размещенные в сферах, связанных с финансовыми услугами.

Наше участие в финансовом секторе дает стране целый ряд выгод. Во-первых, мы развиваем этот сектор как таковой. Кроме того, через местных финансовых посредников мы имеем возможность «дотянуться» до тех компаний и тех секторов, которые в других условиях не могли бы получить средства.

Ведь в силу особенностей деятельности нашей организации мы никак не можем помочь всем малым и средним предприятиям иначе, кроме как через участников местного финансового рынка. Но благодаря такой схеме деятельности мы можем помочь всем. Подписанное нами сегодня кредитное соглашение со Сведбанком о предоставлении ему средств для кредитования малых и средних предприятий, а также ипотечного финансирования для физических лиц — пример именно такого сотрудничества.

— А не могли бы вы остановиться на других конкретных проектах, которые уже разрабатываются или готовятся к реализации?

— Насколько мне известно, те или иные наработки у нашего киевского офиса есть по всем направлениям. Но, как правило, мы объявляем о своих проектах только тогда, когда подписываем сделку. Прежде чем прийти в МФК, я долгое время работал банкиром, поэтому руководствуюсь правилом: говори о сделке только тогда, когда ее подпишешь.

— Хорошо, не будем о конкретных проектах. А нельзя ли в таком случае конкретизировать сумму финансирования, которую МФК планирует вложить в Украине? Или по-другому: какую часть из необходимых для агросектора и сектора переработки 50 млрд. и 30 млрд. долл. планирует внести возглавляемая вами организация?

— Я могу говорить в общих чер­тах. Из встреч и бесед, которые состоялись вчера, мне стало понятно, что многим здешним сельхозпроизводителям нужно укрупниться за счет приобретения земель, а на это требуются деньги. Все они прошли через процесс распада существовавших изначально больших старых хозяйств — колхозов. А теперь появилась потребность в объединении этих разрозненных кусочков, чтобы достичь определенного размера. Размер, конечно, может быть разный, но в любом случае на это фермерам требуются средства.

Кроме того, перед ними стоят вопросы покупки семян, удобрений, пестицидов — на это тоже нужны деньги. Причем не следует забывать, что цены на те же семена и удобрения очень существенно увеличились, почти вдвое, по сравнению с прошлым годом. Поэтому даже если хозяйству и удалось увеличиться за счет новоприобретенной земли, потребности в оборотном капитале у него все равно выросли минимум в два раза.

Кроме того, хозяйству нужны деньги на новую сельхозтехнику, элеваторы и зернохранилища, транс­портные средства. И потом, если ты хочешь перерабатывать хотя бы часть выращенного тобой зер­на, на это также нужны деньги.

Также для многих хозяйств целесообразной является диверсификация: кроме зерна, они хотели бы начать выращивать, скажем, фрукты и овощи. А во многих случаях те же яблоневые сады уже старые и нужно садить новые. Для этого также нужны деньги. И, как сказал один фермер вчера, если бы у него было хранилище для яблок, это помогло бы ему значительно увеличить производство. А будь у него склад-холодильник, он бы мог увеличить сроки хранения своих яблок до зимы, что увеличило бы его собственные доходы, а потребители получили бы больше возможностей покупать яблоки зимой.

Ключевой проблемой в этой ситуации является то, что банки хотят, чтобы под их кредиты в залог шла земля. Но поскольку существует мораторий на продажу земли, ее нельзя предлагать в залог, а право на аренду земли отдать в залог трудно. Кроме того, сроки аренды земли также сократились. Если раньше ее можно было арендовать на 30—40—50 лет, то теперь этот срок составляет в среднем не более 10 лет, что еще больше усложняет использование земли как залога. И это также означает, что фермер вынужден мыслить более короткими сроками, ориентироваться на краткосрочную перспективу.

При этом сельское хозяйство является долгосрочным бизнесом. Таким образом, поле деятельности для МФК очень велико.

— Если мы правильно поняли, то с вами как с профессиональным банкиром можно говорить обо всем — только не о деньгах.

— Нет, со мной можно говорить о деньгах, но я не готов называть конкретные будущие проекты.

— Тогда назовите, пожалуйста, общую сумму, которую вы готовы инвестировать.

— В прошлом финансовом году (июль 2007-го — июнь 2008-го) объем инвестиций МФК в Украине составил около 300 млн. долл., и я призываю наших местных сотрудников существенным образом увеличить эту сумму. По самым скромным оценкам, объем инвестиций в нынешнем финансовом году увеличится минимум до 400 млн., и я был бы рад, если бы он увеличился до 500 млн. долл. Заметьте, это — только собственные средства МФК. А ведь почти во всех наших проектах есть либо синдикат, либо параллельное финансирование, как в случае со Сведбанком.

Это — очень важный аспект, поскольку если мы не только вкладываем наши ресурсы, но и приводим с собой партнеров, которые могут потом остаться с этим клиентом в будущем, то и в самом деле можем давать гораздо больше. Хочу подчеркнуть, что когда мы говорим о суммах, то мы со своей стороны предлагаем не только заемные средства, но и долевое участие в акционерном капитале. И на данном этапе нам хотелось бы увеличить суммы долевого участия тоже, особенно в компаниях местных предпринимателей. На наш взгляд, это — один из способов налаживания более прочных отношений с национальным бизнесом.

— Каким, предположительно, будет соотношение между вашими собственными средствами и теми, которые вы привлекаете извне?

— Как я уже говорил, за годы работы МФК в Украине мы инвестировали около 1 млрд. долл. собственных средств и мобилизовали около 500—600 млн. дополнительно. Но это в среднем за 15-летний период. А теперь, когда мы значительно увеличиваем свои объемы, то и партнерская доля также будет расти.

В то же время не следует забывать, что мировая экономика сейчас переживает финансовый кризис. Это значит, что на данном этапе будет не так просто мобилизовать средства, как это было в прошлом году или как будет два года спустя. Поэтому в рамках нашей стратегии для Украины в этом году для МФК, возможно, будет приемлемо и более низкое соотношение.

— В последние годы международные доноры, сотрудничающие с украинским правительством, постепенно сворачивают свою деятельность в Украине или, по крайней мере, не наращивают ее объемы. МФК, наоборот, — судя по названным вами суммам — намерена в Украине активизироваться. Это связано с вашей спецификой, с тем, что вы работаете с частным бизнесом и не обязаны искать взаимопонимание с нашими чиновниками? Или с тем, что украинские компании все прочнее стоят на ногах, становятся более серьезными, солидными?

— Думаю, что это явление универсальное, характерное для всех стран мира. За последние три года МФК увеличила объем своих операций в глобальном масштабе вдвое. Это происходит потому, что существует спрос на наши услуги. Компании-клиенты хотят получить наше финансирование и/или наш совет. К тому же правительст­ва в большинстве стран мира признали, что частный сектор успешнее создает новые рабочие места, являясь одновременно источником налогов в бюджет. Именно поэтому в последнее время мы так активно растем.

МФК — одна из немногих многосторонних организаций, которая существенно увеличила бюджет в течение нескольких последних лет. И одним из преимуществ нашей организации является то, что мы сами себя инвестируем, поскольку работаем на коммерческой основе. То есть мы получаем прибыль от своих операций и затем ее реинвестируем. В прошлом году МФК предоставила 500 млн. долл. Международному агентству развития (International Development Agency — IDA) — нашей сестринской организации, работающей в наиболее бедных странах.

— Можно ли это понимать так, что международные доноры осознали, что финансирование государственного сектора неэффективно, и решили сворачивать деятельность в этом направлении с тем, чтобы увеличить объемы инвестирования в частном секторе? Является ли это частью стратегии Всемирного банка, в Группу которого входит МФК?

— Я думаю, нужно смотреть отдельно на каждую конкретную страну. Что касается действительно бедных стран, то операции IDA там более масштабны, чем любой другой организации. В настоящее время, после всех пополнений, ее бюджет составляет порядка 40 млрд. долл. США.

Но и в странах со средним уровнем дохода, таких, как Украина, мы видим, что МФК осуществляет операции в таком же объеме, а в некоторых случаях — и в больших, чем Международный банк реконструкции и развития (МБРР). Это не является частью нашей стратегии, но именно так в конечном итоге складывается. Потому что есть спрос на услуги МФК.

И коль уж речь зашла о МБРР. Даже там наблюдается сдвиг в сторону частного сектора — в соотношении финансовых средств, выделяемых для государственного сектора и для частного. Около 70—80% финансирования МБРР приходится именно на частный сектор. То есть мы видим тот же сдвиг, что и по всей Группе Всемирного банка.

— В ходе состоявшегося весной сего года в Киеве ежегодного собрания Европейского банка реконструкции и развития звучала критика, что международные доноры такого уровня, как ЕБРР, МБРР, МФК, выбирают партнерами по проектам в основном иностранные компании или компании с иностранным капиталом, такие как Сведбанк, «Райффайзен­банк Аваль», Международный ипотечный банк и т.п. И таким образом способствуют экспансии этих компаний здесь, в Украине, помогают им завоевывать местный рынок. Дескать, богатые помогают богатым… Как вы относитесь к подобным высказываниям?

— Мне понятно, почему в прессе развернулась такая полемика, и я считаю, что она вполне уместна. Думаю, это связано с тем, что на начальном этапе МФК работала исключительно с крупными фирмами из Западной Европы и США. Но со временем ситуация изменилась, и если посмотреть на сегодняшнее положение вещей в мире, то можно увидеть, что около 65% всех наших клиентов — это как раз местные компании. И это те люди, которых мы хотели бы поддерживать.

В то же время прямые иностранные инвестиции также имеют большое значение для любой страны. И не только с точки зрения финансовых ресурсов, но и с точки зрения передачи новых технологий. Поэтому я не согласен с утверждением, что «богатые помогают богатым». Даже когда мы работаем с этими банками, мы пытаемся реализовывать с ними специальные программы, нацеленные на расширение доступа к финансовым ресурсам наиболее уязвимых слоев населения.

Например, у нас есть специальные программы, направленные на малые и средние предприятия, ипотечное финансирование жилья по доступным ценам, на развитие сельского хозяйства. И во многих случаях мы не только помогаем таким банкам в разработке этих специальных продуктов, но и несем с ними совместные риски, чтобы собственным примером показать, что данные сегменты не столь уж высокорисковые, как это принято считать.

Если посмотреть на нашу нынешнюю клиентуру в Украине, то картина примерно та же. Вечером в понедельник я, например, ужинал с представителями шести банков. Половина из присутствовавших там банкиров представляла международные банки, а половина — местные.

Не надо забывать, что все мы живем в глобальном мире. И во вчерашней нашей беседе с клиентами обсуждалось и то, что со временем и у украинских компаний, по мере того как они становятся лучше и солиднее, появляется желание выходить за пределы Украины. Поэтому одна из наших важнейших задач состоит в том, чтобы помочь компаниям из одной развивающейся страны с формирующимся рынком выйти на другие формирующиеся рынки.

Если же говорить о двух банках, о которых вы упомянули, то с «Райффайзенбанк Авалем» мы начали работать в 2004-м, когда он еще был просто «Авалем» (30 млн. долл.), а со Сведбанком начали сотрудничать в 2005-м, когда он был «ТАС-Коммерцбанком», в рамках проекта по усовершенствованию практики корпоративного управления. Таким образом, мы скорее помогаем бедным стать богатыми, а не наоборот.

— Недавно вы побывали в России и некоторых странах Централь­ной Азии. Можно ли выделить общие для Украины и этих стран процессы, а также что-то, что их отличает? Как, на ваш взгляд, изменилась Украина за те три года, которые прошли со времени вашего предыдущего визита?

— Общие черты, безусловно, есть. Да, за последние три года все эти страны добились немалого прогресса. Но если задаться вопросом, насколько изменилась регуляторная среда, то окажется, что изменений на самом деле не так много, как должно было быть. В этом смысле Украина, к сожалению, ближе к странам Центральной Азии, нежели даже к странам Центральной и Восточной Европы. Об этом можно судить, например, по рейтингу Всемирного банка Doing Business: одна из наиболее обременительных в мире налоговых систем, 140-е место по защите прав инвесторов и минимум реальных реформ.

Похожая картина складывается, если судить и по другим международным рейтингам: индексам конкурентоспособности, восприятия коррупции и т.п.

Поскольку в фокусе моей поездки в Центральную Азию, как и в Украину, было сельское хозяйст­во, еще один поразивший меня момент состоит в том, что всем этим странам приходится пройти один и тот же процесс реформирования сельского хозяйства. Сначала были крупные колхозы, земельные владе­ния которых распаевали, а теперь, чтобы добиться эффективного хозяйствования, отдельные мелкие участки нужно снова объединять. Все эти страны должны сначала осуществить разгосударствление земли и установить справедливые рыночные правила, создать нормальную регуляторную среду. За­тем необходимо завезти новую сельхозтехнику и оборудование, переподготовить специалистов и работников сельского хозяйства и т.п.

Я очень уважаю все политические моменты и понимаю, что если огромная часть населения страны проживает на селе, то действительно очень тяжело управлять всеми этими процессами. Кроме того, необходимо обеспечивать баланс интересов новых крупных предприятий, работающих в сельском хозяйстве, и интересов мелких фермеров.

Украина во многом опережает многие соседние страны, ведь в некоторых из них до сих пор существуют такие проблемы, как, например, использование детского труда, что, к счастью, не характерно для вашей страны.

На меня большое впечатление произвели украинские предприниматели. Они — не только хорошие бизнесмены, но и заботятся о своих земляках. Например, один из фермеров, с которым я познакомился, подчеркнул, что, диверсифицировав свой бизнес и начав, кроме зерна, выращивать ягоды, он обеспечивает работой жителей соседних сел и таким образом не дает им опустеть. На мой взгляд, это очень разумная стратегия.

Думаю, что подобные моменты, как и наличие чрезвычайно плодородных земель, дают Украине отлич­ные шансы на качественный прорыв в агросекторе, которыми она просто обязана воспользоваться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно