КУРСОМ В НИКУДА

15 октября, 1999, 00:00 Распечатать

Поместив в прошлом номере статью советника Президента Украины А.Гальчинского и интервью с сопред...

Поместив в прошлом номере статью советника Президента Украины А.Гальчинского и интервью с сопредседателем Немецкой консультационной группы А.Зиденбергом, «Зеркало недели» откликнулось на пятую годовщину курса радикальных экономических реформ в Украине, которая приходится на 11 октября. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей третий взгляд на проблему - журналистский. Можно соглашаться, можно спорить, но такая точка зрения существует.

Сегодня, накануне президентских выборов, политические противники нынешнего главы государства в рамках действующего плюрализма и демократии беспощадно критикуют его в некоторых масс-медиа. А вот сравнить азимут, предложенный нашему народу Леонидом Даниловичем в год его инаугурации, с тем местом, где он, народ, очутился, как-то стесняются. Уж не потому ли, что компас у основных претендентов на президентский престол все тот же, родом из незабвенных программ и практики КПСС? В смысле больших обещаний, не подкрепленных реальными механизмами их осуществления?

Архаисты - не новаторы

По сравнению со своими большевистскими предшественниками нынешние правители очень скромны. Леонид Ильич Брежнев с гордостью проставлял на своих творениях миллионные тиражи и копеечные цены. Леонид Данилович Кучма, издав свое судьбоносное произведение «Шляхом радикальних економічних реформ» (Звернення і Доповідь Президента України Верховній Раді 11 жовтня 1994 р.; Київ, 1994 р., СП ІСА), обошелся без этой атрибутики. Все ограничилось именем и гордым портретом, напечатанным на обложке, - народ должен знать своих героев.

Правда, на странице 25 внимательный читатель обнаружит (естественно, без портретов) имена академиков, ученых и специалистов, которые работали над подготовкой доклада, как подчеркивается, «под руководством советника Президента Украины». Не будем утомлять читателя поименованием всех 38 соавторов. Заметим лишь, что в одну обойму попали как архаисты, защитившие свои докторские диссертации еще в эпоху развитого социализма, так и новаторы типа В.Пинзеника. Ну, да Бог с ним, соавторством. Архитектором курса радикальных реформ объективно считается наш нынешний Президент.

Уже в первом абзаце своего исторического азимута он предупредил, что прокладываемый вектор подчинен, цитируем, двум задачам: «во-первых,.. раскрыть главные тенденции развития народного хозяйства, выявить ошибки и просчеты, которые были допущены в предыдущие годы…

Во-вторых, обосновать необходимость кардинального обновления курса социально-экономической политики, осуществления реформ, направленных на обеспечение реальной рыночной трансформации всех сфер экономической жизни общества.»

Не менее четко была определена и цель радикальных экономических реформ: «Вместо пагубного принципа «производство ради производства», на котором основывалась модель тоталитарной экономики, новая политика будет сосредоточена на последовательном утверждении экономической модели, в основе которой заложен принцип «производство ради удовлетворения потребностей человека».

Так вот, первое уравнение первой из поставленных задач в докладе решено весьма успешно: ситуация была проанализирована, тенденции обозначены. Тут тебе и невиданный в мировой практике спад производства. И «физический распад производительных сил с опережающим разрушением научно-технического и интеллектуального потенциала общества». И кризис платежей. И сокращение реальных доходов населения. И уменьшение доли фонда потребления. Словом, добросовестно представлен весь набор очевидных прелестей, с которыми за последние годы сталкивался каждый из нас.

Что касается выявления ошибок и просчетов, тут, как нам кажется, не совсем сложилось. Например, сокращение реальных доходов населения Президент объяснил уменьшением доли фонда потребления в структуре использования национального дохода: в 1994 году доля первичных доходов предприятий и государства увеличилась до 85% против 58,9% в 1990 году.

Цифры сомнения не вызывают. Но, простите, неувязочка получается. Закон денежного обращения, как известно, подобен закону сохранения энергии. Истину эту великолепно осознал еще Остап Бендер: если в одном месте деньги исчезают (в знаменитом романе они исчезли в тресте «Геркулес»), то в другом месте (по Ильфу и Петрову, у господина Корейко) они появляются.

Поэтому приведенные в докладе пропорции по идее должны были бы свидетельствовать об обогащении предприятий и государства за счет народа. Как это произошло при Сталине после войны, когда за счет обнищания хлеборобов восстанавливалась индустрия в районах, побывавших под оккупацией. Но, как мы знаем, говорить об обогащении предприятий и Украины в целом не приходится. Речь может и должна идти об ином. Об ограблении и народа, и государства. Кем и как - это другой вопрос.

Президент обвинил в происшедшей с индустрией Украины катастрофе своего предшественника и его команду. Были отмечены стратегические ошибки в осуществлении внешнеэкономического курса, что привело к возникновению на 1 июля 1994 года задолженности в сумме $ 4,7 млрд. (Запомни эту цифру, читатель!) Не остались без внимания ошибочность социальной политики, несоответствие финансовой практики и монетаризма и т. п.

Для пущей убедительности были приведены статистические таблицы, которые беспристрастно констатировали: в 1993 году по сравнению с 1990-м металла (стали) мы произвели меньше на 38,6%; минеральных удобрений - на 48%; трикотажных изделий - на 58,2%; мяса - на 57,2%; молока - на 58% и т.д. Словом, индекс физического объема ВВП упал более чем на треть.

Все верно. Однако, и в данном случае не обошлось без казуистики. Дело в том, что лавинообразный обвал нашего производства, как свидетельствует статистика, начался с 1 января 1993 года! Знак восклицания здесь не случаен. Именно с этой даты, напомним, стали действовать 120 (или больше?) декретов тогдашнего премьера Л.Кучмы, которого, по его же просьбе, осенью 1992 года Верховная Рада наделила особыми полномочиями. Так что обвинения нынешнего Президента в ошибочности экономической и социальной политики, проводимой до середины 1994 года, в равной, если не в большей, степени относятся и к нему самому: Л.Кравчук, как известно, экономическими экспериментами не увлекался.

Ну да не ошибается разве что тот, кто ничего не делает. Итак, определив ошибки и просчеты, Леонид Данилович уже в качестве Президента повел наш народ дорогой радикальных экономических реформ. Результаты пятилетнего марша по указанному азимуту, скажем прямо, оптимизма не вызывают. Индекс физического объема ВВП продолжал ритмично снижаться и к 1 июля 1999 года достиг 40% по сравнению с 1990 годом, то есть уменьшился еще на одну треть. Зато внешняя задолженность Украины выросла чуть ли не на 300% и сегодня составляет порядка $ 12 млрд. Все пять лет продолжалось падение производства основных видов продукции. В 1998 году по сравнению с 1990 годом Украина произвела меньше: стали - на 53,6%, угля - на 64%, минеральных удобрений - на 62,8%, мяса - на 65,1%.

Более того, фактически прекратили свое существование целые отрасли промышленности. Если в 1990 году в Украине было выпущено 37 тыс. шт. металлорежущих станков, в 1993-м - около 12 тысяч, то за первое полугодие 1999 года - 646 шт. Их производство сократилось за годы реформ на 96,6 процента! Напомним, что во времена советской власти срок обновления нашего станочного парка составлял 25 лет и вызывал постоянную головную боль у тогдашних генералов от промышленности. Ибо в той же Японии или Штатах он не превышал и не превышает пяти-семи лет. Не трудно подсчитать, что при нынешних темпах производства металлорежущего оборудования украинским машиностроителям для обновления станочного парка понадобится 625 лет! Это, господа, уже не экономическая катастрофа, а коллапс отечественной индустрии. Практически безповоротное разрушение ее структуры. А ведь станки с маркой украинских заводов были далеко не самыми последними в мире.

Кстати, структурная перестройка народного хозяйства объявлялась чуть ли не основным направлением радикальных экономических реформ. А ее задачей объявлялось, цитируем, «обеспечение опережающего развития... производства товаров широкого потребления».

Действительно, токарные или фрезерные станки к таким товарам не отнесешь. Другое дело - трикотажные изделия. Однако за последние пять лет и эта отрасль нашей промышленности фактически оказалась на грани. Если в 1990 году в Украине было выпущено 351 млн. штук трикотажных изделий, в 1994 году - 58,3 млн. штук, то за первое полугодие 1999 года всего - 3 млн. 274 тыс. шт. Подобными пропорциями характеризуется выпуск еще целого ряда изделий широкого спроса, тех же шерстяных, хлопчатобумажных и льняных тканей. По пальцам можно сосчитать выпущенные в первом полугодии этого года телевизоры, приемники и магнитофоны. «Порадовали» и обувщики: они за шесть месяцев 1999 года произвели одну пару обуви на 10 жителей страны.

Не будем лукавить. Еще слишком свежи в нашей памяти претензии к качеству товаров широкого потребления отечественной марки. Но ей же ей, турецкий ширпотреб, заполонивший образовавшуюся брешь, не намного лучше. И вообще, если политика открытых дверей приводит не к повышению качества отечественных товаров вследствие конкурентной борьбы за потребителя, а к уничтожению отечественного производства - значит, двери эти были открыты не в ту сторону.

Глупо было бы обвинять Л.Кучму и его соавторов по выработке политики радикальных экономических реформ в желании ускорить процессы деиндустриализаци народного хозяйства Украины. Но государственных деятелей оценивают не по их обещаниям или желаниям, а по реальным результатам. И с этой точки зрения новатора из нашего Президента, увы, не получилось. Да и не могло получиться. Ибо главным инструментом достижения поставленных целей оставались все те же директивы. Правда, уже не в форме премьерских декретов, а в форме президентских указов. Так и хочется задать вопрос: неужели эффективность командных методов управления экономикой повышается в зависимости от того, кто спускает эти самые команды, Генсек КПСС или Президент? Мы уже все это проходили: великолепный по привлекательности ленинский декрет о земле привел, в конечном счете, к физическому истреблению крестьянства на шестой части планеты...

Рынок почти не виден

Справедливости ради следует признать, что системообразующие точки координат для создания благоприятных условий развития страны - переходу к социально ориентированной рыночной экономике - в судьбоносном докладе были обозначены. Что же касается реализации...

Например, налогообложение. Вопрос болезненный для предпринимателей всех форм собственности и ключевой для сбалансированного и, следовательно, динамично развивающегося рынка. В октябре 1994 года Президент провозгласил политику отказа от авансовых платежей в бюджет. После чего на протяжении пяти лет все делалось с точностью до наоборот!

Подобные или почти подобные результаты мы имеем и по ряду других направлений реформирования. Ни у кого не вызывает сомнения необходимость коренной перестройки кредитно-банковской системы. Видимо, поэтому в докладе было обещано: «Президентом и правительством Украины будут осуществляться меры по обеспечению более широкой диверсификации и специализации банковской деятельности, созданию в течение 1995-1997 годов специализированных банковских учреждений: Национального Земельного банка, Национальной Корпорации по осуществлению кредитования под залог, специализированных банков по размещению долгосрочных финансовых инвестиций, Украинского банка по кредитованию жилищного строительства, специализированных банковских учреждений по кредитованию фермерства, малого бизнеса»... Читая эти строки, невольно вспоминаешь милого мечтателя из поэмы Николая Васильевича Гоголя.

Или взять валютное регулирование. Нужно откровенно признать, что провозглашенная и безусловно правильная политика запрета на обращение в Украине иностранной валюты и использование ее как средства платежа привела лишь к половинчатым результатам. Доллары и марки по-прежнему остаются самыми желанными дензнаками за товары и услуги, если сделки осуществляются tet-a-tet. Покажите мне того идиота, кто при продаже собственной квартиры принял от покупателя не доллары, а гривни?

Как нельзя быть чуть-чуть беременным, так же нельзя иметь социально направленную рыночную экономику без современного фондового рынка. В президентском докладе и этой проблеме было уделено соответствующее внимание. И здесь мы опять-таки маємо те, що маємо. Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку функционирует более чем успешно, а самого рынка как такового практически не существует. Сессии УФБ, УМВБ, других бирж, сделки, осуществляемые на внебиржевом рынке ценных бумаг, влияют на инвестиции в производство точно так же, как снег пятилетней давности на завтрашний прогноз погоды.

Или такой рыночный инструмент, как банкротство. Именно «введение действенного механизма определения и осуществления процедуры банкротства», наряду с вексельным обращением и криминальной ответственностью за неосуществленные вовремя расчеты по финансовым обязательствам, по замыслу Президента, должны были победить платежный кризис. Не победили. И не удивительно. Ибо самым крупным должником перед своим народом по-прежнему остается государство.

А в речах самого Президента, публичных спичах представителей его ближайшего окружения все отчетливее слышится лейтмотив ожидания. Нас буквально уговаривают: терпение, и еще раз терпение, «три-четыре года, и все будет хорошо!» (В.Пустовойтенко), «экономика меня радует, через пару лет каждый житель Украины ощутит конкретные плоды наших усилий» (Л.Кучма), в задержке зримых результатов выверенной политики Президента виноваты «нерыночная структурированность Верховной Рады и популизм левых сил» (С.Тигипко).

После дождичка, в четверг…

Справедливости ради отметим: нас предупреждали, что «доклад не является экономической программой. Его основная цель - определить стратегические задачи и общую логику реформирования украинской экономики, сформировать экономическую идеологию...»

Как говорится, на нет и суда нет. Но стратегические задачи реформ в докладе таки-были определены.

Квинтэссенцией любых экономических преобразований, а тем более радикальных, являются социальные показатели. Так вот, пять лет назад провозглашалось, что социальная политика будет направлена «на сохранение воспроизводства трудового потенциала народа, утверждение необходимой мотивации производительного труда, недопущение массовой безработицы, прогрессирующего распада социальной сферы - здравоохранения, образования, культуры».

Насколько соответствует окружающая нас действительность процитированным сентенциям - обсуждать не будем. А вот более конкретные положения провозглашенной пять лет назад социальной политики стоит проанализировать.

К примеру, в докладе утверждалось, что в Украине «будет реализована специальная программа защиты малообеспеченных многодетных и неполных семей, неработающих пенсионеров, инвалидов. Будет введено ежемесячное индексирование денежных выплат указанным категориям населения в соответствии с фактическими темпами инфляции».

За счет каких средств - об этом скромно умалчивалось. Правда, определялись весьма оригинальные источники борьбы с инфляционными процессами, то есть со снижением покупательной способности отечественных денег: «В стабилизационный фонд гривни будут привлекаться кредиты МВФ и других зарубежных инвесторов». Другими словами, крепость гривни должны были обеспечить не столько труд граждан собственной страны и отечественное товарное производство, а заемные заморские деньги. Такая вот логика наших реформ.

Впрочем, индексация пенсий в течение пяти лет все же происходила. Однако курс национальной валюты, читай, ее покупательная способность, за это время упали более чем в два с половиной раза. Полноценные, заработанные народом гривни, в обзелененных, естественно, одеждах продолжали уплывать за бугор.

Но вернемся к ориентирам социальной политики. Президент и правительство обещали «инициировать проведение глубокой пенсионной реформы, обеспечение справедливой системы пенсионных выплат с учетом трудового вклада человека». Вроде бы что-то инициировали, но результатов как не было, так и нет. Не просматривается и обещанное «содействие всесторонней государственной защите интеллектуального потенциала общества, его эффективному использованию и приумножению, неуклонному росту роли и престижа инженерно-технических кадров, научной и творческой интеллигенции - ученых, деятелей литературы и искусства, медиков, учителей, работников учреждений культуры». Чтобы убедиться в этом, достаточно посетить, например, институт НАНУ имени Глушкова: колыбель отечественной и мировой кибернетики сегодня имеет вид, мягко говоря, забытого Богом и людьми караван-сарая. Или зайти в любую библиотеку - в 1999 году практически ни одна из них не получила от Минкульта ни копейки на периодику.

Впрочем, интеллектуальный потенциал общества, в известном смысле, понятие несколько отвлеченное. Согласитесь, далеко не каждая домохозяйка воспринимает прямую зависимость между запустением в академическом институте и количеством мясных блюд в семейном рационе. Зато рост цен очевиден каждому.

Так вот, одна из стратегических задач заключалась в том, «чтобы оплата жилья (цены на которое в рамках радикальных реформ, естественно, были отпущены. - Авт.) не превышала 15 проц. среднемесячного денежного дохода отдельной семьи». Между прочим, это единственная конкретная цифра в провозглашенном курсе социально-экономической политики. Таким образом на сегодняшний день классическая семья из трех человек (отец, мать и дитя), проживающая в двухкомнатной хрущевке, по идее, должна иметь среднемесячный доход от 900 гривен. Много таких семей вы насчитаете, если не брать во внимание «новых» украинцев, составляющих 2-3 процента населения?

И наконец, интегральный показатель социальной политики любого государства - зарплата. Не обошел этот вопрос, провозглашая свой курс реформ, и наш Президент, продекларировав ее перманентный рост с целью обеспечения высокой цены рабочей силы. При этом подчеркивалось: «Принципиальной позицией Президента Украины является и то, что в период между очередным введением нового размера минимальной заработной платы должен действовать механизм его индексации».

Комментарии, как говорится, излишни: цена рабочей силы в Украине по-прежнему остается одной из самых низких в Европе. Утешает одно: за последнее время высшим государственным чиновникам зарплата тоже не повышалась.

Есть здесь, правда, один любопытный нюанс. Чиновники, пару лет проработавшие «в коридорах власти» при месячной зарплате максимум в триста гривен, на корню скупают квартиры в домах в самых престижных районах Киева. Общая площадь самой маленькой квартиры в таких домах - 100 квадратных метров. Цена же одного квадратного метра - от 00…

Словом, политические заявления наших правителей и реальная жизнь народа в последние пять лет протекали в рамках все той же большевистской системы координат, выстроенной на принципах геометрии Эвклида. Где, как известно, параллели никогда не пересекаются.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно