Купить цвет яблони

5 ноября, 2010, 16:38 Распечатать Выпуск №41, 5 ноября-12 ноября

В начале каждой осени граждане Украины наблюдают странные соревнования: производители, посредник...

В начале каждой осени граждане Украины наблюдают странные соревнования: производители, посредники, торговля спешат поднять цену на продукцию всех видов, а центральная и местная власть демонстрируют желание притормозить этот процесс. Как следствие, цены на товары и услуги все-таки существенно возрастают. Не исключение и нынешний год.

Цена посредника

Как недавно сообщил информационному агентству ЗИК зампред Львовской ОГА Геннадий Дмитренко, «цены на рынке не отвечают сегодняшним реалиям. То есть они значительно завышены. Это ненормально, ситуация стоит на постоянном контроле органов власти, чтобы не произошло искусственного повышения цен».

В свою очередь начальник Государственной инспекции по контролю за ценами во Львовской области Любовь Высоцкая добавляет, что более всего злоупотребляют ценами субъекты хозяйствования, реализующие товар в оптовых сетях. «Есть много посредников на пути продвижения товара от производителя или сельхозпроизводителя до конечного потребителя. Производитель не дает товар прямо в розничную сеть. Всегда есть оптовая фирма, дистрибьюторы. В соответствии с поручением правительства, в обязательном порядке нужно обратить внимание контрольных надзорных органов государственной исполнительной власти на оптовую цену. То есть на цену посредника, где больше всего злоупотреблений».

Стремясь обезопасить себя от головной боли из-за роста цен, председатель Львовской ОГА Василий Горбаль еще в июле инициировал подписание ряда меморандумов о сотрудничестве между производителями и реализаторами хлебобулочных изделий, сахара и кисломолочной продукции. Им было предложено не повышать цены более чем на 15%.

Однако уже в августе возник первый ценовый пожар. Из продажи исчез сахар. Со временем он появился, но уже по цене 10—11 грн./кг. В начале сентября в перечень дефицита на какое-то время попали гречка, мука, макаронные изделия, масло, яйца.

Решать новую проблему власть взялась с помощью организации социальных магазинов для неимущих. Первый такой магазин появился в Трускавце. Ознакомившись с его работой, В.Горбаль дает указание распространить опыт на всю область.

Указание якобы выполнили. Как сообщил Геннадий Дмитренко, сейчас в 75 магазинах Львова ржаной хлеб продается по цене 2,46 грн., пшеничный — 2,86 грн. В тот же день я напрасно пытался найти хотя бы один такой магазин во Львове. Ничего не известно о подобных магазинах и продавцам.

Зато в супермаркетах население снова покупает самое дешевое — хлеб, картофель, крупы, макаронные изделия, кильку в томате. Как отмечают специалисты, сегодня во Львовской области, как в советские времена, на одного человека уже приходится 168 кг картофеля. Это на 60% перебор рекомендованной медиками физиологической нормы. Увеличение потребления картофеля и хлеба — свидетельство того, что люди выбирают простейшую схему питания.

Вместе с тем повышение цен привело к снижению объемов продаж. За девять месяцев текущего года продукция растениеводства в Украине подорожала примерно на 27%, а объемы ее продажи упали в среднем на 5%. На Львовщине этот показатель еще больше — примерно на 15%. Население покупает меньше овощей, фруктов, рыбы. Большая проблема с реализацией мяса, молока. Потребление молока в Украине уже опустилось ниже уровня физиологической потребности.

Желание регулировать всегда заканчивается плохо

Иван Стефанишин, эксперт по агропромышленным вопросам, считает, что каких-то важных проблем с продуктами нет. Украина не относится к странам, более всего пострадавшим из-за погодных условий. Ажиотаж вокруг многих продуктов создан искусственно.

Но проблемы с ценами, как он считает, все же есть. Однако руководящими указаниями и запретами в рыночных условиях цены снизить не удается. Регулировать цены, по мнению эксперта, нужно не тогда, когда произведена готовая продукция, а на более раннем этапе. Стремясь регулировать цены, правительство вводит определенные ограничения. На уровень рентабельности, на торговую надбавку, запрет на экспорт зерна или определенных видов сельхозтоваров. Но по правилам игры, если продукция уже изготовлена, то производитель израсходовал конкретные ресурсы, и себестоимость уже сформирована. И когда на этапе реализации вступает в силу какой-то запрет, с его исполнением возникают проблемы. Производитель упрямо ищет способ не только вернуть свои затраты, но и получить доход. В случае воспрепятствования в следующем году невыгодную культуру крестьяне просто перестанут выращивать.

Невыгодно — не производят. Так было с гречихой. Когда возникла проблема ее дефицита, власть взялась регулировать цену и потерпела фиаско. Дешевле, чем по 13 гривен за килограмм, гречки во Львове не найти.

Кто виноват?

Площади под гречихой уменьшались три года подряд, и никто этого не замечал. Малорентабельной эта культура стала три-четыре года назад. Мало того, что выращивать ее технологически сложно и не каждый производитель за это возьмется, так еще и у власти возникает желание повлиять на ее цену. В нынешнем году собрали лишь
160 тысяч тонн гречихи. Этого якобы и достаточно для потребления, однако нет возможности создать запасы. Чем удачно воспользовались спекулянты.

Теперь, по словам И.Стефанишина, назревает проблема с рожью. Площади под ней продолжают уменьшаться. Ржи уже недостаточно. А эта культура незаменима для изготовления социально значимых сортов хлеба. Однако в соответствующем министерстве отреагируют, когда жареный петух в темечко клюнет. Тогда снова «закукарекают», но ржаного зерна в государственных закромах от этого не станет больше.

Нужно долгосрочное планирование

Чтобы достичь успеха и иметь настоящее влияние на цены, желательные показатели следует озвучивать еще до начала производственного цикла. То есть сельхозпроизводители с осени должны знать, что нужно вырастить, какими будут затраты и какой окажется рентабельность. Иначе говоря, и в наших рыночных условиях правительство должно прибегать к планированию.

— Нужно хотя бы среднесрочное — на два-три года — планирование, построенное на экономических рычагах влияния, — через систему государственной поддержки, через инвестиционные проекты. Должны действовать Аграрный фонд, Государственный резерв, товарные биржи, — считает Иван Стефанишин.

При этом, по его мнению, планирование нужно увязывать с ресурсами, их стоимостью. У нас никто не говорит, что затраты на выращивание сельхозкультур возрастают. Например, затраты на выращивание картофеля в 2009—2010 годах возросли на 20%. Дорожают горючее, удобрения, средства защиты. Сегодня в сельском хозяйстве самые низкие зарплаты, и их приходится повышать, поскольку из села бегут специалисты. Все это неминуемо сказывается на ценах, по которым сельхозпродукция поступает на реализацию.

Проблемы возникают из-за отсутствия системного планирования. В рыночных условиях из-за финансирования определенных программ также планируются мотивационные моменты. У нас всегда масштаб больше, а конкретных решений очень мало. В России, например, сельхозпроизводителям возвращают часть стоимости израсходованного горючего, удобрений. Так же делается и в странах Евросоюза. Затем, прежде всего благодаря системной дотационной поддержке, их сельхозпродукция становится дешевле, а следовательно, конкурентоспособной на рынке Украины.

Это не означает, что государство должно вкладывать деньги в производство сельскохозяйственной продукции. Но оно обязано создать условия за счет государственных программ в части логистики — перевозки, сохранения и других вещей, которые будут стимулировать производство, позволят формировать доступную для перерабатывающей промышленности цену. Вместе с тем такие действия власти делали бы сельскохозяйственное производство рентабельным и жизнеспособным.

Рассказывают, что еще в начале прошлого века во время цветения садов по селам ходил, выражаясь современным языком, инвестор. Увидев красивый цвет яблонь, он заключал с их владельцем договор и давал задаток. Крестьянин всячески заботился о будущем урожае. А когда осенью плоды перекочевывали в амбар, наступало время полного расчета. Каждый получал свое: крестьянин — деньги, покупатель — качественный урожай.

— На селе есть такие периоды в году, когда и продукции уже нет, и денег еще нет, — отмечает Иван Стефанишин. — Тогда государство должно помогать. Например, оплачивать сельхозпроизводителю хотя бы 30—35 процентов стоимости следующего урожая. Тогда, конечно, можно было бы регулировать цену на зерно. И она бы не повышалась до уровня 1600—1700 гривен за тонну, как было в этом году...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно