Куда «уплывут» Желтые Воды?

12 декабря, 2008, 16:20 Распечатать Выпуск №47, 12 декабря-19 декабря

Еще в октябре этого года Служба безопасности Украины направила письмо первому заместителю главы секретариата президента Александру Шлапаку, являющемуся одновременно представителем президента в Кабинете министров...

Еще в октябре этого года Служба безопасности Украины направила письмо первому заместителю главы секретариата президента Александру Шлапаку, являющемуся одновременно представителем президента в Кабинете министров. В нем речь шла о проблемной ситуации вокруг согласования горного отвода шахте «Ингульская» ГП «Восточный горно-обогатительный комбинат» органами местного самоуправления Кировоградской области, где сосредоточены основные производственные мощности предприятия по добыче урановой руды.

Уже даже этот факт можно расценивать как беспрецедентный слу­чай, поскольку согласование такого документа, как горный отвод (тем более на полезные ископаемые стратегического общегосударст­венного значения), не должно вызывать никаких эксцессов. Ведь прежде чем оказаться на столе председателя городского или областного совета, документ разрабатывает­ся специализированными проектными организациями и проходит все­стороннюю техническую и техноло­гическую экспертизу. Естественно, у депутатов могут возникнуть вопросы. Однако спекулировать согласованием, добиваясь решения каких-то проблем, — это не что иное, как вмешательство власти в хозяйственную деятельность субъекта предпринимательства.

Законодательство этого не при­ветствует. Восточный ГОК пытался склонить к миру Кировоградскую облгосадминистрацию, в зоне влияния которой находятся шахты комбината «Ингульская» и «Смолинская». Ведь рудники исчерпывают свой ресурс. Согласно долгосрочно­му плану развития горных работ, предприятию нужно выйти к новым запасам Центрального мес­торож­дения с проектными 160 тыс. тонн урановой руды в год, чтобы загру­зить перерабатывающие мощности и таким образом обеспечить производство необходимого объема ура­нового концентрата. Без горного отвода (предприятие с января 2007 года покорнейше просит его согласовать) к руде не подступиться.

«Промедление в вопросе согласования горного отвода шахте «Ингульская», — сообщается в уже упомянутом письме СБУ, — угрожает стабильной работе государст­венного предприятия и развитию программы по созданию ядерно-топливного цикла в Украине. Указанное может нанести значительные экономические убытки государству в виде срыва государст­венных контрактов на поставки урана и выполнения стратегических задач, определенных программой «Уран Украины».

То ли в секретариате президента проигнорировали сообщение Службы безопасности Украины, то ли не смогли доказать губернатору Кировоградщины Василию Моцному важность для государства ядерно-топливного цикла в целом и урановых контрактов в частности, но Кировоград­ский областной совет, идя на поводу у облгосадминистрации (которой в свое время делегировала полномочия по регулированию горных отношений), согласование до сих пор так и не предоставил. И не предоставит до тех пор, как категорически заявляет глава ОГА Василий Моцный, пока область не получит наконец финансирование из госбюджета по Государственной программе обеспечения постоянного развития региона добычи и первичной переработки уранового сырья (пока средства на ее выполнение выделяет только местный бюджет), а обе шахты комбината не получат статус отдельных юридических лиц.

— Иначе что же получается? Мы буквально сидим на уране со всеми экологическими и социальными последствиями, отсюда вытекающими, получая от его добычи лишь местные налоги, — говорит глава Кировоградской ОГА Василий Моцный. — Когда же шахты отделятся от Восточного ГОКа, зарегистрируются на нашей территории как юридические лица, область будет иметь прибыль в том числе и от уплачиваемых ими налогов государственного уровня, которые сегодня идут через днепропетровские Желтые Воды, где находится центральный офис комбината и его гидрометаллургический завод, работающий на нашей руде. Я лишь хочу, чтобы Кировоградщина не была больше сырьевым придатком соседней Днепропетровщины. И это в то время, когда именно наши люди своим здоровьем расплачиваются за ядерно-топливный комплекс страны. С этими проблемами мы остались один на один. Поэтому вопрос о горном отводе будет решаться только в комплексе с нашими требованиями. Пусть, в конце концов, дирекция Восточного ГОКа переезжает в Кировоград.

Терпеливо выполняя требования чиновников в обмен на горный отвод, а с ним — на возможность работать, предприятие официально согласовало пакет документов с тремя районными советами области, хотя имело законное право этого не делать. А также заключило соглашение с Ленинским райсоветом Кировограда о социальном партнерстве на 2,6 млн. грн.

— Выполнение остальных требований не в нашей компетенции, — говорит генеральный директор ВостокГОК Александр Сорокин. — Хотя мы со своей стороны делаем все возможное, чтобы Киев услышал тревоги уранодобывающего региона и начал финансировать программу его постоянного развития. Относительно предоставления статуса юридических лиц нашим шахтам, то существующая производственная структура предприятия является оптимальной и обеспечивает единый технологический цикл добычи и переработки урановых руд и выпуска высококачественного концентрата природного урана. Если его разорвать, то производство станет неуправляемым, снизится добыча урана. Нигде в мире, заметьте, урановые шахты не отделены от переработки сырья. Рынка урановой руды вообще не существует, шахты все равно будут поставлять свою продукцию только на наш единственный в стране гидрометаллургический комбинат. Но себестоимость ее значительно возрастет. Не стоит дальше просчитывать цену вопроса для государства, которое в лице НАЭК «Энергоатом» покупает у нас урановый концентрат. Нужно понимать, что предоставление шахтам юридического статуса, на чем настаивают в Кировоградской облгосадминистрации, повлечет за собой большие проблемы для всего энергетического комплекса страны.

Если за требованиями кировоградской власти стоит лишь стремление увеличить в области налоговые поступления, а не уничтожить стопроцентно государст­венный ВостокГОК путем лишения его сырьевой базы с возможной дальнейшей приватизацией новообразованных уранодобывающих предприятий, то есть другой, вполне конструктивный выход. Мы его не только предлагаем, но уже и действуем, распределяя налоги пропорционально валовым затратам, в структуре которых половина приходится на добычу, половина — на переработку. Соответственно распределяются и налоги между Днепропетровской и Киро­воградской областями. Поэтому уве­личить поступления от шахт можно только при условии наращивания добычи руды. Следовательно, снова возвращаемся к многострадальному горному отводу.

Помочь выйти из этого более чем странного уранового клинча не может ни Минтопэнерго, ни Днепропетровская областная власть, не на шутку обеспокоенная судьбой ВостокГОКа. Как сказал Василий Моцный, его коллега — губернатор Днепро­петровщины Виктор Бондарь в дружеской беседе даже предложил перенести границу области и отдать расположенные почти на ней Желтые Воды вместе со всеми налогами и комбинатом под патронат Кировограда, лишь бы только сохранить целостность единственного в стране предприятия по добыче и переработке урановой руды. Василий Моцный от такого широкого жеста (а вместе с ним от мирового скандала), ясное дело, отказался. Однако ни на йоту не поступился своими требованиями.

Конфликт в разгаре. Энерге­тики в отчаянии. Кировоград сохраняет невозмутимое спокойствие, создавая стране доморощенный урановый кризис при росте мирового спроса на уран и необходимости полностью обеспечить потребности отечественного атомно-энергетического сектора собст­венным урановым сырьем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно